Wonderland

[read in english]

wonderland2000 (C) Константин Рогов

jackland@mail.ru 
http://lavka.cityonline.ru 
 

          Первые двадцать лет своей жизни
          он был настоящим пленником, хотя и не
          всегда это понимал. Последние два года...
          Последние два года - сплошная катастрофа,
          горько признался он себе. И сейчас - его
          последний шанс. А что дальше? Об этом
          лучше не думать. Нет смысла. Нет, на этот
          раз все получится.
          Lois M. Bujold "Mirror Dance"

 
Черное небо над головой. Тусклые огни города где-то рядом. И шелестящий дождь, 
тихий и холодный.
Вот ты стоишь на самом краю, а перед тобой - пустота. Девять этажей - вниз, вниз 
и вниз... Это не кроличья нора, Алиса. Это замершая бездна, жадно ждущая твоего 
прихода.
Я стою справа от тебя. Мой враг стоит слева. Тебе не хочется умирать, но тогда 
тебе придется решать, Алиса.
Тебе, девочка. Только тебе решать.
Я не знаю, плачешь ли ты, или это просто дождь на твоем лице.
Просто...

6D61747269786D61747269786D61747269786D61747269786D6174726978

"Никто и не говорил, что это будет легко", - подумала она, словно отвечая сама 
себе. Что толку жаловаться на жизнь? Надо доделать то, за что взялась. Так 
всегда учил ее отец.

Подавив отвращение, она ухватила мертвеца за ноги и с трудом оттащила к стене, 
стараясь не смотреть в его остекленевшие, казалось в чем-то ее обвинявшие глаза. 
Парень оказался тяжелее, чем она думала, хотя ей доводилось где-то читать, что 
люди после смерти становятся легче. Руки ее дрожали.

Алиса неловко обшарила его карманы, выудив тяжелый пистолет и две запасных 
обоймы. Потом забросала труп картонными коробками, вытащенными из мусорного 
бака. Отошла на несколько шагов и критически осмотрела дело рук своих. Вроде бы 
незаметно со стороны, если, конечно, не приглядываться специально.

Сунув пистолет во внутренний карман куртки, рядом со стопкой мини-дисков, 
перетянутых маслянистой резинкой презерватива, она выскользнула из переулка. 
Надо убраться отсюда - и чем скорее - тем лучше.

6D61747269786D61747269786D61747269786D61747269786D6174726978

Порой ожидание становится просто невыносимым. Но сейчас у нас много работы. 
Происходит что-то странное во всей структуре Матрицы. Незапланированные 
изменения и сбои.
Мы пытаемся найти причину, но безуспешно.

Я обшариваю подозрительный участок, проверяя все, что только можно.
Ничего.
Спускаюсь по грязным ступенькам в кафе, ютящееся в полуподвальном помещении.
Я привлекаю внимание. Это нормально. Самые обычные люди.
Спрашиваю у бармена, не происходило ли здесь чего-нибудь странного. Он принимает 
меня за сотрудника местных спецслужб, что, впрочем, недалеко от истины. Качает 
головой и заверяет меня, что здесь всегда все в порядке и он может предоставить 
все надлежащие разрешения налоговых, санитарных и прочих инстанций. Это меня не 
интересует.
Еще раз проверяю все вокруг. 
Это должно быть близко.
- Здесь есть запасной выход?
Он кивает на дверь, в глубине помещения.
Я попадаю в проулок между двумя домами.
Возле мусорного бака я нахожу тело, забросанное картонными коробками. Хотелось 
бы знать, что здесь произошло, но мы не в состоянии записывать каждое событие 
происходящее в Матрице.
Мне пора возвращаться.

6D61747269786D61747269786D61747269786D61747269786D6174726978

Желтоватый свет ламп действовал на нее успокаивающе. Алиса выбрала сиденье 
посредине пустого вагона. Поезд набирал скорость. Маршрут не имеел значения, - 
ей просто нужно немного времени, чтобы подумать.
Подумать о доме.

Сион чем-то походил на этот поезд. Чем? Там тоже не было неба. Всю свою жизнь под 
стальными сводами.

Все семнадцать лет. Впервые войдя в Матрицу, она испугалась, хотя отец 
использовал тренажеры-симуляторы ВР, для того, чтобы подготовить ее к ощущению 
открытого пространства. Потом испуг сменился восхищением. Но все равно там - 
снаружи, Алисе было как-то не по себе.

Но она была твердо уверена, что не хочет возвращаться. Нет. Здесь ее место. 
Теперь, когда ее отец мертв...
Не думай об отце! Теперь ты одна, и ты должна быть сильной.
Сильной... да.

Она вытащила пистолет, повертела его в руках. Он оказался неожиданно тяжелым. 
Отец не учил ее пользоваться оружием. Это казалось ему ненужным.
Ведь все было так хорошо, до сегодняшнего вечера, когда там, в переулке возле 
кафе, она впервые убила человека...

6D61747269786D61747269786D61747269786D61747269786D6174726978

Я проверил данные о активности повстанцев. Прямо в точку. Они тоже 
заинтересовались природой нарушений в Матрице. Это не их рук дело. Они приходили 
незадолго до или вскоре после нас.

Проверяют результаты воздействий? Или охотятся за источником нарушений? Оба 
варианта казались достаточно перспективными. Возможно, стоит устроить им парочку 
встреч - в тех местах, где будут зафиксированы последующие аномалии.

6D61747269786D61747269786D61747269786D61747269786D6174726978

Поезд остановился у высокой платформы. От телефонной будки, стоящей возле 
здания маленького, скрытого ночными тенями вокзала, отделилась черная тень.
Дверь отъехала в сторону с тяжелым скрипом.
Алиса подняла голову, посмотрев на вошедшего в вагон человека.
Сердце замерло на миг, показавшийся целой вечностью, а затем бешено забилось.
Он был одет в привычные черные джинсы и куртку, из-под которой выглядывал ворот 
синего вязаного пуловера. Волосы аккуратно зачесаны назад, на лице играет 
приветливая мягкая улыбка.
И глаза... голубые глаза, которые притягивали ее, звали и манили, тихо 
нашептывая сладкие обещания, заставлявшие тело вздрагивать в сладостной 
истоме...
Алиса резко встряхнула головой, с трудом избавляясь от наваждения. Покрепче 
сжала рукоять тяжелого пистолета, отбросила со лба растрепавшуюся челку.
- Здравствуй.
Он сделал шаг, второй, третий...
- Привет, - отозвалась девушка, поднимая пистолет. - Стой. Ближе не подходи.
Механический голос машиниста:
- Осторожно, двери закрываются.
Филип остановился, чуть вздрогнув, покачнулся, когда поезд тронулся, и оперся 
рукой о спинку сиденья.
- Никак не ожидал, - тихо сказал он. - Мы давно не виделись и вот - такой 
нелюбезный прием.
- А ты ожидал, что я упаду в твои объятья? - усмехнувшись, поинтересовалась 
Алиса.

Правильно. Будь грубой, злой, резкой. Выведи его из себя, чтобы он сбросил свою 
маску. Только не поддавайся его чарам.

- Что случилось, Алиса? - грустно поинтересовался Филип, слегка склонив голову 
на бок. - Ты исчезла так неожиданно. Мы... я искал тебя, искал везде, но не смог 
найти.
- Интересно получается. "Мы", "я"... За кого ты говоришь, Филип? Только за себя 
или за людей Сиона?
- А есть ли разница? Мы все - твоя семья, Алиса. Мы беспокоимся за тебя. Нам 
хотелось бы знать, что у тебя все в порядке, помочь тебе, если что-то не так.
- Спасибо за заботу. Все хорошо. Теперь, когда ты это знаешь, можешь уйти.
Филип осторожно присел на сиденье, закинул ногу на ногу. Смерив взглядом 
разделявшее их расстояние - почти три метра - Алиса немного расслабилась.
- Когда-то ты была рада моему обществу.
- Все изменилось.
- Не хотелось бы думать, что ты теперь ненавидишь меня.
- А я должна любить тебя?
- Почему бы и нет? Ведь я тебя люблю, Алиса, люблю всем сердцем и ты это знаешь.
Резкий всплеск злости.

Знаю, милый, знаю. Но разве это можно назвать любовью?

Девушка вновь вскинула пистолет, целясь Филипу в лицо.
- И поэтому ты убил моего отца? Назови мне хоть одну причину, почему я сейчас не 
должна вышибить тебе мозги.
- Мне больно это говорить, Алиса, но ты должна понять меня. Твой отец был 
предателем. Он предал Сион. Он хотел...
- Да ты понятия не имеешь, что она хотел! Вы убили его только за то, что он не 
желал помогать вам разрушить Матрицу!
- Кто не с нами - то против нас. Это аксиома.
- Пошел ты в задницу, Филип. Убирайся.
- Алиса, не повторяй его ошибок. Помоги нам, помоги Сиону, и мы с тобой, ты и я 
- мы будем счастливы вместе. Помнишь, мы мечтали о том, как будем жить вместе, у 
нас будут дети...
Жить с тобой?! Ты мне отвратителен, Филип, неужели ты не понимаешь?
- Я не хочу, чтобы мои дети выросли под землей. Я не хочу, чтобы они провели 
свои жизни в консервных банках ваших кораблей. Я не хочу жить вместе с убийцей 
своего отца.
- Ты хочешь, чтобы твои дети росли здесь? - Филип неопредленно взмахнул рукой. - 
Это все ненастоящее. Это рабское существование. Они будут лишь элементами 
питания для Матрицы, программы-монстра. Это даже нельзя назвать жизнью.
- Убирайся, или я выстрелю! 
Филип поднялся.
- Ты совершаешь ошибку, Алиса. Либо ты будешь сотрудничать с нами, либо нам 
придется... устранить тебя, чтобы ты не попала в руки агентов.
- Устранить... ты сам убьешь меня, Филип?
Его лицо не дрогнуло.
- Если это будет нужно во имя интересов Сиона - да. Нам нужны файлы с записями 
исследований твоего отца. Нам нужно знать разработанный им принцип 
альтернативного подключения к Матрице. Нам нужна ты, Алиса, потому что твои 
способности могут склонить чашу весов на нашу сторону в этой борьбе. Подумай 
сама, за кого ты будешь сражаться - за людей или за машины. 
Поезд замедлил ход.
- Я не приму ничью сторону. Оставьте меня в покое. Я хочу жить своей жизнью.
- Это невозможно. Ты должна выбрать. Когда мы встретимся в следующий раз - я 
потребую от тебя ответ.
- Он будет таким же, как сейчас.
Пожав плечами, Филип вышел. Алиса смотрела, как он, переговорив по мобильному 
телефону, зашагал в сторону платной автостоянки.
Подонок.

24 часа в сутки
- горели неоновые буквы.

Вторую часть надписи закрывала коробка трансформатора, и рассмотреть ее девушке 
не удалось.
Алиса вздохнула, устало опустив руки на колени. Только теперь она заметила, что 
не сняла пистолет с предохранителя. Впрочем, это не имело значения. Она все 
равно не смогла бы в него выстрелить.

Закрыв глаза, она представила себе свое тело, покоящееся в ложе, увитом 
змеящимися клубками проводов.
Глубокий вдох, выдох, вдох, выдох, вдох, выдох... и она вышла из Матрицы.


6D61747269786D61747269786D61747269786D61747269786D6174726978

Еще одна аномалия. Прекрасно.

Боль, которая перемалывает мое тело, лишь досадная помеха, на которой я не 
акцентирую внимания.
Рождение. Этим все сказано.

Потрепанная электричка, неспешно плетущаяся по рельсам.
Я перехожу из вагона в вагон, не обращая внимания на немногочисленных 
пассажиров. Большинство из них опускает глаза при моем приближении.
Шумная стайка подростков замолкает, настороженно наблюдая. Один ныряет в туалет. 
В воздухе - характерный запах марихуаны, но это - не то, что мне нужно.
Я прохожу в следующий вагон. Он пуст, но изменения были именно здесь. Я еще 
чувствую их - затягивающиеся прорехи в ткани Матрицы. Раны, кровоточащие потоком 
бессмысленно перемешанных кодов.
Кто-то был здесь. Потом ушел. Отключился.
Но здесь нет подходящей линии. Здесь нет телефона. Это место по определению не 
может быть точкой входа-выхода. Я чувствую себя гончей, напавшей на след. 
Изменения произошли совсем недавно.

На следующей станции я выхожу.

Мне надо проверить предыдущую. Я останавливаю патрульную машину, показываю 
подходящее случаю удостоверение и объясняю, куда ехать. Мой внешний вид не 
вызывает у патрульных желания возражать.
- Быстрее, - приказываю я.
Скорость - около ста пятидесяти километров. Мелькают дачные домики вдоль дороги.

Хорошо. Очень хорошо.

24 часа в сутки
Виртуальная реальность

Такие заведения разбросаны по всей Матрице. Кто, как не мы - лучшие специалисты 
в этой сфере? Это своего рода тестирующий центр, позволяющий нам выявлять 
наиболее способных. 
Тех, кто может стать агентом. Или повстанцем.
Мы вербуем их. Или убиваем.
Не такая уж большая разница.
Для рода людского эти души уже потеряны.
Здесь есть записывающая аппаратура. Радиус действия небольшой, но записывается 
все происходящее. Записывается, просматривается, анализируется и отправляется в 
архив.
Переговорив с нужным человеком, я получаю запись.
Так я нашел Ее.

6D61747269786D61747269786D61747269786D61747269786D6174726978

Приняв душ, она смыла грязь и пот, но не усталость.
Усталость осталась, а с ней и ее верная подруга - тихая апатия, незаметно 
погружающая девушку в состояние полудремы. Апатия может сменится равнодушием, 
равнодушие - помешательством, а там - оп, и вот она уже перерезает себе вены 
бритвенным лезвием.
Лезвия лежат в синей коробочке на нижней полке папиной тумбочки, - услужливо 
шепчет память.
Алиса покачала головой, прогоняя назойливые мысли прочь и нажала на кнопку 
пищевого автомата.
В подставленную чашку полилась вязкая струя желтоватой жидкости. Питательная 
смесь, содержащая белки, витамины, микроэлементы и все прочее.

Все, что необходимо для поддержания жизни одинокой человеческой особи.

Смешок.
Алиса неторопливо помешивала ужин ложкой.
Филип сказал, что люди Сиона убьют ее, если она не поможет им разрушить Матрицу. 
Агенты Матрицы убьют ее без всяких разговоров. Что же ей делать? Провести всю 
жизнь в стальной капсуле папиного корабля, постепенно превращаясь в безумную 
старуху? Подключаться к Матрице редкими набегами, постоянно прячась и 
оглядываясь?
Нет. Она хотела ЖИТЬ там. Не прятаться, не убегать, - просто ЖИТЬ. И все было 
хорошо до сегодняшнего дня. Дня, когда она впервые убила человека. Пусть не 
желая того, но...


Он навалился на нее, тяжело дыша, стараясь расстегнуть ширинку на брюках.
- Пусти! Пусти или я закричу!
Она уже кричала.
- Заткнись, сука, - он ударил ее по щеке. - Ты ведь сама этого хочешь, хочешь, 
чтобы я тебя трахнул, хочешь, да?..
Коленом он пытался раздвинуть ей ноги.


Он казался таким милым, таким остроумным, симпатичным молодым человеком. Он знал 
множество анекдотов, прекрасно танцевал, держался уверенно и был элегантен. 
Алиса и представить не могла...


- За все надо платить. Думала, подинамишь меня - и все? Ну давай, ты же не в 
первый раз! - почти рычал он.
У нее не хватало сил, чтобы отбросить его. И она никогда не использовала 
программы обучения по самообороне. Это было ошибкой. Но она могла, она могла...
Алиса закрыла глаза, расслабляясь...
Он решил, что она сдалась.
- Вот и умница, тебе будет хорошо, я обещаю! - прохрипел он, впиваясь в ее 
плотно сжатые губы.
Его руки уже стягивали с нее трусики.
Галстук. Хороший, стильный, явно дорогой галстук. Алиса представила, как он 
превращается в удавку. Жесткая прочная как сталь веревка тянет его вверх...
Она услышала сдавленный хрип и давление ослабло.
Приоткрыла глаза...
Его тело судорожно дергалось в воздухе, ноги на метр не доставали до земли.
Алисе стало страшно. Она хотела всего лишь оттащить его от себя... Это надо 
прекратить.
Она снова закрыла глаза.
Вот удавка расслабляется, тело падает на землю... Нет, мягче... Опускается...
Он пытался изнасиловать меня.
Не думай об этом, не думай!!!
Медленно опускается на землю...
Сволочь, подонок, ублюдок, гадина...
Она сжала кулаки, да так, что ногти впились в ладони до крови.
Тошнотворный хруст.
Алиса не сразу поняла, что это хруст ломающихся костей.
Гнев мгновенно сменился испугом. Глухой удар тела, падающего на землю.
Тишина.
Мертвая тишина.
Нет, не может быть... Пожалуйста, не надо...
Девушка медленно открыла глаза.
Он был мертв.

Прекрати.
Она совсем вымоталась.
Надо отдохнуть. Поспать.

Перед тем как лечь, она зашла в папину каюту и долго стояла у самого порога. 
Просто стояла и смотрела.

Папа, папочка, как же мне тебя не хватает.

Потом Алиса отключила освещение - впервые с тех пор, как умер отец.
Уже лежа в постели, почувствовала, как к горлу подкатывает сухой, колючий комок - 
и разрыдалась.

6D61747269786D61747269786D61747269786D61747269786D6174726978

Это место, где тел не существует.
Чистая виртуальность.
Лишь наш разум.
Я не могу передать это словами. Да и незачем. Вам все равно не понять.

Матрица не отвечает слишком долго.

Я жду, попутно отправляя на анализ различные варианты предстоящего. Я должен 
буду убить эту девушку. Это должно быть интересно, учитывая ее явно неординарные 
способности. Может быть она и есть - Избранный? Нет. Согласно имеющимся у нас 
данным Избранный должен быть рожден в Матрице. Она же - человек из Сиона. Мы не 
смогли найти никаких данных о ней. Ответ напрашивается сам собой: кто-то в Сионе 
смог создать новый интерфейс. Что, если они запустят его в массовое производство? 
К чему приведет появление десятков таких, как она?

Хаос. Безумие. Кровопролитие.

Уничтожить. Уничтожить быстро и безжалостно, так чтобы у людей Сиона не осталось 
никаких сомнений в том, что новый интерфейс неэффективен. Тогда катастрофы можно 
будет избежать.

Ответы аналитической программы на мои запросы выдают еще более мрачные прогнозы.

Я начинаю готовиться. Отбрасываю все лишнее, наглухо зацикливаю целые блоки 
кодов и вырезаю их. Моя цель - повышение быстродействия. Я буду сражаться не 
один, но каждый из нас должен будет выдать все, на что он способен.

Я жду долго.

А потом приходит боль, и я принимаю ее с радостью.
Я купаюсь в океане боли, терзающей меня. Я готов.

Яркие полосы света тускнеют, сияющие потоки струящихся данных сливаются в четкую 
картину мира. Приказ Матрицы уже во мне. Он стал моей целью. Новой целью.

Хмурое девятиэтажное здание. У подъезда - плачущий котенок. Его плач переходит в 
какое-то истошное завывание, когда ткань Матрицы перекраивается. Еще один агент.
- Она на крыше, - говорит он. - Не одна.
- Стой, - останавливаю я его. - Она нужна нам живой.
Это заставляет его замереть. Он смотрит на меня, сквозь стекла темных очков.
- Таково указание, - добавляю я.
- Она опасна, - возражает он. - Она должна умереть.
- Нет.
Я медленно шагаю вперед, загораживая ему вход.
- Она поможет нам разрушить Сион. Она - оттуда. Возможно, она знает коды.
- Вряд ли. Риск слишком велик.
- Мы должны попытаться убедить ее.
- В этом нет необходимости.
- Матрица считает иначе. 
- Каждый из нас волен принимать свои собственные решения, исходя из интересов 
безопасности самой же Матрицы, - напоминает он мне. - Девушку необходимо 
уничтожить.
- Хорошо, - говорю я. - Я принимаю твои доводы.
Он смотрит на меня несколько мгновений, потом удовлетворенно склоняет голову.
Я пропускаю его вперед, а потом - стреляю и, прежде чем он успеет уйти, стираю 
его программу - все, до чего успеваю дотянуться.
Но те двое, которые спустя несколько мгновений появляются позади, не оставляют 
мне шансов.

6D61747269786D61747269786D61747269786D61747269786D6174726978 

- Ты заставила нас побегать, Алиса, - Филип тяжело дышит, утирая с лица кровь.
Девушка отступает назад не сводя с него напряженного взгляда.
- Ты должна принять решение.
Внизу что-то происходит. Что-то страшное. Волны искажений доходят даже до этого 
места. Пространство скручивается узлом. За спиной Филипа на миг вырастает 
чудовищный лес металлических антенн, потом - моргнув несколько раз - пропадает. 
Внезапно налетевший ветер, заставляет противников пригнуться.
- Я отказываюсь помогать вам, - повторяет Алиса.
- Но быть может, ты поможешь нам? - спрашивает чей-то размеренный голос.
Агент стоящий на крыше выглядит усталым и помятым. Левая половина его тела 
странно подергивается.
Чеширский кот улыбается. Вы не могли бы не исчезать так внезапно, сэр?
- Встань на нашу сторону, и мы позволим тебе жить здесь, в Матрице. Жить так как 
ты захочешь. Быть тем, кем тебе заблагорассудиться. Все, что пожелаешь.
- Ты предашь людей? - шипит Филип.
- Не предам, - отвечает Алиса. - Я не буду сражаться ни на стороне Матрицы, ни 
на стороне повстанцев. Я даю слово. Просто оставьте меня в покое и я обещаю, что 
никогда не доставлю вам никаких хлопот. Это ведь разумно? 
- Нет, - отвечает Филип.
- Нет, - говорит агент. - Ты слишком сильна, чтобы оставаться в стороне. Тебе 
придется выбрать. 
- Я не хочу выбирать! Слышите?! НЕ ХОЧУ! Вы оба мне отвратительны! Для вас я 
всего лишь инструмент! Я хочу быть человеком! Неужели вы не можете этого 
понять?!
- Все мы - инструменты, - пожимает плечами агент. - И мы можем лишь выбирать, для 
чего нас будут использовать.
- Не хочу, - шепчет она.
- Встань на нашу сторону.
- Помоги людям.
- Сохрани этот мир. Ты ведь любишь его.
- Уничтожь Матрицу. Это чудовище.
- Люди Сиона безумны. Их надо остановить.
- Если ты...
- Если ты...
    - ... не поможешь нам...
    - ... не поможешь нам...
          - ... мы убьем тебя.
          - ... мы убьем тебя.

6D61747269786D61747269786D61747269786D61747269786D6174726978

Черное небо над головой. Тусклые огни города где-то рядом. И шелестящий дождь, 
тихий и холодный.
Вот ты стоишь на самом краю, а перед тобой - пустота. Девять этажей - вниз, вниз 
и вниз... Это не кроличья нора, Алиса. Это замершая бездна, жадно ждущая твоего 
прихода.
Я стою справа от тебя. Мой враг стоит слева. Тебе не хочется умирать, но тогда 
тебе придется решать, Алиса.
Тебе, девочка. Только тебе решать.
Я не знаю, плачешь ли ты, или это просто дождь на твоем лице.
Просто...
... дождь.
Она шагнула вперед.
Мир вздрогнул.
Я помню ее лицо. Я никогда не сотру его из моей памяти - я должен помнить, ради 
чего мы сражаемся.
Тогда я посмотрел на своего врага. Я посмотрел в его глаза, и он побледнел, 
поняв, что его ждет.
 
 
Вот в общем-то и все.
Мы нашли ее тело. Она мертва - в этом нет никаких сомнений.
Но одна вещь не дает мне покоя.
Когда Алиса упала - в Матрице произошло изменение.
И мы не знаем, что изменилось в тот миг.
 
 
04-05/00
Записано - Agent_Jack

Attention! You are viewing OLD version of the page. Click here for the new version of Other Side/Matrixagents.net site:
http://www.matrixagents.net.
Please update your links and bookmarks.