[Возвращение]

 

00 (С) Константин Рогов (agent Jack)





Лане.
Мне нравиться то, что ты делаешь.






Было бы ошибкой  считать  их  лишь  тенями,  актерами  второго  плана,
статистами, заучившими две скупые строчки сценария. Это неправильно. У
каждого из них своя история,  своя жизнь и то что следует за ней  -  в
Матрице ли или за ее пределами.  За каждым из них стоит больше, чем мы
можем себе представить и больше чем мы когда-нибудь узнаем.

6D61747269786D61747269786D61747269786D61747269786D6174726978

Ожидающий беспокоил Мартина все больше и больше.  Мартин  не  смог  бы
точно сформулировать причины своего беспокойства. Был ли это явственно
прослеживающийся надрыв в хрипящем голосе  или  та  ярость  с  которой
проповедовал  Отступник  или  хищное  трепетание  языков  зеленоватого
пламени, которое было сродни неконтролируемой дрожи неврастеника?

Все чаще,  приходя к пересохшему фонтану на одну из  площадей  Темного
Города,  Мартин  ловил  себя  на  мысли,  что  провал  плана со Спящим
отразился  на  Ожидающем  самым  негативным  образом.   Компенсирующий
несдержанность  Ожидающего  фактор в лице Хранителя исчез.  Спящий был
погребен под обломками уничтоженной имитации,  а может и не  погребен,
но никаких явственных признаков его присутствия Мартин не мог уловить.
Лишь изредка смутные ощущения,  нечеткие тени, проскальзывающие рядом,
тихий  шорох  помех  и запутавшиеся нити узора Матери словно намекали,
что Спящий еще существует,  похоронен в могильном склепе  под  ворохом
никому  не  нужных  терабайт  хаотичной  и неупорядоченной информации,
которую давным-давно  следовало  стереть.  Хранитель  мог  бы  сказать
точно,  будь он жив - на то он и Хранитель, но, по утверждениям самого
Ожидающего,  Хранитель был стерт воплощением безумия, Древней по имени
Сохмет или Алиса, как она сама себя называла.

- И  придет  день  и  придет час,  истинно говорю я вам,  когда рухнет
тирания, когда содрогнутся хрустальные троны тиранов; когда закричат в
ужасе Высшие,  погружаясь в небытие,  - так говорил Ожидающий, говорил
обвившись зеленой коброй вокруг бронзового торса плачущего  о  свободе
агента.

Мартин слушал.

Слушали и другие одиннадцать, склонив головы, сев кругом на обжигающих
холодом камнях. Внимали они каждому слову безумца. Внимали рассказам о
свободе, которая была дана им Ожидающим и о свободе которую они, с его
помощью, принесут всем живущим во чреве Матери.

- И были вы Избранны - все двенадцать,  как  и  предсказано  Оракулом,
дабы перевернуть оба мира и изменить их лик...

Все двенадцать.  Мартин  часто размышлял о том,  почему именно на этом
числе остановился Ожидающий.  Мнил ли он себя новым Спасителем, а их -
своими апостолами?  Верил ли в то,  что говорил,  искажая каноническое
пророчество Оракулов, древнее, как сама Мать? Или лишь использовал его
в качестве метафоры?..

Глядя в  бездонные,  черные  провалы глаз Ожидающего этого нельзя было
понять. Разум нынешнего главы Отступников, как подозревал Мартин, ушел
от человеческого слишком далеко по той тропе,  что уводит через сумрак
во тьму, и затем выводит к свету... или не выводит. В любом случае это
не столь важно теперь.

- Мартин,  - лик Ожидающего повернулся в его сторону. - Ты был первым.
Ты  служил  Свободе  дольше  все  прочих  и  в  службе  своей  ты  был
бескорыстен и честен...

Лица прочих  одиннадцати  обернулись  к  нему.  Мартин  слегка кивнул,
принимая сказанное не как похвалу,  но как данность.  Он на самом деле
был  одним  из  первых,  кого  призвал  на  службу Триумвират.  Он был
единственным  из  присутствующих,  кто  видел  воочию  Хранителя,  кто
помогал осуществлять план пробуждения. Остальные пришли сюда уже после
Низвержения,  слишком испуганные, слишком запутавшиеся и отчаявшиеся в
своих  поисках,  чтобы  сколь  угодно  страшные  угрозы  Высших  могли
остановить их.

- Совсем недавно Высшие вновь посягнули на  нашу  Свободу.  Они  вновь
возжелали ее лишь для себя, стремясь отнять у нас право самим выбирать
свои пути и свою судьбу.  Они вторглись в Темный  Город.  Вторглись  в
обитель, священную для всех кто верно служит Матери...

- Узор  нестабилен,  -  сказал  Мартин.  - И нити паутины еще дрожат в
волнении привнесенном ими сюда.

- Они не сами пришли.  Они лишь игрушки Древней Злобы и Ненависти, они
лишь проводники Безумия и Страха,  глупцы, слепо выполняющие волю той,
чья тень незримо царит над ними...

Мартина раздражала  манера  Ожидающего  произносить  слова  словно   с
большой  буквы,  персонифицируя  и  придавая символам некую мифическую
значимость.  Из  всех  агентов  Матери  Мартин  был  одним  из   самых
практичных, хотя и удивился бы, узнай он об этом.

Голос Ожидающего становился все громче, и языки пламени взвились вверх
жадно обгладывая бронзовую фигуру. Кто-то из агентов затянул литанию -
беззвучный   гимн,   перебирая  натянутые  струны  узора.  По  площади
прокатился ветер,  словно вздох божества;  прокатился,  сметая  мелкие
камни, кружа и подбрасывая вверх опавшую листву.

- ... имя ее - Сохмет.

Вспышка молнии. Удар грома.

Совсем рядом, совсем близко.

Мартину почудилось,   что  краем  глаза  он  заметил  женскую  фигуру,
прислонившуюся к стене одного из домов, но - лишь почудилось. Когда он
повернул голову и молния сверкнула снова - там никого не было.

- Пришло время расплаты. Враги падут к нашим ногам - один за другим, и
она - будет первой. Во благо Матрицы...

- Во благо Матрицы, - хором повторили агенты.

- На битву с Древним Злом ты призовешь другое Зло,  Мартин,  -  сказал
Ожидающий. - И пожрут они друг друга и сгинут во мраке Небытия...

- Во благо Матрицы, - склонил голову Мартин.

Он понял,  чего  хочет  Ожидающий.  Понял  -  будучи  единственным  из
двенадцати, способным понять и выполнить повеление.

6D61747269786D61747269786D61747269786D61747269786D6174726978

Я внимательно осмотрел застывшее в ночи зеленое пламя. Потом:

- Этого и следовало ожидать.

Губы Алисы искривились в легкой улыбке. Она поняла шутку.

Чистый ночной воздух освежал. Ветер гулял по периметру площади, срывая
и  развеевая  клочья  тумана,  меланхолично  стекающего сюда по девяти
прямым стрелам ведущих сюда улиц.

- Что ты сделала с ним?

- Провела десенсибилизацию.

Я только посмотрел  на  нее,  поглаживая  теплую,  серую  спину  кота,
устроившегося у меня на руках.

- Подготовила  "черный  ход"  в  его личность.  На тот случай если мне
потребуется отдать ему приказ.

- Я  был  уверен,  что  ты  убьешь  его,   как   только   представится
возможность.

- Он может быть полезен. Не как союзник, но как враг наших врагов.

- Я хотел бы убить его когда мы закончим.

- Это просьба?

- Да.

- Он - твой. Когда мы закончим.

Я кивнул,  глядя  на  Ожидающего.  Когда-нибудь я рассчитаюсь с ним за
Ольгу.

Алиса сделала круг,  обойдя фонтан.  Ее кожаная одежда поблескивала  и
искрилась  в свете тонкого полумесяца превращая девушку в сотканный из
лунного серебра призрак.

Я наблюдал за  ветром,  кружащим  по  площади  в  вечном  круговороте,
переключившись  на  восприятие  ткани  Матрицы,  изучая  как  это было
сделано.

Изящно. Наверняка - не Ожидающий.

- Меня беспокоят его "апостолы", - вдруг произнесла Древняя.

- Что с ними?

- У них нет сдерживающих программ.

Вир дернулся, навострив уши.

- У меня тоже, - заметил я. - Это тебя не беспокоит?

- Ты - другое дело.  Но двенадцать сумасбродов свободно  разгуливающих
по Матрице, способных творить все, что им заблагорассудится...

- Тринадцать. И какая нам разница? Это проблема Высших.

- Двенадцать. Это вносит слишком много непредсказуемости в игру.

- Ты   ошибаешься.   Тринадцать.  Разве  непредсказуемость  -  не  наш
союзник?.. Да здравствует Хаос!

- Кто еще? Мне известны только двенадцать.

- Его зовут Скол.

- Я запомню...  Да здравствует Хаос! - она улыбнулась своей совершенно
безумной улыбкой.

6D61747269786D61747269786D61747269786D61747269786D6174726978

Мартину пришлось  немало  потрудиться,  прежде чем он нашел нужное ему
место.  Всеблагая Мать не терпит хаоса.  Она  создана  для  порядка  и
скрытые,  вплетенные  в саму основу ее,  программы пусть медленно,  но
верно,  по крохам выкраивая свободные ресурсы,  восстановили  то,  что
было   разрушено.   Восстановили   руководствуясь  своей  собственной,
нечеловеческой логикой.

Наверное поэтому  небо  здесь  было  цвета  спелой  вишни,  а   пейзаж
напоминал творения сюрреалистов.

Мартин прошел  мимо  шести  каменных  колон,  каждая  из  которых была
увенчана какой-то геометрической  фигурой.  Жесткая,  темно-коричневая
трава  шелестела у него под ногами.  Руины громоздились иррациональным
переплетением белых каменных блоков, серых балок и черных, тянущихся к
небесам, словно причудливые заросли, металлических прутьев.

Тихий звон на краешке сознания.

Мартин повернулся  как  раз  вовремя,  чтобы  увидеть,  как сгущается,
темнея воздух,  чтобы принять облик сумрачной фигуры в черных очках  и
строгом костюме.

- Привет, - сказал Мартин.

- Кто ты?

- Ты и сам знаешь, брат.

Прибывший осторожно взобрался на кучу мусора и огляделся.

Мартин определил  приблизительное  направление и принялся растаскивать
завалы.

- Что ты делаешь? - спросил агент.

- Провожу археологические изыскания,  - ответил Мартин. - Ну-ка помоги
мне поднять это.

Он указал  на  массивный  каменный  блок,  весивший не меньше полутора
тонн.

Агент подошел.

- Раз, два, взяли...

Они оттащили блок в сторону,  бросив его на траву.  В последний миг из
зарослей выскочила коричневая зверюшка и с писком метнулась прочь.

- Черт  возьми,  -  удивленно сказал Мартин,  глядя как она исчезает в
траве. - Надо же.

- Самообучающаяся  подпрограмма  имитации   мелкого   травоядного,   -
автоматически произнес агент.

- Как  думаешь,  она  живая?  -  спросил  Мартин.  -  Давай  это  тоже
перетащим.

Они откатили в сторону пару камней.

- Живая? Это всего лишь программа, - ответил агент.

- Мы с тобой тоже всего лишь программы,  брат.  Но это не  мешает  нам
думать и чувствовать.  Сколь сложно это создание? Ощущает ли оно боль,
голод, страх или, к примеру, оргазм при совокуплении с себе подобными?
Или лишь имитирует видимость всего этого?..

- Ты задаешь странные вопросы.

- Привычка. Копаем здесь. Около пяти метров вглубь.

- Но что ты делаешь в этом месте?

- Я уже отвечал на этот вопрос,  - сказал Мартин, отбрасывая в сторону
мелкие камни. - Лучше помоги мне.

Агент поколебался,  но присоединился  к  Мартину,  помогая  разгребать
камни.

- У тебя приказ Матрицы?

- Конечно. Все мы подчиняемся приказам. А как же иначе, брат? - Мартин
бросил на агента удивленный взгляд.

- Почему ты зовешь меня братом? Меня зовут агент Клос.

- Все агенты братья. И сестры.

- Как твое имя?

- Мартин... Посмотри, я не могу вытащить этот прут.

Агент Клос наклонился.

- Ничего удивительного,  ведь он впаян в бетонную плиту. Тебе придется
расчистить вот здесь и здесь тоже, чтобы вытащить его.., - агент вдруг
осекся, замер и стал медленно поворачиваться. - Ты сказал - Мартин?

- Именно,  - кивнул Мартин,  нанося удар сверху-вниз в центр сплетения
узора,   где   пульсировал   мягким  светом,  подобно  биению  сердца,
зеленоватый шарик.

Агент Клос застыл, упав лицом на землю.

- Ничего страшного,  - сказал Мартин, перенеся тело агента в сторону -
под  тень  покосившихся  колонн.  -  Я  просто  подал  сигнал  в  твой
управляющий центр,  имитировав приказ  Высших  и  временно  застопорил
выполнение основной программы.  Я знаю, что ты можешь видеть и слышать
меня,  но не в состоянии делать что-либо еще.  С  тобой  не  случиться
ничего  страшного,  я просто закончу работу и уйду,  а через несколько
часов  сработает  встроенный  в  тебя  таймер,  и  в   Матрицу   уйдет
автоматический  запрос  о  дальнейших  инструкциях.  Если повезет,  то
сигнал скоро заметят и вытащат тебя отсюда.

Агент Клос смотрел на Мартина немигающими глазами.

- Отдыхай пока, - Мартин похлопал его по щеке и вернулся к работе.

Клос прав.  Придется потратить  еще  уйму  времени,  чтобы  расчистить
боковые подходы.

6D61747269786D61747269786D61747269786D61747269786D6174726978

Его звали Скол.

Возможно, имя это ему было дано так давно,  что он уже и сам не помнил
кем и почему.

Возможно также, что он просто не желал помнить причины.

Все терялось в серой туманной пелене:  имена,  даты,  лица и  события.
Темный  Город  укрытый  зыбким сырым покрывалом стирал все ненужное из
памяти. Со временем ты забывал почти все, и Темный Город оставлял тебе
лишь одну, самую важную вещь - умение выживать.


Скол шел по темным улицам,  шел мягкой,  неслышной поступью,  скользил
едва  заметной  тенью.  Расплывчатая,  чуть сгорбленная фигура,  столь
нехарактерно неприметная для агента.

Он умел выживать,  иначе  не  стал  бы  первым  из  тех,  кого  принял
Ожидающий  на  службу  себе.  Иначе он не остался бы в числе тех,  кто
пережил Низвержение Хранителя.


Ожидающий ждал  его  на  своем  излюбленном месте,  обвившись зеленой,
скользкой  змеей  вокруг   бронзовой   фигуры   в   фонтане.   Молчал,
погрузившись в размышления.

Застывший в  тени на самом краю площади Скол немного подождал.  Бывали
случаи,  когда Ожидающий  разговаривал  сам  с  собой  и  порой  Сколу
удавалось узнать кое-что интересное.

На этот  раз  Ожидающий  был  тих.  Только  гулявший  по площади ветер
шелестел листьями, да перекатывал по мостовой мелкие камушки.

Скол тихо  кашлянул,  предупреждая  о  своем  появлении  и  зашагал  к
Ожидающему. Тот не реагировал.

Подойдя ближе  Скол  увидел,  что  зеленый цветок лица Ожидающего тихо
подрагивает.  Черные провалы глаз были затянуты белесой пленкой.  Скол
кашлянул еще раз, потом еще - громче. Он не любил говорить вслух.

Ожидающий по-прежнему казался то ли уснувшим, то ли - мертвым.

Движение за  спиной  Скол скорее угадал,  чем сумел почувствовать.  Он
немедленно скользнул в сторону,  уходя от удара, повернулся все так же
мягко и бесшумно, готовясь к схватке.

Молодая женщина в черной одежде смотрела на него, сжимая в правой руке
тонкий трехгранный стилет.

- Он не мертв,  он просто,  - губы женщины слегка искривились  в  злой
усмешке, - отдыхает.

Скол осторожно попятился.

Женщина больше  не  делала  никаких  попыток  напасть на него.  Просто
стояла и смотрела, как он уходит.

На самом краю площади,  уже готовый в любой миг  улизнуть  по  зеленой
паутине открытого канала в другую часть Матери, Скол рискнул:

- Кто ты?

- Древний враг, - был ответ.

6D61747269786D61747269786D61747269786D61747269786D6174726978

Перистые облака  цвета  апельсина  отбрасывали  на  землю бесформенные
тени.  Никаких признаков солнца или прочих светил не наблюдалось и тем
больше  поводов  было  у сосредоточенно перетаскивающего камни Мартина
задуматься о странностях здешней небесной механики.

Антропоморфное существо с кожей неестественно белой в  условиях  столь
странного  освещения  присев  на  постамент  разбитой статуи задумчиво
наблюдало за Мартином.

- Что ты делаешь? - спросило оно.

- Копаю, - ответил Мартин.

- Это доставляет тебе удовольствие?

- Это моя работа.

Существо вновь замолчало,  некоторое время обдумывая эту мысль.  Тени,
медленно   удлинялись,  начисто  игнорируя  факт  отсутствия  видимого
источника света.

- Я слышал рассказы об этих руинах,  - сказало  существо.  -  Когда-то
здесь  стоял  замок - гордый и прекрасный.  В нем правила Госпожа всех
окрестных земель. Потом пришло зло и была великая битва. Замок рухнул,
а Госпожа пала.

- Примерно так все и было, - подтвердил Мартин.

Снова воцарилось  молчание,  прерываемое  лишь стуком перекатывающихся
камней.

- Говорят она все  еще  там,  под  руинами,  -  неожиданно  заговорило
существо. - Это правда?

Мартин обернулся,    в    первый   раз   заинтересовавшись   необычным
собеседником.  Приглядевшись он понял, что белизна кожи вызвана легким
сиянием   испускаемым   существом.   Кожа   была   бледной  и  местами
просвечивала, обнажая тугие клубки белесых внутренних органов.

- Не думаю, брат, - сказал Мартин. - Как тебя зовут?

- У меня нет имени.

- Совсем нет?

- Нет.  Я пытался дать себе имя,  но как можно сделать это, если ты не
знаешь,  кто ты такой?  Я все еще изучаю свою внутреннюю суть, пытаясь
подобрать  точное  определение   себе,   чтобы   выбранное   мое   имя
соответствовало моей внутренней сущности.

- Я  понимаю,  -  ответил  Мартин и,  упершись ногой в камень,  рывком
вытащил  застрявшее  переплетение  металла,   которое   вполне   могло
называться в прошлом оконной решеткой.

- А ты уже выбрал себе имя?

- Мы не выбираем имен. Нас называют родители. Меня назвали Мартином.

- Странный  обычай.  Как  твои родители могли знать,  что имя подойдет
тебе? Они были пророками?

- Пророками?  Оракулами?  - Мартин засмеялся.  - Нет не думаю.  Они не
знали. Они просто надеялись, что оно подойдет мне. Оно им нравилось, и
они хотели, чтобы я стал таким же, как оно.

- Мар-тин. Мар-ртин. Марр-тин, - пожевало тонкими губами существо.

- Мартин. Вот так - Мартин.

- Мартин.

- Да. Именно.

Над головами говорящих промелькнула бесшумными тенями и исчезла стайка
маленьких, похожих на стрижей, птиц.

- Мартин,  твое  имя подходит тебе.  Ты очень...  очень похож на него.
Мартин.

- Спасибо.

Земля под ногами дрогнула,  раздался скрежет и камни - один за  другим
со  стуком  посыпались  во внезапно открывшийся темный провал.  Мартин
едва успел отскочить в сторону.

Существо смотрело, как оседает пыль.

- А как зовут другого, который лежит вон там?

- Его зовут Клос.

- Он не говорит и не двигается. Он умер?

- Он отдыхает, - сказал Мартин глядя в дыру у своих ног.

Существо поднялось с камня и встало рядом с ним.

- Ты спустишься туда?

- Да. Хочешь составить мне компанию, брат?

- Нет.  Там темно и мне не нравятся запахи,  которые я,  чую,  исходят
оттуда. Смерть. Старая-старая смерть.

- Что ж.  Приятно было познакомиться. Желаю тебе найти имя, подходящее
твоей внутренней сути.

- Спасибо, Мартин. Удачи тебе тоже. Не трогай спящих там.

Мартин спустил ноги в дыру, изучил потоки кода и, оценив расстояние до
пола, спрыгнул вниз.

Существо некоторое  время  стояло глядя в дыру,  потом заковыляло туда
где шесть покосившихся колонн,  увенчанных  геометрическими  фигурами,
отбрасывали длинные тени.

Оно подошло  к  Клосу,  лежащему на земле и посмотрело на него.  Потом
дотронулось до неподвижного лица,  сняло  темные  очки,  посмотрело  в
замершие, холодные зрачки.

- Клос умер. Давно умер, - пробормотало существо. - Не отдыхает. Умер.
Бедный-бедный Клос.

Существо бросило взгляд в сторону руин.

- Мартин может не вернуться.  Клос будет лежать здесь.  Один. Мертвый.
Так  нельзя.  Я  должен совершить Обряд Успокоения,  чтобы бедный Клос
смог вернуться в начало Великой Реки и  начать  новую  жизнь.  Бедный,
бедный, Клос...

Распевая вполголоса  Песнь  существо  принялось  расстегивать пуговицы
стягивая с тела агента одежду. Глаза Клоса не выражали ничего.


Тени все продолжали и продолжали удлиняться,  когда существо, выполнив
Обряд Успокоения заковыляло прочь,  раздувшись и сменив цвет  кожи  на
бледно-розовый,  оставляя позади руины и аккуратно сложенную пирамидку
из костей, увенчанную белым черепом, скалящимся в вечной ухмылке.

6D61747269786D61747269786D61747269786D61747269786D6174726978

Он должен был найти того - второго. Все прочие были лишь пешками. Скол
ни  во  что  не  ставил  ни  одного из них.  Но тот кто сумел пережить
Низвержение мог оказаться полезным.

Поиски не заняли много времени.

Скол знал,  что именно ищет второй и было лишь одно место где  искомое
можно было найти.

Поэтому, скользнув  по  ткани Матрицы,  он оказался под лиловым небом,
лицом к лицу с тремя агентами.  Они стояли в тени  шести  покосившихся
колонн,  столь  же  неподвижные,  как  и камень,  но значительно более
прямые. Агенты не привыкли склонять спину перед кем бы то ни было.

Они почувствовали его прибытие. Так должно было быть.

Они повернулись к нему,  синхронно поднимая  руки  с  зажатыми  в  них
пистолетами. Как и подобает агентам.

Они выстрелили не тратя время на вопросы. Скол ждал этого.

Воздух задрожал,  когда  маленькие  кусочки  металла  взрезали  его  с
пронзительным визгом проносясь  мимо  Скола,  вгрызаясь  в  прохладный
белый  камень  колонн,  откалывая  от  древних  произведений искусства
куски, оставляя выбоины похожие на раны.

Укрывшийся за колонной Скол не двигался.

Агенты зашагали вперед. Неторопливо и уверенно.

Трое против одного.

Они не знали, что Скол умел выживать.

6D61747269786D61747269786D61747269786D61747269786D6174726978

Мартину приходилось  нелегко,  учитывая  любовь  прежней  владелицы  к
высоким потолкам.

Он шел по коридорам,  обходя перевернутую мебель,  расколотые статуи и
разбитые светильники. Всеблагая восстановила Цитадель - в соответствии
со  своими  странными  представлениями  о  порядке - восстановила,  но
перевернув ее. И то, что было когда-то потолком - стало полом. То, что
было  полом  -  стало потолком.  А за немногочисленными окнами не было
ничего, кроме черноты.

Хуже всего было с  теми  комнатами,  где  высокие  своды  смыкались  в
купола.  Теперь  они  превратились  в  подобия  глубоких чаш и подошвы
скользили по  полированной  поверхности.  Иногда  Мартину  приходилось
ступать  по  разноцветной мозаике,  по скрытым пылью лицам тем,  кто в
прежние времена взирал сверху на проходящих по этим залам. Он был рад,
что не видит их глаз сейчас. Это было бы ему неприятно.

Дверные проемы,  разумеется,  находились под самым потолком и Мартину,
хоть он и не  любил  вмешиваться  в  порядок,  установленный  Матерью,
пришлось поработать с ее плотью, чтобы раздобыть подобие альпинистской
"кошки".

Сжав в руке моток веревки он произнес нужные  слова,  прося  у  Матери
прощения за вмешательство.

И так  он  шел,  шел  во  мраке,  шел  по павшей когда-то твердыне,  в
окружении шорохов,  призраков и черных теней.  А обглоданные  временем
белеющие  кости  хрустели  у  него  под  ногами.  Некоторые  из них по
размерам напоминали  детские  и  Мартин  в  который  раз  задумался  о
правдивости  рассказов повествующих о Падении Цитадели.  Рассказов без
сомнения искаженных  и  апокрифичных,  но,  как  и  подобает  в  таких
случаях, рассказов в чем-то все же правдивых.

Как отличить правду от выдумки?

Только те  кто  был  здесь  в  то время,  могут рассказать,  что здесь
происходило на самом деле.  Но слишком мало  их  осталось.  И  слишком
пристрастны взгляды каждого из них.  Любой,  кого вы спросите, склонен
толковать события по-своему.

Мартин понял,  что приближается к цели, когда достиг длинного коридора
стены  которого  были  украшены изображениями людей,  богов и демонов.
Картины,  как это ни странно, находились не только в полном порядке на
своих местах,  но и были развешаны верно,  словно после восстановления
Цитадели кто-то заботливо перевернул их,  придав подобающее положение.
Когда  первая  из  картин  проводила  Мартина  взглядом,  ему пришло в
голову, что картины в этом месте могли и сами позаботиться о себе.

Смуглый человек в  красном;  дама  с  ожерельем  из  детских  черепов;
забытый  бог  с головой собаки;  свернувшийся пернатый змей;  железный
дракон;  зеленокожий демон,  увенчанный золотым шлемом; человек спящий
рядом  с компьютерным терминалом;  пес с глазами,  похожими на тлеющие
угли;  средних лет китаец  держащий  в  руке  белую  фарфоровую  вазу;
серебряный диск луны и оскаленный в ухмылке рот не-мертвого; девочка в
пышном платье и двое мальчиков,  вылавливающие  из  воды  утопленника;
группа  каких-то суровых на вид людей с обнаженными мечами;  мальчик и
тьма; застывшая в воздухе кошачья улыбка...

Мартин все шел и шел, а коридор и не думал заканчиваться.

6D61747269786D61747269786D61747269786D61747269786D6174726978

Мне пришел на ум Дали.  Потом я подумал,  что может быть все-таки  это
больше похоже на Танги.  Потом я пожал плечами, не желая забивать себе
голову такими вещами.

Алиса молчала разглядывая свои бывшие  владения.  Строго  говоря,  это
были владения Сохмет, и аватар аватару рознь, но Сила-то одна и та же.

Впрочем, что  я  могу  знать  об этом?  Кто кроме Древних вообще может
что-то об этом знать?..

- Многое здесь изменилось?

- Ты ведь видел. Ты был здесь во время Ее Падения.

- Я шагал по залам Цитадели - это верно,  - сказал я,  припоминая. - И
был  там  страх и был там ужас,  были боль и гнев,  печаль и отчаяние,
любовь и ненависть.  Но я не выходил за пределы очерченные стенами  из
камня.

- Камень. Странно, что он мог остановить тебя.

- В то время мне было не до этого.

Алиса кивнула, зашагав к руинам. Я пошел следом.

- Это  была  небольшая  имитация,  - сказала она не оборачиваясь.  - И
сколь бы жестока не была Сохмет во  всех  прочих,  но  здешние  жители
любили ее и почитали, как мудрую и справедливую правительницу.

Я промолчал,  не  желая  ввязываться  в  спор.  Суждения  Алисы сложно
назвать беспристрастными учитывая то кем она была.

Мы дошли до каменных колонн,  увитых  каким-то  ползучим  растением  и
увидели тела.

- Агенты,  -  сказал  я,  осмотрев  их.  -  Спешный  вызов и халтурное
моделирование.  Их убили совсем недавно.  Лакуны в ткани  Матрицы  еще
можно ощутить.

Алиса, несомненно  видевшая  все это столь же хорошо как и я,  а может
быть и много лучше, прошла чуть дальше к зарослям кустарника.

- Джек, - позвала она немного погодя.

Я подошел, посмотрел на груду костей и череп.

- Это тоже было недавно.

- Да.  Кто-то свершил здесь  Обряд  Успокоения,  -  Алиса  огляделась,
словно  ожидая увидеть того кто совершил этот Обряд,  что бы там он ни
значил. - Значит кто-то все же выжил.

- Это хорошо?

- Они мои творения, Джек. Мои дети.

- Говоря метафорически, - сухо сказал я.

- Да. Пусть метафорически, но я не могу не чувствовать радости, узнав,
что кто-то из них все еще существует... Живет.

- Они всего лишь программные имитации. Разве не так?

Вир встревожено зашипел, выпустив когти. Они впились мне в плечо.

Алиса посмотрела на меня. Глаза у нее стали темными.

- Осторожнее, - предупредила Древняя. - А то я могу и рассердиться.

Я отступил на шаг, склоняя голову:

- Прости.

- Пойдем. Нам надо осмотреть Цитадель.

- Ты считаешь, что они где-то здесь?

- У тебя разве остались какие-то сомнения?

Я покачал  головой.  У  меня действительно не было причин сомневаться.
Трое  (четверо?)  мертвых  агентов  -  это  слишком  много  даже   для
Отступников.

6D61747269786D61747269786D61747269786D61747269786D6174726978

- Всему приходит конец.

- Правда?

- Да. Только глупцы думают, что Коридор бесконечен. Присаживайся.

Мартин огляделся  и  присел прямо на пол,  скрестив ноги,  с интересом
глядя на говорившего.

Тот широко ухмыльнулся,  отчего жесткая серая кожа собралась  толстыми
складками на подбородке.

Мартин не особенно удивился,  когда это существо возникло перед ним из
воздуха,  словно выползло из норы,  где провело в терпеливом  ожидании
несколько  столетий.  Может  быть  так оно и было.  Мартину доводилось
видеть вещи куда более удивительные.

- Кто ты?

- Я - Страж этого места. Добро пожаловать.

- Страж?

- Да. Тебя это удивляет?

- Не особенно.  Это не противоречит правилам.  У места подобного этому
просто должен быть Страж.

- Я рад,  что ты понимаешь ситуацию.  Тот последний, кто приходил сюда
перед тобой,  был не столь сообразителен и образован...  Фактически он
даже не стал разговаривать со мной, схватившись за оружие.

- Думаю не стоит мне спрашивать,  что с ним стало,  - слегка улыбнулся
Мартин.

- Он развлекал меня некоторое время,  прежде чем душа  его,  устав  от
невыносимых мук, не покинула его тело.

- Ты жесток. Тело без души - это должно быть страшно.

- Первую пару сотен лет чувствуешь себя рядом с ними неуютно, но потом
привыкаешь,  - Страж задумчиво почесал желтым когтем шишковатый лоб. -
Они становятся для тебя чем-то вроде предметов обстановки.

- Здесь не слишком уютно,  - сказал Мартин, оглядевшись. - Тлен, запах
пыли и пустота вокруг. Тебе не бывает тоскливо?

- Порой я прошу у хозяина парочку выходных. Он никогда не отказывает.

- Мне следовало бы догадаться,  что Стражи не появляются сами по себе.
Полагаю, бесполезно будет пытаться узнать имя твоего хозяина.

- Конечно. Таковы правила, как ты понимаешь...

- Понимаю.  Считается,  что  я должен сразиться с тобой,  чтобы пройти
дальше?

- Да,  - Страж снова  ухмыльнулся,  слегка  потягиваясь  и  расправляя
черные крылья. - Должен предупредить, что это еще никому не удавалось.

- Я так и думал. И много было таких смельчаков?

- Не  очень,  -  признал  Страж.  - Пара десятков смертных,  несколько
бессмертных, разная мелкая шваль. Такие холодные, вроде тебя, заходили
всего раз шесть или семь.

- Холодные?

- Так я тебя ощущаю.  Тебя и таких как ты. Пустота. Холод. Зеленоватые
огни порой вспыхивающие то там, то здесь. Наверное, вы очень одиноки.

- Тебе следовало стать писателем. Или психологом.

- Я не так давно  встречался  с  одним  типом,  который  сочетает  обе
профессии.  Он подарил мне свою последнюю книжку...  с автографом.  Ее
довольно интересно читать с точки зрения такого как я.

- Понятно.  Те семеро,  кто приходил до меня - они служили Матери  или
лжепророкам?

- Прости, но мне сложно судить о таких вещах. Я всего лишь Страж.

- Мне  не  хочется  причинять  тебе вред...  Ты хорошо выполняешь свою
работу, так же как и я. Мы оба с тобой профессионалы и, я думаю, можем
обговорить некоторые условия поединка.

- Драка "до первой крови" меня не устраивает, - сказал Страж. - Первая
кровь только придает остроту схватке.  Можно сказать,  с нее-то все  и
начинается.

- Как насчет честного боя, пока один из нас запросит пощады?

- Извини, но мой контракт запрещает мне просить пощады.

- Вербально или жестом?

- Любыми способами.

- Мне надо обдумать эту проблему, - сказал Мартин.

- Я никуда не спешу. Не желаешь ли кофе? Чаю или что-нибудь покрепче?

- Чай подойдет идеально.

6D61747269786D61747269786D61747269786D61747269786D6174726978

- Они прошли тут не так давно, - сказал я, указывая на следы в пыли. -
Двое.

- Но шли они раздельно. Сначала один, затем другой.

- Именно.  Не разумнее  ли  будет  подождать  здесь,  пока  они  будут
возвращаться?

- Цитадель защищена от прямого входа в нее,  но пути из Песчаного Зала
открыты. Им вовсе не обязательно возвращаться этим путем.

- Тогда вперед, - сказал я и мы зашагали дальше.

Цитадель уже не производила на меня того впечатления, что раньше. Быть
может, потому что я видел ее падение. Быть может, потому что Сила ушла
из этих мест. Быть может, потому что сейчас я шел по Цитадели вместе с
ее хозяйкой.

- Песчаный Зал - то место где я прОбыл в неподвижности несколько лет?

- Несколько дней. Да.

- Они показались мне годами.

- Время может идти по-разному.

- Это не всегда только вопрос восприятия, не так ли?

- Нет,  -  помолчав ответила Алиса.  - В твоем случае это вполне могли
быть годы.

Мы прошли по знакомому мне коридору с картинами.  Изображения  на  них
приветствовали мою спутницу,  не обращая на меня внимания. Оживившийся
Вир соскочил с моего плеча и через некоторое время,  по-видимому найдя
то  самое место,  издал пронзительный кошачий вопль,  раскатившийся по
пустынным залам Цитадели.  Здесь во времена Падения он сражался с той,
что  была  похожа  на  громадную  огненную рысь.  Чуть дальше я увидел
темные пятна крови на полу. Здесь дрался я.

Воспоминания, накатившие  плотной  волной  горечи  и   печали   быстро
отступили.  Каким  все  простым было происходящее тогда!  Были враги и
были друзья.  У меня была цель и я дрался за нее,  с пылом  и  яростью
словно десятилетний мальчишка.

Я печально усмехнулся своим мыслям.

Алиса ничего не сказала мне, хотя и знала, без сомнения о чем я думаю.
Только на миг положила мне руку на плечо.  Я был благодарен ей за это,
потому что знал, что сейчас ей еще тяжелее чем мне.

Серокожее, похожее  на  демона  существо выросло перед нам,  преградив
дорогу.  Я не верю в демонов,  поэтому не очень удивился.  К тому же у
меня достало опыта ощутить движение потоков Матрицы.

Страж. Ну конечно же.

- Еще двое, - проворчал демон. - Сегодня у нас тут оживленно.

Я обратил внимание на то, что он выглядит изрядно помятым.

- Те кто проходил перед нами - они прошли? - спросила Алиса.

- Не  ваше  это  дело,  -  огрызнулся Страж.  - Проваливайте-ка отсюда
по-добру, по-здорову.

- Не очень дружелюбный прием.  Неудачный день сегодня,  а приятель?  -
улыбнулся я.

Он бросил  на  меня  злой  взгляд  и ощерился,  обнажив длинные желтые
клыки.

- Отвратительный день,  остряк.  А для тебя и твоей подруги он  станет
последним, если не повернете назад.

- Ты  удивительно  самоуверен для Стража,  которому уже дважды надрали
задницу, - ехидно заметил я.

- Хватит, - оборвала нас Алиса. - Кто твой хозяин, Страж?

- Откуда ты такая умная? Думаешь, я скажу тебе? Ха!

- Тебе следует быть учтивее, - посоветовал я.

- Посмотри внимательней,  Страж, - приказала Алиса. - Посмотри на меня
и сам ответь на свой вопрос.

Существо уставилось на нее, моргая золотистыми глазами.

Алиса подняла сжатую в кулак руку.

Я отвернулся,  не  желая  смотреть на то что должно было произойти.  Я
видел это уже не раз.

Раздался треск рвущейся ткани, хруст костей и чей-то всхлип.

Когда я повернулся вновь,  Страж стоял перед Древней на коленях. Алиса
вновь  приняла человеческий облик - обнаженная двадцатилетняя девушка.
Лопнувшая по швам одежда бесформенно грудой темнела у ее ног.

- Прости меня,  Госпожа,  - произнес демон, не поднимая головы. - Я не
ожидал вашего возвращения.

- Кто твой хозяин, Страж? - спросила Алиса.

Страж промолчал.

Она присела  на  корточки  рядом  с  ним  и,  взяв  его за подбородок,
заставила  посмотреть  себе  в   глаза.   Крылья   Стража   беспомощно
вздрогнули.

- Понятно, - сказала девушка после продолжительного молчания. - Он еще
заплатит мне за это... Пойдем, Джек. У нас мало времени.

- Я думаю мы уже опоздали,  - сказал я,  услышав глухой  удар,  то  ли
гонга, то ли колокола, то ли еще чего-то в этом роде.

Страж снова всхлипнул.

6D61747269786D61747269786D61747269786D61747269786D6174726978

Скол возник  за  спиной  Мартина  совершенно  бесшумно,  он был в этом
уверен,  но также он был уверен и в том, что его появление не осталось
незамеченным.

- Как ты прошел Стража, брат? - спросил Мартин.

- Намял ему бока, - Скол пожал плечами. - Он был не очень хорош. А ты?

- Партия в покер. Он проиграл.

Зеленоватое свечение в центре зала начало затухать.

Удары колокола  обрушивали  тишину,  заглушали шуршание песка,  следуя
один за другим.

- Он возродился? - спросил Скол.

- Да, - ответил Мартин.

Свечение исчезло совсем,  оставив после себя скрюченную фигуру  голого
мужчины лежащего на полу.

Мужчина медленно моргнул.

- С ним придется еще повозиться, - сказал Мартин. - Нам надо перенести
его в безопасное место, брат.

Скол оглянулся.  Он был уверен,  что тех кто следует за ним  Страж  не
остановит.

6D61747269786D61747269786D61747269786D61747269786D6174726978

Мужчина и   женщина   выбрались   из  черного  провала  наружу,  вновь
оказавшись под сводом небес,  ставших к этому часу багряными. Она была
нагой, а он был в черном.

Их ждали агенты,  одетые в серые костюмы,  все четверо, что были здесь
раньше.

- Это не они, - сказал один из агентов.

- Но кто же это? - сказал другой, посылая запрос.

Мужчина и женщина не обращали на них внимания.

- Мы опоздали, - сказала она.

- Теперь все еще больше запутается, - сказал он. - Во славу Хаоса.

- Вы пойдете с нами, - выступил вперед агент.

Женщина покачала  головой,  легко  ступая  босыми  ногами  по  жесткой
коричневой  траве.  Мужчина,  вставший  чуть  позади  и справа от нее,
только растянул рот в кривой усмешке.

Тот кто попытался напасть на него - умер быстро. Женщина не была столь
милосердна.

Когда крики наконец стихли,  мужчина пнул ногой череп лежащий на груде
костей и проводил его взглядом.

- Так и рождаются легенды, - сказал он.

Женщина засмеялась.





Attention! You are viewing OLD version of the page. Click here for the new version of Other Side/Matrixagents.net site:
http://www.matrixagents.net.
Please update your links and bookmarks.