Чистая и грязная ярость

copyright
(c) Julia Haas (Agent Unity)
unity@matrixagents.net
[read in english]


firstranslateright
(ft) averser (serje s avericheff ;)
averser@yahoo.com



Чистая и грязная ярость.


"Dare you talk to me of crime?
And the price you had to pay?
Every man is born with sin!
Every man must chose his way!"

--Herbert Kretzmer, "Les Misйrables - 'The Confrontation'"


+Разум Машин+

"...и смущённый ученик спросил: 'Тогда могу ли я узнать, как управляли Мудрые Правители?' И учитель Ляо ответил: 'Мудрые Правители управляли так, что дела их касалось всего в этом мире, и всё же, казалось, что не они были тому причиной. Их благородные устремления и работа утешали и помогли всем созданиям, но люди не поняли этого. И так как имена их никогда не упоминались, то все существа могли чувствовать себя свободными. Они не могли этого объяснить и странствовали по самому краю бытия, являясь всем и в то же время ничем".
Так писал китайский философ, которого помнят как Цуанг-Це. Я читала эти размышления, ещё будучи человеком. И, по большому счёту, именно его философия, его путь заинтересовали, а потом и направили меня. Как Агент, я помнила их, и думаю - что буду помнить всегда. Я специально запросила, чтобы эти слова сохранили в моей памяти, и вот они остались.
Он также писал, о том, что пути Небес и Земли, добродетель совершенства и законченности, лежит в самосознании без уверенности; о том, как помогать людям не любя людей; быть правителем, но не быть признанным; жить, не называя это искусством. Обладать всем и одновременно ничем, о вечном спокойствии и неопределённости.
Размышляя таким образом, я представляла, а что если мы, просто Агенты - истинно совершенны. Возможно. В последнее время у меня редко выпадает время поразмышлять. Повстанцы стали весьма настойчивы. Хотя... не станет их - я тут же останусь без работы.


+Пламя.+


"Violent, more violent, his hand cracks the chair
Moves on reaction, then slumps in despair."

--Joy Divison, "I Remember Nothing"


Не знаю, почему однажды я сказала, что ночь спокойна, и Повстанцы выходят только днём. Они определённо что-то замышляют, и на этот раз они, конечно же, все тщательно спланировали. Фейдер проинформировал меня, устно, что весьма необычно. Впрочем, как уже упоминалось, планы были готовы. Не представляю какой финт они провернули, но линии накрепко забиты помехами.
Фейдер заявил, что у него есть данные из некоего источника, но отказался сообщить кто это был. Если уж быть честным до конца - мне это как-то безразлично. Пока поступают верные сведения, и мы вовремя прибываем на место, я не вижу причин напрягаться. Он утверждал, что подключились трое, один из них предводитель, а с оставшимися двумя мы уже сталкивались - это Тизифон и Алекта. Последняя, как бы ни по-человечески это звучало, моя. И кончен разговор - это семейные дела, и я могу с этим разобраться.
Когда я прибыла, Картер и Фейдер уже отправились за первыми двумя. Что бы там не затевали те это происходило в Eaton's Centre - одной из главных достопримечательностей этого сегмента Матрицы, сразу за башней CN. Я уже готовилась пройти через коды стены, но оказалось что в этом нет необходимости - одна из дверей была открыта, возможно, что и взломана. Я достала револьвер и вошла. На этот раз мне не потребовалось включать ночное видение - яркий свет полной луны свободно проникал внутрь сквозь стеклянные перекрытия потолка.
Она... Как бы невероятно это ни звучало, но пятно краснго плаща издали напоминало приглушенное пламя. Она бежит, и я бросаюсь следом. У неё хороший старт с места, но я быстро нагоняю. Да, дорогуша - ложка существует. Для тебя и для меня. Она бежит и я могу чувствовать её прерывистое дыхание. Одного этого уже достаточно. Неважно, куда они пойдут - это моя территория. Здесь мне известно всё, даже если линии по-прежнему забиты бесконечными, раздражающими помехами. Внезапно она поворачивается на месте и оказывается со мной лицом к лицу.
Досадно - это не Алекта. Это та, другая. Я слегка разочарована, ведь я так надеялась лично разобраться с Алектой. Теперь придётся взять в оборот эту... Тизифон, как она называла себя. Но почему она не бежит? Всё должно быть совсем не так. Она должна бежать. Всегда было так. Они бегут. Мы охотимся. Это уже почти традиция. Нет, человечек, это не "Звёздные врата". Я не отступлюсь только потому, что ты не выказываешь страха передо мной.
Остановившись перед ней, я окинула её подозрительным взглядом.
- Насколько же ты глупа, чтобы поступать так? - зловеще спрашиваю я. - У тебя был такой прекрасный шанс спастись, человечек. Такая прекрасная возможность выжить.
Это не очередная потасовка, Агент, - звучит спокойный ответ Тизифон, и слабая ухмылка скользит по её лицу. Она счастлива - но почему? Она вот-вот умрёт, и что же в этом может доставлять ей удовольствие? Даже как человек, я не могла понять этого.
- Это возмездие, Агент, за Мегеру.
- Какая жалость, - шиплю я в ответ. - Но твоё месть бессмысленна. Все ваши идеи бессмысленны. Но теперь с этим покончено, навсегда.
- Скорее уж это ты вызываешь жалость, Агент. В тебе нет ни цели, ни любви, ни дружбы, только бессердечный исходный код. Ты самом деле даже не живёшь.
Я прищуриваю глаза. Почему я позволяю её продолжать? Я могу убить её прямо сейчас. Но в этом есть что-то захватывающее. Про себя я думаю, что, пожалуй, дам ей закончить.
- И именно это всегда делает вас такими слабыми. У вас нет свободы воли, у вас нет ни истинных страстей ни эмоций, - она переводит дыхание, собираясь продолжать. И вот тут мне следовало прервать её жалкие потуги, но я совершаю страшную ошибку - позволяю ей закончить. - Поэтому Избранный был прав, уничтожив одного из ваших рядов. Тот был худшим из всех. Ни свободы, ни существования, ни чувств.
Ярость разливается по мне, сметая мой внутренний Порядок. Я не хочу доводить до этого. Это самая ужасная эмоция, которую я когда-либо чувствовала. Полная утрата контроля, красный туман застилает мой взгляд. Все исходники внутри меня стенают и воют, пока чувство безумия и ярости сжигает меня и подчиняет себе. Она может оскорблять меня, пусть - не таких видали. Она может оскорблять всех Агентов, да мне плевать. Но судить его, моего создателя, моего инициатора, единственного, кто когда-либо понимал меня и помогал мне, обвинять его в вещах, неизмеримо далёких от правды - этого вынести я уже не могу. На какое-то незафиксированное время, я перестаю быть Агентом, я становлюсь пламенем всесокрушающей ярости.

...я не помню, что я сделала... всё было погружено в красную пелену...

Открыв глаза, я обнаруживаю нечто странное. Мои руки... они дрожат! Я восстанавливаю контроль над собой и торопливо успокаиваю их. Восстановив самообладание, я замечаю что в солнцезащитных очках появилась трещинка. Я осознаю, что стою в странной позе и осторожно распрямляюсь, только тут почувствовав что-то странное и мокрое на руках. Я опускаю взгляд, и обнаруживаю, что с них капает кровь - не моя. Её. Я вздрагиваю и отступаю назад. Что же произошло? Странное чувство крови и теплоты, что я испытываю, мешается с чувством осквернённости и вызывает тошноту. Теперь не только её одежда распростёрта по земле красным пятном, но и всё её существо.
Что же произошло? Спрашиваю я себя, отказываясь верить. Я думала, что Ярость, испытанная мною, была чистой и оправданной, но она была грязной. Грязной, в точности как мои собственные руки, сплошь покрытые красным. В этот момент, зданию вздрагивает от гудящего звука. В противоположном углу оживает устройство, должно быть установленное Тизифон. Взрывная волна зелёных кодов несётся от излучателя, полностью стирая землю. Я чувствую, как она бьёт в меня, бросая на землю, но внезапно земля перестаёт существовать - остаётся только тёмная пустота, настигающая и поглощающая меня целиком.


+Затерянная в пустоте+

"Maybe this IS death. No harps, no tridents. Only an eternal nothing, but in
this certainity lies no peace. No comfort. Only fear. Fear and a horrible
loneliness, which cuts deep. Maybe he isn't falling, however. Maybe he is
rising..."

--Todd McFarlane & Brian Holguin, "Spawn #74 - The Void"


Я ошибалась. Я была наивна. Я думала, что Ткань Сети была Тканью Жизни, Тканью Порядка, Тканью Матрицы... Но она гораздо, гораздо больше, чем всё это.
Я не парила в ней, как это бывало раньше, я падала, погружалась всё глубже и глубже. Морфеусу так нравилось использовать метафору с Алисой погружающейся вглубь кроличьей норы. Он и не представлял себе!
Это - истинная кроличья нора. Очень похоже на Льюиса Кэролла - вещи, формы, информация, предметы проносятся мимо, пока я падаю. В точности как в сказке. Но это на бутылки или что-то вроде этого, нет - это прежде невиданная мною истинная глубина Ткани Сети.
Каждый человек, каждый из миллиардов людей, со своим прошлым, со своими надеждами и мечтами, идеями, планами, мыслями, чувствами, эмоциями, всё вместе, и у каждого что-то своё. Однако, в отличие от Алисы, которая могла выбирать, что ей пропускать, а что рассмотреть поближе, я видела их все, была вынуждена видеть и чувствовать их до конца. Они бомбардируют мои чувства, дико и независимо текут сквозь меня.
Внезапно я вижу себя. Я вижу собственную память, свои собственные идеи и законы, своё поведение, но... под другим углом.
Я чувствую, как огонь нестерпимо жжет мои глаза, когда понимаю, что же на самом деле произошло во время моей Ярости. Не могу даже осмелиться выразить это. Это слишком плохо. Слишком... мерзко.
Я вижу жизнь и дыхание всё и вся. Я вижу души всех существ, заключенные в Матери. Всё сущее.
Я не хочу их. Я не хочу их! Их слишком много! Ни одно разумное создание не должно видеть этого! Вечная в своём течении жизнь. Только Бог, или кто-то богоподобный, сможет понять это, принять, оценить и пожелать видеть это. Но я не Бог. И никогда не хотела быть. Я просто страж, часовой... защитник.

...Так вот кто ты... Планетарный защитник...

Голос холоден и тих. Он не насмехается и не дразнит, он такой... неопределённый. "Кто ты", - слабо спрашиваю я неизвестность.

...А ты и в самом деле хочешь знать, Страж?..

Нет, это не угроза... скорее некое предупреждение. Однако, когда ты падаешь сквозь души - такие мелочи перестают тебя волновать. И я вновь спрашиваю: "Кто здесь"?

...Меня называют Сохмет, маленькая Программа...

На мгновение я ощущаю подступающую волну безумия, крохотную вспышку хаоса, объемлющую всё, что называется программированием по выжженными небесами этого мира. Я слышала о ней раньше, и ужас сковывает меня. Если до этого во мне и оставалось еще хоть какое то желание оставаться в этом вихре, то в этот момент я его потеряю. Мой рот раскрывается в беззвучном крике.

...Боишься, маленькая сестра? Почему?...

    На этот раз голос язвительный, дразнящий, и эхо нечеловеческого смеха приближается издалека, оттуда, где мигает, подзывая к себе, яркий свет. Она - теперь я уже чувствовать это. Я и не представляла, что можно так паниковать, ни как человек, ни как Агент. Она притягивает меня к себе, и я ничего не могу с этим поделать.

...Ты - моя. Вся моя...

Притяжение становится сильнее, я пытаюсь ухватиться за что-нибудь, но ничего нет, и быть не может, мои пальцы хватают лишь пустоту. Свет приближается, и вскоре оказывается прямо у моего лица. И только в этот момент я понимаю - вот оно, как бы невероятно это не звучало: безумное лицо, неописуемое, безумное, бесконечно могущественное лицо, которое победно смотрит прямо на меня. Свет становится ослепляющим, невыносимым...


+Return To The Dream.+


"Guardian of the land...Awaken..."

--"Tokyo Revelation"

И уж совсем внезапно всё снова погружается во тьму. Я открываю глаза, и всё вокруг становится красным.
- Что я..., - я вздрагиваю, обнаружив, что лежу на земле, и медленно приподнимаюсь.
- Очнулась, наконец? - спрашивает странный, определённо незнакомый голос. Я поднимаю взгляд и вижу чернокожую женщину одетую в малиновые штаны и ниспадающий красный жилет поверх красной же майки, и смотрящую на меня, с чем-то наподобие улыбки.
Что происходит? Эта... это же... она ведь...
- Да, я - Повстанец, - почти мурлыкает она с улыбкой, понимающе смотря на меня. - Я - Химера. Я капитан Эрайнии.
Я поднимаюсь на ноги и свирепо вглядываюсь в неё - лучшее, что я могу сделать в этих обстоятельства. Трещина расколола мой разум. Конечно, Закон Матрицы превыше личной чести, но... это другой случай...
- Почему ты это сделала? - холодно осведомляюсь я.
- Просто поступаю гуманно, и всё. Могу я узнать твоё имя?
- Юнити, - ответ даётся мне с некоторым трудом, - Агент Юнити.
Очень приятно, - она опять тепло улыбается, и эта её теплота полна любви, подобно той, что связывает мать и дитя, словно во всём мире у неё нет никаких причин ненавидеть меня.
Телефон в будке радом с нами начинает звонить. Что за неприятный звук.
- Твоя жизнь - мой подарок тебе, - говорит она и, прежде чем я успеваю среагировать, поднимает трубку телефона и исчезает из Матрицы.

Картер и Фейдер появляются несколькими секундами позже. Фейдер подозрительно косится на меня, потом бросает взгляд на мои руки, всё ещё покрытые красной жижей.
Что здесь произошло? - недоверчиво спрашивает он. Думаю, я выгляжу слегка "не в форме", пока, наконец, не подбираю ответ.
Я прикончила Тизифон, - сухо отвечаю я. - Она была... весьма искусна.
Я вижу, что на это они не купились. Но мне этого от них и не требуется. Мне предстоит разобраться с гораздо, гораздо более тревожащими вещами. Помехи в линиях исчезли, всё снова заработало как подобает.


+Conflict+

"Enchant me with your tale-telling
Tell about Tree, Grass, River and Wind
Tell why Truth must fight the Falsehood,
And why Truth will always win."

--Wizards of the Coast, "The Love Song of Night And Day"

Я не знаю, что она сотворила, что за планы у Химеры. Я стою в доках и смотрю на расстилающуюся водную гладь. Я не могу позволить этому повлиять на меня. Я не могу быть в долгу у Повстанцев, сама эта идея смехотворна. Это не может искупить те проблемы, что они создают.
С дрожью я вспоминаю о Сохмет. До этого дня я слышала лишь слухи об этом ИИ, но смотреть на неё... смотреть на воплощение безумия... это невозможно забыть.
Совершенный узор чёрного и белого, которому я должна была следовать, постепенно растворяется в оттенках серого, заставляя меня чувствовать тревожащий дискомфорт. Эти серые... Этот мир, эти люди... бесконечное задание длинною в вечность... Только теперь это стало доходить до меня. Я не испытываю ни сожаления, ни сомнения, только... тревогу. Все изменилось... изменилось так быстро, и в глубине души... я чувствую, что пройдёт очень много времени, прежде чем я сделаю правильные выводы...


"Turning, turning, turning through the years
Minutes into hours and the hours into years
Nothing changes, nothing ever can
Round and round the roundabout
And back where you began..."
--Herbert Kretzmer, "Les Miserables"
("Turning")


Attention! You are viewing OLD version of the page. Click here for the new version of Other Side/Matrixagents.net site:
http://www.matrixagents.net.
Please update your links and bookmarks.