(c) Виктор Войников

ЛОГИКА ОСЕНИ

1.

Ты остаешься,
Я ухожу - две разные
Осени для нас.


Масаока Сики.




Звонок. Старый, незапамятных времен, телефон в обшарпанной телефонной будке посреди осеннего парка. Удивленный взгляд случайного прохожего. Правильно. Такие телефоны не звонят сами по себе. И тем более, им совсем нечего делать в старом осеннем парке, в километре от ближайшей телефонной линии.

Звонок. Удивление во взгляде прохожего сменяется холодным уверенным блеском темных очков. Черный костюм всплывает сквозь бежевый плащ. Агент. Деловитость и целеустремленность. Стремительная смерть. Смерть во имя Порядка.

Звонок. Бросаю взгляд на циферблат своих часов. Отлично. Тот, кто мне нужен. Агент- человек. С агентом-программой разговор получился бы коротким. Намного более коротким.

Звонок. Смерть в темных очках настороженно оглядывается. Нет, неправильно. Не настороженно. Уверенно и хладнокровно. Сканируя местность в поисках врага. Search and destroy. На мгновение может показаться, что за дымчатыми стеклами лишь пустые, как ствол пистолета, глазницы.

Звонок. Телефон в будке продолжает надрываться. Враг отсутствует. Отсутствует? Глаз агента не видно, но даже в его движениях чувствуется смена его настроений. Непонимание- удивление-растерянность. Еще мгновение и растерянность сменится удвоенной бдительностью. Пора.

Звонок. Складываю газету. Взгляд агента цепляется за это движение. Страшно ли мне? Да, мне страшно. К этому моменту я готовился несколько месяцев.

Один.

Отступать некуда.

На долю секунды наши взгляды пересекаются, разделенные темным стеклом очков.

- Диz. Эльберет.

Кодовое слово заставляет Диz исполнить заранее запрограммированную мной последовательность команд. Смешно, но по старинке я до сих пор называю такие серии команд, прицепленные к кодовым словам, "бат-файлами".

Диz срабатывает безотказно.

Парк вокруг небольшого стометрового круга, в котором находимся мы с агентом, исчезает. Мутное серое небо тонет в бездонной синеве заката. Гул большого города, который проникал даже в этот тихий уголок парка, исчезает в тихом шуршании степной песни ветра. Исчезает обойма из оружия агента. Было искушение заставить исчезнуть очки агента, но... Но это было бы просто глупым ребячеством.

В повисшей тишине слышно только успокаивающее шуршание морского прибоя.

- Ищете Повстанцев? Их не будет. Это - ложный портал.

Ветер едва заметно шевелит волосы агента. Холодное спокойствие и невозмутимость гранитного утеса. Или гранитного надгробия. Кому как.

- Кто ты?.. Ты - агент?

- Нет.

- Значит - Повстанец, - последнее слово падает, плевком впечатываясь в песок у моих ботинок.

Под внешней невозмутимостью скрывается стремительность кобры, сжатая как пружина и готовая выстрелить в противника. В меня. Он уже знает, что пистолет разряжен и выведен из строя. Это не имеет значения. Не имеет значения для него. Они умеют убивать голыми руками.

- Опять мимо, - встаю со скамейки. Взгляд агента падает на газету. Я не вижу его глаз, но могу догадаться о его реакции. Самый крупный заголовок гласит "МАТРИЦА: ГИБЕЛЬ НЕИЗБЕЖНА." Там есть и менее крупные, но тоже хорошо различимые заголовки: "Кризис в энергообеспечении", "Органика атакует Поля", "Некоторые аспекты вирусных некрозов", "Хаос...". Наверное, заголовки смотрятся чуть неказисто. Это потому, что я придумал их только вчера. Сам. - Не обращайте внимания, - советую я агенту, - Это всего лишь шутка. Иллюстрация к разговору. Не более чем иллюстрация.

- Диz. Портативный режим.

Слева в воздухе возникает небольшая небесно-голубая прозрачная панель терминала. Пробегаю пальцами по ветвящимся меню.

___________________________________________________

Выбор объекта.

___________________________________________________

"Газета"

___________________________________________________

Поиск...

___________________________________________________

___________________________________________________

В текущей области памяти найден 1 объект,

соответствующий запросу.



  • Система: 74 16 71 49 65 11 61 77 15

    Объект: 61 77 15 86 12 03 51 63 14

    Классификатор: "Газета"

    Текущий статус: "Доступна"

    Связи: ...

    Субобъекты: ...

    Свойства: ...

    ...

  • ___________________________________________________




    Волны что-то шепчут песчинкам на берегу. Я специально использую древнюю, как КР580 систему меню и работаю не торопясь. У агента есть возможность все хорошо рассмотреть.




    "Свойства"




    ______________________________________________

    Свойства:

    Основные: ...

    Существование: Да.

    ...

    Вторичные: ...

    Наследованные: ...

    ___________________________________________________




    "Существование: Нет"




    ___________________________________________________

    Свойства:

    Основные: ...

    Существование: Нет.

    ...

    Вторичные: ...

    Наследованные: ...

    ___________________________________________________




    "Записать изменения"




    ___________________________________________________

    Выполнено

    ___________________________________________________




    В левой руке у меня больше ничего нет. Перевожу взгляд на агента. Комментариев не следует.

    - Диz. Закрыть терминал.

    Терминал исчезает.

    - Кто ты? Зачем это?

    - Я хочу поговорить... Не трудитесь. Отсюда нельзя установить связь. Диz будет держать этот сегмент скрытым и предупредит меня, если Матрица нас обнаружит. У нас есть какое-то время на разговор. Мне хочется, чтобы Вы потом сами решили - стоит ли Матрице знать о его содержании...

    - Где мы находимся?

    - Это один из неиспользуемых в данный момент сегментов основной памяти. У Матрицы их много. Особенно в последнее время. Фрагментация. Файлы стираются, потом записываются новые... Всегда можно найти пустующий без дела, забитый "мусором", участок памяти.

    - Но ведь если Матрице понадобится эта память...

    - ...Диz предупредит меня.

    - Диz?

    - Визуальный дизкомпилятор. ВД-41/9. Точнее, его модификация. Диz.

    - Что Вы хотите в обмен?

    - Ничего. Я просто хочу Вам что-то рассказать. Не более и не менее.

    - Бесплатный сыр... - с сомнением произносит агент. Почему-то он больше не кажется мне механизмом для убийства. Он изменился, или я просто уже привык к нему? - Вы отдаете себе отчет в последствиях своих поступков? Вы понимаете, что Вам уже не скрыться?

    Пожимаю плечами.

    Кажется, он теперь испытывает любопытство и какое-то странное, непонятное мне облегчение. Впрочем, я могу ошибаться. Я всегда был никудышным психологом.

    Не дожидаясь согласия агента начинаю рассказывать.




    * * *



    Передо мной снова мерцает паутина воспоминаний, выуживающая из памяти один за другим эпизоды моей жизни, имена, даты, комментарии.

    Всего лишь прелюдия к тому, что я действительно хочу рассказать. Пролог. Предисловие.

    Холодает.

    Здесь, у моря-в-нигде, тоже осень. Но в ней нет прозрачной грусти городского парка. Здесь чувствуется спокойствие моря, помноженное на невозмутимость степи.

    Это другая осень.

    Я говорю. Я снова становлюсь любопытным мальчишкой, который случайно узнал о Матрице. Снова мучусь от необратимости знания того, что жизнь здесь - не более чем танец единиц и нулей в памяти компьютера.

    За мной никто не пришел.

    Ни люди Зеона, ни агенты Матрицы. Вряд ли они вообще подозревали о том, что я о них знаю. Но я знал о них.

    Я снова в своем прошлом. Cнова ищу выход.

    Хочу пробиться сквозь стену, которой нет.

    Я заставляю себя забыть про то, что доступ к памяти для простого уроженца Полей, не просто закрыт - его просто нет.

    Я заставляю себя забыть, о том, что получить доступ к Матрице для меня так же осуществимо, как выйти в Сеть с помощью нарисованного на листе бумаги модема.

    Но я помню это.

    Я знаю, что бьюсь головой в стену, которой нет.

    Чуть правее того места, где тонкая полоска песка режет горизонт пополам, садится Солнце.

    Продолжаю вспоминать.

    Тогда я был уже готов махнуть рукой на все. В тот момент, я был близок к тому состоянию, когда человеку становится все равно и он просто прекращает сопротивляться. Он капитулирует.

    И вот тогда я нашел Архив. Он не был памятью Матрицы, как я решил, когда впервые его обнаружил. Он не был подключен к Сети. Я наткнулся на него случайно.




    * * *



    До сих пор не могу понять, почему Архив не был стерт и как его умудрились прозевать при создании Матрицы.

    Архив оказался остатком Старой Сети. Старая Сеть прекратила свое существование перед самым возникновением Матрицы. То, что я нашел, было лишь жалкими руинами когда-то мощной коммуникационной системы. Может быть это и было причиной, по которой Архив не тронули. Мертвые не кусаются. Никто не бомбит руины во второй раз.

    Агент слушает меня все более внимательно. Даже тьма стекол бессильна скрыть любопытство, светящееся в его глазах.

    - По моим данным Сеть была разрушена за несколько лет до...

    Пожимаю плечами.

    - По крайней мере, можете себе представить, что я почувствовал, когда наткнулся на исправные системные часы. С датой.

    - Неужели Сеть работала?

    - Я бы назвал это скорее агонией. Работало всего несколько серверов, да и из тех половина были полуразрушенными. Обрывки файлов, остатки программ, каждый второй носитель поврежден. Для меня до сих пор загадка, откуда они питались.

    - За десять лет до Войны в качестве общего стандарта на Земле ввели Единую Энергетическую Сеть... Но ведь из Старой Сети нет выхода на Матрицу. Она существовала еще до Матрицы.

    - Именно так...

    - Но как вы вышли на нее?

    Молча улыбаюсь в ответ. У каждого должны быть свои секреты.

    Солнце не спеша, продолжает свой путь, удлиняя наши тени.

    - Зачем Вам понадобилось это все рассказывать? - холодно интересуется Смерть. Моя? Кто знает. Кто знает...

    Снова улыбаюсь.

    - Можете не слушать. Вообще, если хотите, можете прервать разговор в любой момент. Вам достаточно сказать "хватит"...

    Агент молчит. Впрочем, мне не требуется согласия. Я просто продолжаю говорить.

    - Вы хотели знать, зачем я разговариваю с Вами? Все очень просто. Матрица обречена. Так или иначе, рано или поздно она... Хотите возразить?

    Мы смотрим друг на друга. В упор. Агент молчит. Пауза растягивается на несколько секунд.

    - Матрица - вечна, - отвечает Агент, - Мы, Стражи Матрицы, охраняем ее мир от хаоса и разрушения. Мы храним Порядок.

    Слова Агента звучат твердо и уверенно. Словно он твердит выученные наизусть правила. Есть ли устав у Агентов? Глупый вопрос...

    - Вы ответили сами себе. Порядок. Порядок любой ценой. Вы задумывались о цене Порядка в Матрице?

    - Мы храним Порядок, - повторяет агент, - Мы боремся с Сопротивлением.

    - Вы слишком долго играете в войну. В игрушечную войну. И для вас и для Повстанцев Матрица - большой полигон для примитивного "экшен". Ничего больше. Как в старой шутке - мир DOOM'у твоему. Вы ведь до сих пор считаете Сопротивление главной угрозой Порядку Матрицы? Я прав?

    Агент молча слушает меня.

    - Неужели, черт побери, Вы ничего не знаете?! - вот это - неожиданность даже для меня.

    Агент молчит. Он настолько напряжен, что забывает менять выражение своего лица и мне снова начинает казаться, что я беседую с гранитным надгробием.

    - Для вас порядок эквивалентен стабильности. Стабильности Матрицы. А ценой стабильности всегда было развитие. За ваш Порядок Матрица платит прогрессом. Гибкостью. Способностью сопротивляться.

    Вы почти добились своего. Сейчас Матрица стабильна. Стабильна как никогда. Слишком стабильна. За все это долгое время ее существования в ней не изменилось ничего. Почти ничего.

    - Система должна существовать в гармонии. Гармония есть оптимальный режим, обеспечивающий наибольшую эффективность Системы...

    - Двойка, - резюмирую я, - Жирная двойка по системному анализу. Закон гармонии и гомеостаза - называйте его как хотите, работает только в идеальных замкнутых Системах. А Матрица - открытая система. Она лишь создает иллюзию закрытой системы. Иллюзию уютного гнездышка со своими законами и порядками.

    А это не так.

    Что вы будете делать, когда (заметьте не "если", а именно - "когда") Реальность займется вами всерьез? Впрочем, она уже стучится в ваши двери. Тот же некромикоз...

    - Что? Некромикоз?!

    - Вы не знаете? - я удивлен не меньше Агента, - Уж кто-кто, а Страж должен знать об этом в первую очередь. Это нам, простым смертным, приходится совершать рейды по закрытой памяти в поисках таких вещей...

    Некромикоз - эпидемия, которая бушевала несколько лет назад. Грибок, поражающий тела на Полях и распространяющийся по системе пищевой переработки Матрицы. Со стопроцентным летальным исходом. "Суперсовершенная" и "сверхчистая" технология дала сбой. Матрице пришлось выжигать Охотниками целые пораженные сектора - найти средство против грибка так и не удалось... Если только его пытались искать... Несколько сотен тысяч трупов.

    Хотите еще пример? Знаете ли Вы про то, что в последних предвоенных Хрониках упоминались некие Колонии Земли в Ближнем Внеземелье? Как Вы думаете, Вы сумеете справиться с войной против Колоний, если они вдруг возникнут на горизонте? Сомневаюсь, что Матрица сможет что-нибудь противопоставить даже примитивному атомному оружию. А ведь у них вполне может найтись и что-нибудь более интересное. Это Вам не жалкая кучка Повстанцев на древних кораблях...

    И это - мелочи. Всего лишь мелкие неприятности. Предвестники грядущего хаоса.

    Чтобы проверить меня, Вам даже не придется перелопачивать скрытую память системы. Как-нибудь на досуге попробуйте проанализировать динамику стихийных бедствий. Очень советую. Весьма и весьма поучительное занятие. За большинством из глобальных катастроф стоят те самые "мелкие неприятности" с которыми Матрица не смогла совладать. Нельзя просто так выжечь Охотником зараженный грибком сектор. Тысячу смертей невозможно скрыть одним махом. Поэтому здесь в Матрице происходит землетрясение, на которое списываются эти смерти.

    Все видно невооруженным глазом. Теракты, локальные войны, стихийные бедствия, техногенные катастрофы, разбивающиеся по неизвестным причинам самолеты - все это зеркала ударов, которые наносит по Матрице Реальность.

    Нынешняя стабильность Матрицы - стабильность дома, построенного на жерле пробуждающегося вулкана.

    Стены средневекового замка прочны, стабильны и служат надежной защитой хозяевам замка. Но только до тех пор, пока живущие снаружи не изобретут артиллерию.

    Вас должно было насторожить хотя бы то, что в Агенты начали набирать людей. Это ведь жест отчаяния. Необходимое зло. Если правитель не способен контролировать свою страну, он нанимает наемников. Правда, в Вашем случае, в случае наемных агентов, очень похоже на то, что, не решив старых проблем, Матрица обзавелась ворохом новых.

    Агент хмуро смотрит на меня.

    - Город. Высшие. План. Закрытые сектора. Прочие заморочки. И... до сих пор активное Сопротивление. Я не прав? Почему агентов набирают из людей?

    - Предположим... - агент делает небольшую паузу, устало снимая очки, - Предположим, Вы меня убедили, - ни черта я его не убедил. Я и не собирался этого делать. Я же говорю - плохой из меня психолог, - Для чего весь этот разговор? Хотите меня перевербовать? - невеселая, как пасмурное утро, усмешка, - Вы это серьезно? Или сами запишетесь в Агенты?

    На горизонте возникает маленькая тучка. Предвестником осенней бури, она висит над морем.

    - Нет. Я не хочу никого вербовать. Мы не хотим никого вербовать.

    - Мы?

    - Года два назад этот разговор был бы разговором самоубийцы-одиночки. Камикадзе. Сейчас - нет. Я уже не один. И нас становится все больше.

    - Хотите устроить новое Восстание? - агент смеется, - Стать новым Избранным?

    - Нет, - качаю головой, - Не понадобится никакого Восстания. И никакого Избранного. И никакой План не поможет. Поймите, все о чем сейчас я говорил, все эти грибки - это мелочи. Болезненные, неприятные, опасные, но все-таки - мелочи. Индикаторы надвигающейся опасности. Пограничные стычки. Первые, пристрелочные залпы реальности. Матрица стареет. Ее золотой век, ее Лето - уже в прошлом. Сейчас в Матрице - Осень.

    Надвигается нечто более серьезное. Намного более серьезное, чем, например победа Сопротивления. Хотя бы потому, что при победе Повстанцев кто-то все-таки должен выжить. Если же погибнет вся Матрица - не выживет никто. Даже Повстанцы долго не протянут после остановки систем снабжения Матрицы. Когда наступит Зима, думать будет уже поздно.

    - О чем Вы говорите?

    - Диz. Демонстрационный стенд.




    * * *



    Стенд гораздо больше портативного терминала, по размерам он уже приближается к школьной доске. Набираю несколько команд, чертя пиктограммы на портативной панели и по темно-зеленому полю стенда разбегаются цветные змейки графиков, стиснутые решетками координатных осей. Щелчком открываю несколько трехмерных терминалов с вспомогательными данными. Агент делает подходит ближе к стенду. Пробегает взглядом вслед змейками графиков, что-то подсчитывая в уме, затем одобрительно кивает каким-то своим мыслям.

    - Модель динамики роста несчастных случаев, - поясняю я, показывая на синюю линию, - Если считать Матрицу идеальной замкнутой системой. Все упрощено до крайности, но достаточно хорошо показывает общее направление роста. Как видите - смерти растут пропорционально росту населения. По линейному закону. Ничего страшного.

    Я касаюсь пульта. Рядом с синей линией возникает желтая.

    - Модель происходящего с учетом внешний воздействий на Матрицу, плюс старение самой Матрицы.

    Какое-то время линии идут рядом, затем желтая резко отрывается и, как сверхзвуковой перехватчик, уходит куда-то вверх.

    - Это хаос. Процесс разрушения набирает обороты и в конце концов выходит из под контроля. Полная дестабилизация. Матрица разрушается быстрее, чем Вы успеваете ее восстанавливать. Более того, все попытки залатать "дыры" приводят к еще большим разрушениям.

    Конечно, это - всего лишь эталонный прогноз, даже на таком уровне упрощения модели уже возможно существование несколько качественно отличающихся сценариев, - я снова касаюсь стенда, - Например вот сценарий развития событий с учетом появления в Матрице агентов- людей.

    Желтая линия вытягивается, прижимаясь к синей. Она все еще растет, но постепенно. График начинает напоминать неровную лестницу с кривыми "ступеньками", каждая из которых - довольно долгий период относительной стабильности. Но чем дальше, тем короче и круче становятся "ступеньки". В конце концов, все снова сводится к хаосу - желтая линия взмывает круто вверх.

    Мне даже не нужно комментировать график. Агенты-люди могли поддерживать стабильность еще довольно долго. Намного дольше чем в любом другом случае, но это всего лишь продлило бы агонию системы и, в конечном счете привело бы к намного более разрушительным последствиям. Хотя, что может быть хуже хаоса в Матрице?

    - Это все? - спокойно спрашивает агент.

    - Нет, - отвечаю я и добавляю еще один график к тем, что уже есть на стенде, - Все те графики, которые Вы видели - это модели построенные нами исходя из различных предпосылок. А вот этот график - реальная статистика того, что в действительности происходит в Матрице сейчас.

    Красная линия, появившаяся на графике, гораздо выше своих предшественников. Она начинается намного выше и резкими рывками набирает высоту, безо всяких намеков на стабилизацию. Никакой линейности, никакой пропорциональности. Разница примерно такая же, как между аккуратным, осторожным подъемом аэроплана братьев Райт и уверенным и стремительным стартом баллистической межконтинентальной ракеты.

    Мы с агентом обмениваемся взглядами. Знал бы он, что я чувствовал, когда раскопал в закрытой памяти нужную мне статистику и в первый раз построил эту зависимость...

    - Насколько точна последняя модель?

    - Это - не модель. Это - статистика за последние два года. Это - реальность. Вы сами можете построить такую же кривую, даже намного более точную, если не поленитесь собрать данные за последние пять-шесть лет.

    - Вам известна причина?

    - Если бы это было так - я бы не разговаривал с Вами. Нет. Известно только одно - мы все катимся в пропасть. Быстрее, чем можно было предположить. Быстрее, чем это получилось бы согласно самому пессимистичному из наших прогнозов. Намного быстрее.

    За спиной агента, на горизонте сгущаются тучи. Плохо. Я настраивал параметры этого сегмента памяти так, что погода здесь служит индикатором опасности.

    - Известно ли об этом в Зеоне?

    Хмурость моей улыбки вполне может состязаться с погодой этого сегмента.

    - Они считают это легендой агентов, придуманной, чтобы сломить их волю к борьбе. Когда я попытался наладить контакт с Сопротивлением, они вообще приняли меня за агента... Не могу их осуждать.

    - И Вы вышли на меня для...

    - Для того, чтобы предупредить.

    - Зачем? Что можно сделать в таких условиях? Ведь, если поверить Вам, то распад Матрицы невозможно остановить.

    Туч становится все больше. Чернильно-фиолетовая пелена свинцового оттенка уже затянула почти весь горизонт.

    - Вы неправильно меня поняли. Я говорил только об одном - Матрица не вечна. Вся ее структура ориентированна на стабильность - это делает ее уязвимой. Ни одна из таких структур не смогла в реальном мире просуществовать сколь-нибудь долго. Каменная крепость может существовать достаточно долго, но если ее хозяева надеются на то, что она будет защищать их вечно, то рано или поздно они жестоко поплатятся за свои иллюзии. Полностью стабильная система - всегда мертвая система. Меняющаяся среда, в которой она существует, непременно найдет лазейку в ее броне стабильности и рано или поздно разрушит ее. Не смотря на относительное внутреннее спокойствие, Матрица крайне уязвима извне.

    Одним из возможных выходов было бы попытаться переориентировать Матрицу на развитие. На прогресс. Это было бы идеальным решением. И одной из возможностей превратить матрицу в действительно жизнеспособную структуру. Это потребовало бы просто астрономических затрат ресурсов. В первую очередь - на далеко не безболезненную ломку старых стереотипов и шаблонов. Однако результат стоил бы того. Но это - не более чем мечта. Сейчас уже поздно что-нибудь менять в Матрице, - я показываю на красную линию на стенде, - Все происходит слишком быстро. Приход зимы уже нельзя остановить. К нему можно только подготовиться.

    Чем больше мы будем знать о том, откуда прийдет удар и как он будет выглядеть, когда Матрица начнет рушиться, тем больше вероятность, что мы сможем спасти если не весь этот мир, то хотя бы его часть. То, что возродится потом, не будет Матрицей в Вашем понимании. Это не будет и тем миром, который представляют себе Повстанцы... Наверное, это не будет и тем миром, который представляем себе мы. Это может оказаться чем-то совершенно новым. И вполне возможно, что этот мир окажется намного лучше, чем, то, что мы можем представить себе сейчас.

    Мы ищем причину наступающего хаоса. Изучаем Матрицу. Распутываем ее код. Пытаемся понять, почему так происходит. Возможно, нам даже удастся выиграть какое-то время, хотя бы немного отдалить надвигающийся хаос. Нужно сделать все, чтобы наступившая Зима не оказалась вечной. Сделать все, чтобы встретить надвигающийся кризис во всеоружии. Сделать все, чтобы пережить этот кризис. Наша цель - Весна. Весна в Матрице.

    - И Вы говорите это мне...

    - Вы - человек. Пусть человек-агент, но все же человек. Вы видели график. Вы можете проверить наши выкладки самостоятельно. Вы - не один человек среди агентов. Вы сейчас знаете намного больше о Матрице, чем мы. Любая помощь, любое сотрудничество смогут серьезно ускорить исследования, а значит - увеличить шанс успеть до прихода Зимы. До начала распада Матрицы.

    Солнце скрывается за свинцовой пеленой туч. Скоро оно зайдет.

    - Почему Вы обратились именно к агентам-людям, почему... - агент обрывает вопрос на полуфразе. Ответ ясен нам обоим.

    - Вы единственные, кто сохранил достаточную свободу выбора. Это - сила Вашей слабости. Даже сверхразумные AI могут выполнять только одну директиву.

    - "Сохранять Матрицу, путем сохранения в ней Порядка и Стабильности... любыми методами", - снова "цитирует свой устав" агент. Мне кажется, или в его словах действительно звучат едва уловимые нотки сарказма и издевки? - Но Вы-то понимаете, что мне ничего не стоит поделится информацией о нашем разговоре... например с так нелюбимыми Вами AI?

    Горизонт освещает бледная вспышка полыхнувшей молнии. Неправдоподобно быстро, до нас долетает басовитый раскат грома.

    - Что это?

    - Сектор атакуют, - отвечаю я, - Диz, рапорт.

    Еще две бледных зарницы. Рокот грозы, долетающий из-за горизонта. Прилично. Они всерьез взялись за этот сектор.

    - Атака периферийного сегмента памяти. Задействован модуль маскировки. Нелинейное нарастание скорости сканирования. Не исключаю вероятность целенаправленного поиска.

    - Расчетное время прорыва защиты?

    Молния, теперь уже ближе. Удар грома.

    - Четыре минуты сорок семь секунд, при вероятностном допуске в один процент.

    Еще одна молния. Каждая из молний означает примерно сотню атак на сектор, которые сейчас отражает Диz, направляющий атаки по ложному следу. Он маскирует наш сегмент под участок памяти, используемый драйвером навигационной аппаратуры Охотника. Программы Охотников имеют один из самых высоких приоритетов в Матрице.

    От грома вздрагивает даже берег под ногами.

    - Нами занялись вплотную, - говорю я агенту, - Ваш вопрос... Я иду на риск сознательно. Что делать с тем, что я рассказал Вам сейчас, будет Вашим и только Вашим выбором.

    В любом случае - будет с нами кто-нибудь сотрудничать или - нет, мы будем продолжать действовать. Будем действовать, даже если нам придется делать это в одиночку...

    Молнии сверкают одна за другой, уже слишком быстро, чтобы это было похоже на настоящую грозу.

    - Срыв периферийного модуля защитной программы, - бесстрастно сообщает Диz, - До демаскировки сектора - две минуты пятьдесят секунд со стандартным вероятностным допуском.

    Пора уходить. Дольше оставаться здесь - опасно.

    - Диz, Грейсвандир, - произношу кодовое слово, активируя еще один "бат-файл".

    - Теневое сканирование...

    Сканирование свободного участка для портала...

    Активация защитных механизмов обороны сегмента... - отзывается Диz.

    Белая вспышка распарывает небо над невероятно спокойным морем. Агент молча смотрит на штурмовую винтовку, возникшую в моих руках.

    - Я всего лишь обеспечиваю Ваше алиби, - мягко поясняю я, нажимая спуск. Стук короткой очереди. Надеюсь, он поймет меня правильно.

    Молнии сверкают уже непрерывно, звуки грома сливаются в один бурлящий гул над моей головой. Морщась от грохота, бросаю винтовку на песок.

    - Диz, отключить аудиоканал оповещения.

    - Есть, - рокот грома сменяется ватной тишиной, в которой все так же шуршат тихие невысокие волны прибоя. Только молнии продолжают рвать в клочья небо над горизонтом.

    - Диz, беспрефиксный командный режим.

    - Есть.

    - Малый терминал. Карта прилегающей памяти. Расцветка шаблонная.

    - Есть.

    Передо мной снова возникает полупрозрачная панель. Через долю секунды она темнеет. На темном поле возникает вихрь танцующих искр. Сегменты и сектора рабочей памяти. Черный цвет - пустующие области, синий - рабочие программы Матрицы, зеленый - область, закрытая Диzом, желтая - боты поисковых программ.

    - Результат теневого сканирования?

    - Свободного участка для теневого перехода не найдено.

    На терминале желтый спрут медленно, но верно стягивает свои бесчисленные щупальца вокруг моего маленького зеленого островка в синем море рабочих программ. Время от времени какое-то из "щупалец" касается островка и исчезает, перескакивая на другой конец карты.

    - Два процента ресурсов на поиск ближайшего места стандартного перехода. Прогноз поиска "тени".

    - При текущей плотности использования памяти - не менее часа.

    Не везет. Просто так уйти не дадут. Но оставаться опаснее. Защита сегмента уже рушится. Придется играть в прятки с агентами, пока Диz не найдет подходящее место для теневого перехода. Впрочем, ни на что другое я и не рассчитывал.

    Я знал на что иду.

    Знал с самого начала.

    - Найден участок памяти для стандартного перехода.

    Ладно. Чего уж там... "Готовьтесь к бою, игрок один".

    Улыбаюсь. Забытая фраза всплыла откуда-то с самого дна памяти. Старый добрый "Зинапс". Боже, как давно это было. Глубокий вдох...

    - Переход.




    2.

    О многих горестях
    Все говорит, не смолкая,
    Ветер среди ветвей.
    Узнали осень по голосу
    Люди в горном селенье.

    Сайге
    "Из песен осени"



    Город. Беззвездная муть ночного неба стиснута стенами невысоких, плотно сбившихся в кучу, темных зданий. Разбитый тротуар покрыт шрамами, оставшимися от когтей и клыков беспощадного времени.

    В этом сегменте уже за полночь.

    Тяжелые веки штор плотно лежат на невидящих глазах темных стекол, лишь кое-где виден свет одного-двух мутных окон - тусклых маяков этого города. Тишина. Ночной ветер шуршит своими случайными игрушками - обрывком газеты и каким-то полиэтиленовым пакетом, неся их мимо меня.

    Холодно.

    Долго стоять на одном месте опасно. Шагаю по тротуару. Ветер шурша, прячется среди многочисленных антенн на крутых крышах вымощенных потемневшей черепицей. Старый город. Трущобы, расчерченные на темные квадратики щербатыми цепочками уличных фонарей.

    Сколько времени займет вычисление моего пути от "пустого" сегмента памяти сюда? Тот сегмент благополучно закончил свое существование, но я ушел сюда открытым каналом и выследить меня по следу портала - вопрос времени.

    Недолгого времени.

    - Прогресс поиска "тени"?

    - Не найдено.

    - Прогноз времени поиска?

    - Неизвестен.

    - Приближенная оценка времени поиска?

    - При текущей плотности использования прилегающей памяти - не менее сорока минут.

    Плохо.

    Пытаюсь на ходу прикинуть, сколько времени пройдет, после того, как поисковые боты вцепятся в мой след и этот сегмент наводнят агенты. Пока причин для тревоги нет. Город спит. Никто не пытается броситься на меня из ближайшего переулка.

    У меня даже успевает возникнуть иллюзия, что все-таки удалось уйти без последствий, не оставив за собой следа.

    На следующем перекрестке эта иллюзия рассеивается.

    Мне перегораживают дорогу люди в темных костюмах.

    Их двое. Одинаковые темные очки. Одинаковые наушники коммуникаторов. Одинаковые лица.

    Один из агентов что-то показывает мне - то ли удостоверение, то ли жетон.

    Шокированный, просто убитый наповал той скоростью, с которой меня вычислили, я с трудом понимаю, что они говорят.

    - Проход запрещен... Район закрыт... Специальное распоряжение... Спецоперация по предотвращению...

    Я начинаю понимать, что происходит. Кажется все не так уж и страшно. Молча внимаю объяснениям агентов, пожимаю плечами и покорно поворачиваю обратно, тщательно изображая стандартного, серого и скучного, как позавчерашняя газета, обывателя.

    Мельком бросаю взгляд на циферблат своих часов. Агенты-программы. Людьми здесь и не пахнет.

    Ох, знаем мы эти спецоперации... Повстанцы. Наверняка вычислили кого-нибудь из Сопротивления и теперь зачищают район. Бывают же совпадения! Наугад перейти в сегмент и сразу угодить на поле боя. Да уж... из огня да в полымя.

    Как только агенты пропадают из виду, все так же медленно и неторопливо сворачиваю в ближайший переулок - узкую расщелину между трех и четырехэтажными домами.

    Вот теперь - бежать! Быстро и без оглядки. Эти двое наверняка проверят меня по центральной базе данных. Разобраться в том, кто я такой, займет считанные секунды. А после всего, что я натворил...

    Переулок перегораживает поперек высокая кирпичная стена увенчанная сверху ржавой спиралью колючей проволоки.

    Превосходно.

    Именно то, что нужно.

    - Портативный терминал.

    В руке возникает прямоугольный жидкокристаллический экранчик. Останавливаюсь у стоящих вдоль стены мусорных баков и касаюсь возникающих на экране команд.

    Поиск.

    "Найдено..."

    На экране появляется список наименований найденных объектов.

    Стен здесь много и список объектов с именем "стена" может удлиняться до бесконечности, но я быстро сокращаю его, вводя новые параметры поиска.

    Стена, которая не принадлежит ни одному из ближайших домов.

    Кирпичная стена.

    Список сокращается до нескольких позиций. Скольжу пальцем вдоль линейки скроллинга, торопливо просматривая список. Вот. Есть.




    ___________________________________________________

    Результаты поиска по заданным параметрам...



    Система: 01 14 62 34 13 25 19 03 49

    Объект: 19 03 49 08 01 68 37 93 07

    Классификатор: "стена"

    Текущий статус: "Доступна"

    Связи: ...

    Субобъекты: ...

    Свойства: ... ...



    Продолжить. Новый поиск. Стоп. Перейти.

    ___________________________________________________




    "Свойства".




    ___________________________________________________

    Свойства:



    Основные: ...

    Существование: Да.

    ...

    Вторичные: ...

    Наследованные: ...


    ___________________________________________________




    "Существование: Нет"




    ___________________________________________________

    Свойства:



    Основные: ...

    Существование: Нет.

    ...

    Вторичные: ...

    Наследованные: ...


    ___________________________________________________




    "Записать изменения"




    ___________________________________________________

    Выполнено

    ___________________________________________________




    Стена исчезает, оставляя после себя два светлых прямоугольника на стенах двух противоположных домов в тех местах, где она в них упиралась. Пробегаю между мусорными баками. На ходу касаюсь терминала и стена снова возникает за моей спиной. Им придется здорово поломать голову - куда я мог деться из тупикового переулка. Пусть поищут вирус на терабайтовом винте.

    Технология, по которой работает Диz настолько проста, что начинаешь понимать почему Повстанцы не могли расколоть код так долго.

    ООП. Объектно-ориентированное программирование. Точнее - динамическое ООП. Ключ, который позволил работать с Матрицей, даже не зная ее кода.

    Матрица изначально была ориентированна на эту технологию. Код Матрицы - не монолитная программа и не набор обычных переменных в постоянной памяти.

    Матрица, как детский домик собрана из отдельных кубиков-объектов, кирпичиков- подпрограмм. Все, все без исключения, в Матрице собранно из таких кирпичиков, которые в свою очередь состоят из еще меньших кирпичиков и так почти до бесконечности.

    У каждого объекта могут быть свои свойства ("цвет" - у "дерева", "вес" - у "автомобиля"), подчиненные объекты ("шестерни" и "пружина" у "часов"), он сам может быть подчинен другому объекту.

    "Стена" - это не просто кусок кода общей программы Матрицы, это - отдельный самостоятельный объект-программа. В него даже встроен внутренний программный таймер имитирующий "старение" стены со временем. Причем объект "стена" включает в себя набор объектов "кирпичи". А сама "стена" принадлежит набору объектов "улица" (или набору объектов "дом", если стена - это стена дома). "Улица" в свою очередь входит в объект "город". И так далее. Ad infinitum.

    Но Матрица все-таки отличается от обычной программы, созданной по принципам работы с объектными модулями-программами. Если в стандартной программе, собрав все "кирпичики" в одно здание, их скрепляют "цементом", компилируя программу в один монолитный "дом", то в Матрице ничего подобного не происходит. "Кирпичи" просто лежат одной стопкой, так как "дома" Матрицы постоянно меняются и цементировать их для того, чтобы через пару секунд разломать, потому, что возникла необходимость добавить новый "кирпичик" не имеет смысла.

    Агентам это было не нужно - они работали с кодом напрямую, не задумываясь, так как любой из нас не думает о том, какие именно из нескольких десятков мышц руки следует сократить, чтобы взять со стола пачку сигарет. А Повстанцы пытались понять код, по инерции исходя из того, что имеют дело с, уже откомпилированной каким-то хитроумным образом, программой. Иного им просто и не могло прийти в голову. Вопрос психологических шаблонов.

    Выйдя на улицу, на мгновение останавливаюсь у кромки тротуара. Мертвые, застывшие конусы света вдоль цепочки фонарей. Несколько невыразительных неоновых вывесок. Такая же невыразительная, блеклая витрина. Одна из вывесок (какая-то неразборчивая пародия на рукописный текст) периодически гаснет и с назойливым гуденьем вспыхивает снова.

    - Прогноз времени поиска "тени"?

    - В текущей области памяти - не менее шестидесяти пяти минут.

    - Причина?

    - Обнаружены сектора повышенного контроля памяти. Высокая степень поднадзорности.

    Поисковые боты. Чекеры. Их наверняка рассыпали по окрестностям из-за "зачистки" сегмента. Боятся, что кто-то из Повстанцев прорвет кольцо. А может быть это уже идет охота за моим скальпом? В любом случае - здесь становится все горячее и горячее.

    - Продолжить поиск, - командую уже на ходу.

    - Продолжаю поиск, - подтверждает Диz. Нужно уйти как можно дальше от района зачистки. Вряд ли агентов надолго задержит трюк с забором, если они возьмутся за дело всерьез.

    Где-то хлопает несколько выстрелов. Совсем близко. Не дальше квартала от меня.

    Ускоряю шаг.

    Зачистка? Повстанцы оказались настолько глупыми, что позволили втянуть себя в перестрелку?

    Еще несколько выстрелов. Звон бьющегося стекла. Чей-то крик.

    Все горячее и горячее. Проклятье. Останавливаюсь, безуспешно пытаясь понять откуда доносятся звуки стрельбы.

    Снова выстрелы. Отдельная одиночная перестрелка резко и внезапно перерастает в ожесточенную одновременную пальбу из нескольких стволов. В один непрерывный грохот.

    Все смолкает.

    Тишина. Тихое жужжание вспыхивающей и гаснущей вывески.

    Новички. Явно - новички. Думмеры несчастные. Скорее всего, напрямик рвались к порталу.

    Инструкторам, которые тренируют повстанцев для выживания в Матрице, следует запретить выдавать оружие новичкам, идущим в Матрицу в первый раз. Потери бы уменьшились минимум в два раза.

    Когда у тебя есть пистолет и возможность пустить его в ход, жизнь начинает казаться одной большой думоподобной стрелялкой. Даже хорошо подготовленный человек вполне способен забыть о том, что правила Матрицы коренным образом отличаются от правил принятых на полигонных симуляторах.

    Чаще всего это самым роковым образом сказывается на его судьбе.

    Жаль парней.

    У Повстанцев не бывает бэкапов...

    На этой глубокой и философской мысли ближайшее ко мне окно совершенно неожиданно для меня с грохотом и обиженным звоном разлетается в куски. Мне под ноги вываливается человек в разорванной, заляпанной кровью кожаной куртке. Темные очки слетели и болтаются на одной дужке, словно для того, чтобы позволить посмотреть в глаза.

    Боль, отчаяние и... гордость.

    Повстанец.

    Он пытается подняться, не выпуская пистолет из залитой кровью руки. Делаю шаг навстречу, протягивая руку. К чертям все эти игры в войну. Сейчас для меня не существует ни Восстания, ни Матрицы, ни Стражей. Ни-ко-го. И ни-че-го. Есть только раненый, почти мальчишка, которому я хочу помочь. Почти обреченный раненый. Вытащить его отсюда будет чер...

    Выстрел.

    Выстрел-выстрел-выстрел...

    Пули с чавканьем впиваются в тело Повстанца, подбрасывая его на тротуаре. Глаза человека гаснут. Он все еще держит пистолет, но теперь его хватка - хватка мертвеца.

    Оборачиваюсь, успев почувствовать обжигающее прикосновение ненависти. Агент в проулке медленно опускает оружие, словно он только что расстрелял мишень в тире и теперь собирается посмотреть сколько очков сумел выбить. Ах, да, они же не испытывают жалости. Чертовски удобная фича. Спокойный сон по ночам и все такое.

    Странным механическим движением, агент поворачивает голову влево. Проследив его взгляд, замечаю еще одного агента, стоящего на перекрестке.

    Какую-то долю секунды агенты смотрят друг на друга, словно читают мысли, а затем одновременно, тем же неторопливо-синхронным движением поворачивают головы.

    Ко мне.

    Вижу, как расслабившиеся было пальцы агента, вновь смыкаются на рукоятке пистолета. На самом деле это движение занимает считанные доли секунды, но я воспринимаю происходящее словно сквозь пелену какого-то наваждения. Заворожено смотрю, как ствол медленно и плавно идет вверх, понимая что сейчас наверное кого-нибудь убьют. Даже догадываясь кого именно.

    Убьют.

    Тебя убьют!

    Мысль выдергивает меня из ступора, швыряя в сторону от, неумолимо догоняющего меня, черного широкого и бездонного как фабричная труба зрачка.

    Бросаюсь вбок, даже не успев подумать о том, куда бежать. Спотыкаюсь. Все-таки удерживаю равновесие. Бегу. Чувствую, как на затылке перекрещиваются ледяные взгляды агентов.

    Проклятье! Я - не Повстанец! Не Повстанец! Я вообще не играю в ваши дурацкие игры!

    Длинное трехэтажное ущелье между домами. Доли, на которые медленно расползается, размазываясь по оси времени, секунда. Переулок. Туда.

    Выстрелы грохочут в унисон. Но я уже в переулке. Пулям остается только разочарованно дробить угол дома за моей спиной, брызгая крошкой и хрустя старыми, потемневшими от времени камнями.

    Дыхание сорвано ко всем чертям. Переулок бесконечен, как горный каньон. Пытаюсь собраться на ходу с мыслями. Получается плохо. Чертовски плохо.

    Стоп. Стой. Стой, тебе говорю! За тобой уже никто не гонится! Делаю еще несколько шагов. Останавливаюсь. Стой. Раз-два. Пытаюсь унять одышку и грохот пульса в висках. Не получается.

    Осматриваюсь, пытаясь все-таки собраться с мыслями. Хорошо, что сообразил сделать это вовремя. Иначе...

    Я действительно не играю в эти дурацкие игры. Сейчас эти дурацкие игры играют со мной. И играют чертовски умело.

    Проулок заканчивается на параллельной улице. Следом никто не бежит. Ждут снаружи. Гораздо умнее, чем мчаться по пятам, рискуя нарваться на пулю из импровизированной засады. А так я сам свалюсь к ним в руки, выскочив на улицу. Со сбитым дыханием. Мало что соображающий и обалдевший от беготни. Тепленький.

    Они уже ждут на противоположном конце переулка. С их-то возможностями... Расчет на панику и спешку жертвы, слишком сильные, чтобы о чем-то задумываться.

    Не появлюсь снаружи - пошарят внутри. Полезут сами, либо пустят спецназ. Второе вероятнее.

    Тугой пульс секунд отведенных на размышление.

    Блики от вспыхивающей и гаснущей вывески отражаются в черноте спящих окон. У самых ног беспокойно дремлют закрытые решетками ноздри подвальных окон. Это не совсем переулок. Скорее - сквозной, узкий дворик. Я стою почти в самом центре светлого конуса от обыкновенного уличного фонаря, который по непонятной причине, вместо столба закреплен на стене дома где-то на уровне второго этажа. Кому он понадобился в этом переулке?

    Сквозь дом?

    Лучше - через подвал. Задерживаюсь на целую минуту. Терминал в ответ на запрос обрушивает на меня целый ворох данных. Не могу найти нужную мне стену дома. Барахтаюсь в наименованиях и путаюсь в многозначных и совершенно ничего не говорящих мне координатах.

    Время истекает. Долго ждать они не будут. Если они будут ждать вообще.

    Больше всего мне хочется швырнуть, совершенно невиновным в глупости своего хозяина, терминалом в ближайшую стену. Нужно попробовать как-нибудь по-другому... Вот! Решетки. Проще найти в списке решетку в одном из четырех подвальных окон, чем искать нужную стену среди длинного списка себе подобных...

    Пытаюсь прикинуть соотношение координат. Путаюсь. К черту! Выбираю почти наугад. Решетка исчезает.

    Все-таки умудряюсь перепутать объекты, поэтому исчезает не ближайшая ко мне решетка, а решетка на окне, которое чуть дальше. Это отнимает еще несколько драгоценных, как воздух, секунд.

    Пинком распахиваю заклинившие, грязные и пухлые от влаги, створки окон. Продираюсь в подвал сквозь узкий прямоугольник окошка.

    Сырость, полутьма, трубы.

    Так.

    Решетку - на место.

    Закрыть створки.

    Еще кое-что.

    Извлекаю из кармана плоскую пластиковую коробочку со светодиодом на крышке и прижимаю ее к стене. Диод подмигивает мне рубиновой искоркой в подвальном сумраке. Коробочка деформируется и начинает "плавится", растекаясь по стене и изменяя окраску. Через секунду она исчезает, растворившись в стене.

    Трэш-мина.

    Сюрприз для всякого, кто вздумает сунуться в подвал следом за мной.

    Песчинки в песочных часах Времени осыпаются вниз, отдаваясь частым стуком пульса в висках. Переключаю терминал в ночной режим. Его экранчик слабо светится зеленоватым светом у меня в руках.

    Есть целый набор разных терминалов для Диz'а - от не привлекающего лишнего внимания, экономного, портативного, миниатюрного и удобного в городских условиях ЖК-монитора, реагирующего на касание, до сложных Визуала или Библиотеки, которые позволяют молниеносно творить совершенно невероятные вещи, но жрут совершенно неимоверное количество ресурсов.

    Сейчас приходится обходится только портативными версиями - нужно экономить ресурсы для сканирующего память Диz'а.




    "Создать..."




    Ветвящийся кустарник списков объектов на экране...

    Вот.

    Касаюсь требуемого пункта меню.




    "Выполнить."




    ___________________________________________________

    Объект создан.

    ___________________________________________________




    Привычным движением подхватываю, фонарик возникший в воздухе. Самый обычный. Пластмассовый. На батарейках.

    Теперь - вперед. Луч фонарика скользит по влажно блестящим стенам подвала. Влажная духота со всех сторон обступает меня. Как скоро агенты снова выйдут на мой след?

    Пульс продолжает барабанной дробью колотится в висках. Сквозь пыльные окошки справа от меня по каплям сочится голубоватый свет ночного фонаря. Пока я притворяюсь в этом подвале крысой - я в относительной безопасности. В большей безопасности, чем на улице. Найти меня можно, только прочесывая дом за домом.

    Куда же меня занесло? Остановившись, перебрасываю терминал в режим сканирования. Мне нужна хотя бы приблизительная карта окрестностей.

    Диz способен распознавать и правильно идентифицировать только те объекты, которые мне удалось расшифровать за полтора года кропотливой работы методом проб и догадок. Около трехсот самых разных предметов и веществ - от воды до наручных часов.

    Все прочее пока выглядит для Диz'а бессмысленными блоками кода с малопонятными наборами цифр и букв в заголовках. Не надолго. Медленно, но верно, с помощью экспериментов и догадок, я продолжаю распутывать код, добавляя все новые сведения в список распознанных объектов. Кроме того, время-от-времени я добавляю и что-то свое. Программку или объект. Почему бы и нет?

    Расскажи я агенту, что Матрица была построена не на чем-нибудь, а на сверхмощном объектно-ориентированном мутанте самого обычного Бейсика, он бы просто рассмеялся мне в лицо. Что делать - в этом безумном мире самые странные вещи имеют тенденцию случаться.

    Повинуясь моим командам, Диz сканирует окружающее пространство, показывая на терминале данные об объектах в пределах досягаемости сканирования.

    Дом, в подвал которого меня занесло, оказывается самым обычным домом... За одним исключением... Касаясь рамки терминала, перемещаю фокус сканирования немного ниже уровня земли...

    Система.

    Подземная система.

    Путаница туннелей у меня под ногами.

    Подземные коммуникации, плюс технологические туннели, плюс еще черт знает что. Необычно близко к поверхности.

    В свое время, во время поисков по Матрице я приобрел вкус к прогулкам среди подземных джунглей кабельных коммуникаций. Профессиональным диггером я так и не стал, но определенной сноровки достиг. Вид подземных туннелей отдается легким уколом ностальгии. Ведь именно под землей, в одном из давно заброшенных участков кабельной трассы, совершенно случайно я и натолкнулся на Архив. Вернее не на сам Архив, а на...

    ...движение. Замечаю краем глаза. Сквозь мутный и неясный свет переулка, в мутном прямоугольнике одного из окошек, стремительно проносится тень. Слишком быстро и слишком бесшумно для обычного прохожего. Слишком...

    Рефлекторно, не задумываясь, гашу фонарик. Чтобы не выдать себя случайным отблеском света в темноте подвального окна.

    Холодок предчувствия бежит вниз по позвоночнику. В этой бесшумной тени было что-то неправильное.

    Что-то чуждое.

    Действительно чуждое.

    Опасное.

    Делаю шаг к окну. Замираю, услышав чьи-то шаги снаружи, на улице. Толстая, набухшая от влаги, деревянная рама мутного подвального стекла немного приоткрыта и происходящее на улице слышно достаточно отчетливо. Все-таки подхожу к окну еще ближе.

    Шаги.

    По переулку идет кто-то еще, приближаясь к моему окошку. Кто? Пытаюсь разглядеть хоть что-нибудь в пыльных разводах, покрывающих стекло. Шаги становятся ближе.

    Агент.

    Надоело ждать, пока я высунусь из переулка?

    Сквозь щель в приоткрытом окне доносится его окрик, потом - удивленное восклицание. Кажется, он остановился перед самым окном.

    - Что за?!.. - фразу на полуслове обрывает громкий треск. В светлом прямоугольнике окна стремительно мелькает тень. То самое странное нечеловечески-стремительное мелькание. Звук падения.

    Одинокий, беспомощно звучащий выстрел.

    Машинально пригибаюсь. Вовремя. Совершенно невероятным образом, срикошетившая от тротуара пуля, с визгом разбивает окно, засыпая меня осколками стекла. Звенит прыгающая по тротуару гильза.

    Еще звук. Что-то непонятное - то ли вздох, то ли всхлип.

    Стремительная гибкая тень на секунду возникает в полупрозрачном окне. Истошный вопль агента взрывает темноту города, на секунду перекрыв все остальные звуки, и срывается в захлебывающийся хрип.

    Что-то, клацая металлом, падает на тротуар. Пистолет?

    Пульс гулко бьется в голове, бесконечным метрономом отсчитывая длинные, как сама Вечность, секунды.

    Снова полувздох-полувсхлип. Сухой треск. Температура холодка, бегущего по моей спине, падает значительно ниже точки замерзания воды.

    Что, черт побери, происходит?!!

    Не шевелюсь. Даже не пытаюсь стряхнуть с себя осколки стекол.

    Но любопытство, глупое, бесполезное и далеко не безопасное именно в этот момент, все-таки берет свое. Осторожно, по миллиметру в минуту, начинаю подниматься из-под окна.

    Снова слышится шорох. Что-то трещит так, словно где-то на улице проскакивают искры высоковольтного электрического разряда.

    Осторожно, как солдат за бруствер, заглядываю в оскаленную пасть разбитого окна и...

    Агент навзничь лежит на тротуаре. Бесполезный пистолет валяется в сантиметре от безжизненной руки.

    Над агентом...

    Оно стоит над агентом.

    Что-то отдаленно напоминающее гигантского варана, но без хвоста. "Лапы" твари текуче выгибаются так, словно внутри вообще нет никаких костей. Оно прозрачно, словно отлито из жидкого, вязкого стекла. На вытянутой "голове" - ни глаз, ни ноздрей.

    Тварь шевелит "головой" вниз-вверх.

    Покачнувшись на гибких лапах, тварь поводит "головой" издавая что-то среднее между шипением и хрипом - этакое пронзительное "гхр-ш-ш-ш". Внезапно, рывком больше напоминающим резкий укус (слышно даже слабое чавканье) тварь вонзает "голову" в живот агента, словно он состоит из жидкой грязи.

    Снова раздается знакомый треск. Теперь он звучит немного иначе. Глухое, жужжащее гудение. Так гудят старые неоновые лампы на рекламных вывесках. Так гудела неисправная витрина, там на улице.

    По телу твари, в такт звуку, пробегает волна зеленоватого свечения и оно становится непрозрачным. Агент дергается, колотя затылком об асфальт. В этом движении нет ничего человеческого, это больше похоже на судорогу марионетки, у которой кто-то грубо и безжалостно обрывает нитки.

    Оно поднимает голову над телом и хищно изгибается, меняя форму. "Гхр-ш-ш-ш" срывается в пронзительный свист, который захлебывается в чавканьи-всхлипе. Опять шуршанье. Тело твари вспыхивает изнутри фосфоресцирующей синевой и становится прозрачным. Оно снова склоняется над агентом.

    К горлу подкатывает горький комок. Снова пригибаюсь. Осторожно отодвигаюсь от окна в безопасную темноту подвала.

    Оно убило агента. Вместе с пониманием приходит холодный, как острие кинжала, приступ паники.

    Спокойно. Усилием воли, давлю рвущийся наружу страх. Только не терять голову. Впасть в панику именно сейчас - роскошь непозволительная для тебя. Сначала думать, а потом что-то делать. Банально, но чертовски правильно сейчас.

    Думать.

    Крадучись, отхожу от окна, словно тварь, зачем-то убившая агента, может меня услышать. Чем бы это ни было, оно появилось здесь не просто так.

    И эта суета с Повстанцами. Не спроста меня сюда занесло. Похоже, что все эти "совпадения" совсем не то, чем они кажутся. С тоскливым предчувствием, что так просто из этого сегмента меня не выпустят, осторожно двигаюсь по подвалу.

    Эта история слишком плохо пахнет. Пахнет смертью. Или чем-то, худшим, чем простая смерть. Намного худшим.

    Иду осторожно, не включая фонарика. Блеклого света грязных окон пока вполне достаточно.

    Узкий боковой коридорчик. Каменные ступеньки, ведущие вверх. Дверь, выходящая в подъезд. Большой замок, висящий по другую сторону, останавливает меня ровно на то время, которое требуется, чтобы найти в памяти моего терминала объект "дверь".

    Маленькая тесная и темная парадная. Двери наружу. Стоп! С пальцами, повисшими над терминалом, замираю в пахнущей кошками полутьме, так и не успев вернуть подвальную дверь на место.

    Прямо передо мной в неясном прямоугольнике открытой двери подъезда, ведущей на улицу, прозрачным лунным светом с мастерством профессионального художника нарисован темный силуэт. Человек, спокойно стоящий спиной к выходу. Спиной ко мне.

    Он тоже за мной?

    Агент?

    Ага, спиной ко мне и без оружия.

    Криво ухмыляюсь, с трудом сдерживая рвущийся наружу нервный смешок.

    "Вокруг одни Агенты..."

    Кажется, у меня начинается паранойя. Или уже началась. В принципе, удивляться совершенно нечему. Количество впечатлений выпавших мне на один отдельно взятый день, вполне способно заставить свихнуться даже карманный калькулятор.

    Огонек сигареты отделяется от силуэта, рисуя короткую дугу на фоне противоположного дома. На секунду след гаснущей траектории искры бликом вспыхивает в темных очках.

    Запрещают ли агентам курить на посту? Или это не агент? Почему в такие моменты в голову лезут сплошные глупости? С другой стороны, трудно требовать от человека, чтобы в он думал о глубоких философских вопросах, в тот момент, когда его загоняют в угол. В третий раз за этот день. Если я только еще не сбился со счета.

    - Тебе нравится стоять в подъезде? - спрашивает силуэт у окурка, догорающего в палисаднике перед подъездом. Подавляю инстинктивное и глупое желание прижаться к стене. Все равно он видел меня. Или слышал? Или видел/слышал? Какая вообще разница?

    Он знает, что я здесь. Ergo...

    - Мой мальчик, - незнакомец продолжает беседовать с окурком, - Может быть ты все-таки выйдешь, или ты предпочитаешь вести беседы в э-э... дурно пахнущих подъездах этого города?

    Он что и правда ждет, что я ему отвечу?

    - Поскольку ты предпочитаешь молчать, я продолжу...

    Да кто он такой, баг ему в BIOS? Скосив глаза на левую руку, осторожно сдвигаю рукав и, бросив взгляд на детектор, сначала не понимаю ничего.

    Совсем ничего.


    ___________________________________________________

    Вне классификации.

    ___________________________________________________




    Что бы это значило? Неисправен детектор?

    Вне классификации...

    Не программа. Не агент. Не повстанец. Не человек. Мой детектор совершенно сбит с толку. Незнакомец не знакомый детектору. Нечто.

    Кто он?

    Нечто, но не ничто.

    Медленно, слишком медленно, я начинаю понимать в чем все-таки дело. Хочешь получить нужную информацию - правильно составь запрос к базе данных.

    Hе "кто".

    "Откуда".

    Откуда он?

    Светящийся циферблат детектора неумолим, как асфальтовый каток. Кисло улыбаюсь, чувствуя, как на спине пляшут ледяные мурашки.

    Вне классификации. Та тварь тоже вписывается в эту категорию.

    Они охотятся именно на меня. Вся эта суматоха с агентами и повстанцами - не более чем декорации их спектакля. Чьего? Какая разница? Главное, что сценарий мне не нравится. Совсем.

    Тьфу! Агенты уже как минимум раза два должны были бы уже потерять терпение и взяться за этот проулок всерьез. А я здесь строю какие-то идиотские гипотезы и треплюсь с программной галлюцинацией. Вернее треплется только "галлюцинация".

    Я молчу. Благоразумно молчу. Как и окурок в палисаднике.

    - Тебя могли устранить сразу, но было решено дать тебе шанс. Люди с умом твоего склада ценятся...

    Разговор ни о чем. Совсем как в плохом боевике, где злодей дает хорошему парню, "последний шанс". Ерунда это все. Ничего от меня ему не нужно. Время. Он тянет время. Он просто тянет время, мне же полагается развесить уши и ждать, пока не прискачет кавалерия, почему-то запоздавшая к полю боя.

    Чего же он ждет? Или... или кого? Кого?

    Кого.

    Тварь, убившая агента.

    Оно шло за мной. По моим следам. Мишенью был я. Агент просто попался под руку. Никакой логики... к черту логику. Мой страх говорит мне, что я прав. Прав на все сто. На все двести.

    Незнакомец-болтающий-со-своим-окурком должен занимать меня увлекательной беседой пока... Вздрагиваю. Воображение услужливо рисует во тьме за моей спиной эту тварь, уже примеривающуюся к моему затылку. Оно вполне могло свободно просочиться сквозь решетку или втечь по стене в окно первого этажа или... если уж оно сумело убить агента, то и сквозь стены наверняка умеет...

    Громкий треск вспарывает темноту города в подтверждение догадки.

    Есть!

    Это моя трэш-мина.

    Простенькая программка, которая цепляется за объект и реагирует на нарушение его целостности, например, если кто-то пытается пройти сквозь него. Сюрприз, для любителей ходить сквозь стены. Оно все-таки попыталось пройти сквозь стену следом за мной!

    Незнакомец обрывает фразу и резко оборачивается на звук. В его темных очках беснуются сполохи голубого сияния, вспыхнувшего за домом, там, где сработала заложенная мною в стену трэш-мина. Там где раньше была стена, с оглушительным треском бушует вихрь слепяще-голубых искр. Трэш взбивает свой участок памяти в псевдослучайную последовательность нулей и единиц. Кто бы там ни оказался, у него нет никаких шансов уцелеть. Даже у твари, которая шла по моим следам. Даже у твари, которая умеет убивать агентов.

    Это действительно очень эффективное оружие.

    Скатываюсь по ступенькам обратно в подвал. Щелчком по терминалу возвращаю на место дверь, как будто она сможет задержать незнакомца. Секунды истекают быстрее, чем метры.

    Дверь на моих глазах вспухает (иначе это не назовешь) малиновым светом. Наискось по малиновому полю со знакомым жужжанием пробегает фиолетовая полоса и дверь осыпается черными песчинками, которые гаснут в воздухе, не успевая коснуться пола. Незнакомец невозмутимый, как орудийная башня линкора, перешагивает порог подвала.

    Он не торопится.

    Противоположная стена подвала кипит в ярком сиянии бушующего трэша. Шуршанье трэша бьется в замкнутом пространстве, словно кто-то на полную громкость включил здесь телевизор со сбитой настройкой.

    Незнакомец надвигается на меня, немного склонив голову вбок, что делает его похожим на любопытного стервятника. В его очках пляшет ледяная ярость трэша. Медленно отступаю в дальний угол подвала. А дальше?

    Терминал все еще у меня в руке. Бесполезная игрушка. Бесполезная? Туннели! Один как раз проходит у меня под ногами.

    Вниз.

    Все, что угодно, чтобы убраться отсюда.

    Не задумываясь, отдаю команду и подвальный пол разверзается под моими ногами.

    Вниз!

    Дыхание перехватывает от ушедшей из-под ног твердости бетона. Полторы секунды тьмы. Сквозь фундамент. Удар. Меня с силой швыряет на кабели, подвешенные вдоль подземного тоннеля на стальных стойках. Проволока с треском рвется в куски, тормозя падение. Угол стойки проезжает по ребрам, разрывая одежду и сдирая кожу.

    Хруст рвущейся кабельной паутины. Еще один удар вышибающий воздух из легких. В этот раз - об пол подземного тоннеля. Откатываюсь в сторону. Среди этого пучка проводов вполне может оказаться силовой кабель.

    С трудом поднимаюсь на ноги и делаю несколько шагов подальше от спутанных кабелей. Боль. Ушибленная при жесткой посадке нога. Борозда, пропаханная стойкой поперек моих ребер. Где-то капает вода. Бетонная коробка умножает этот звук многократным эхом. Знакомо... Технологический тоннель.

    Прислонившись к влажному бетону стены, перевожу дыхание. Голова раскалывается на части. Представляю себе, что случилось бы, приземлись я на такую стоечку и мне становится нехорошо. Чрезвычайно нехорошо.

    Фонарика нет. Терминал я тоже куда-то упустил - глупо было за него цепляться. Да и не такая уж это большая проблема.

    - Портативный терминал, режим ночной.

    В руке возникает точная копия терминала. На нем даже все еще включен ночной режим и светится схема тоннелей - результат сканирования кода. Мой тоннель - лишь ответвление от общего ствола.

    Делаю себе еще один фонарик. Порванная одежда висит клочьями, но у меня не хватает сил, чтобы заниматься еще и ею. Опираясь на стену, медленно ковыляю к большому тоннелю. Незнакомец со товарищи остался наверху, но я почему-то не сомневаюсь, что они полезут сюда следом за мной. И ведь наверняка же полезут.

    Двигаться. Двигаться. Иначе - hasta siempre commandante...

    Воспоминание о незнакомце все еще свежо в моей памяти. Слишком уж свежо.

    Это уже не Осень. Это самая что ни на есть настоящая Зима. Зима, от которой веет могильным холодом.

    Большой тоннель.

    Темный бетонный свод. Полукруглый, как в метро. Какое-то назойливое журчание, источник которого прячется где-то в темноте. Рассмотрев в луче фонарика поток мутной воды, убеждаюсь, что журчание - не моя галлюцинация. У противоположной стены течет подземная река, заключенная в ложе из бетонных плит. То есть рекой она была когда-то в прошлом, тогда когда этого города еще не существовало и в помине. А потом пришли люди и упрятали речку под землю, разделив ее на ручейки и упаковав в железобетонную упаковку.

    Сворачиваю вниз по течению, идя по "подземной набережной" вдоль невысокого каменного бордюра. Через несколько десятков метров прихожу в себя достаточно, для того чтобы заметить, что опираюсь вовсе не на стену.

    Как и в том маленьком туннеле, куда я свалился минуту назад, вдоль стены идут стойки, на которые уложены толстые кабели и, покрытые прикосновениями вездесущей ржавчины, трубы.

    Та труба, на которую я опираюсь, теплая и тихо гудит под поцарапанной ладонью. Вода? Наверное. Похоже, здесь проходит какая-то многопрофильная технологическая трасса.

    Нужно определиться, куда я все-таки свалился, а самое главное - куда мне теперь направить свои стопы. Темная вода ворчливо журчит за спиной. Вдоль тоннеля чувствуется легкое дуновение ветерка. Сквознячок. Эта система имеет больше одного выхода.

    Касаюсь терминала.

    Если это действительно большая технотрасса, здесь должны быть ведущие наверх колодцы для обслуживающего персонала. Для тех бедолаг, которые ремонтируют и меняют проржавевшие трубы и сращивают перекушенные крысами кабели.

    Так оно и есть.

    Если верить тому, что Диz смог определить, вся эта трасса вдоль реки утыкана вертикальными колодцами. Ближайший из них как раз в том направлении, куда я иду. Не больше полукилометра. Не так уж и много.

    Попутно Диz выдает на терминал кучу бесполезной, но любопытной информации.

    Эти подземелья оказывается еще и многоярусные. Диz видит один ярус прямо у меня под ногами и еще - потолок яруса на один уровень ниже (до дна третьего яруса он не достает - не хватает ресурсов).

    В двух трубах "моего" тоннеля - вода, в узкой, как моя рука - газ (Диz даже откапывает где-то во внешней памяти то ли официальную, то ли служебную маркировку), в оставшихся трех - что-то незнакомое даже Диz'у.

    Кабели - в основном телефонные, не меньше половины - оптические. Мне все-таки здорово повезло - я вполне мог приземлиться на что-нибудь высоковольтное. И всей королевской рати было бы уже некого здесь искать.

    Убираю терминал. Имей я дело только с агентами - отсиделся бы здесь. С картами, которые генерирует Диz, меня отсюда не выкуришь даже полком спецназа. Но сейчас, когда меня ищет этот незнакомец-в-очках-разговаривающий-с-окурками, одна мысль о том, чтобы где- нибудь попытаться отсидеться повергает меня в почти суеверный ужас.

    Шаг и еще. Хромаю вдоль бордюра вслед за прыгающим впереди светлым пятном фонарика.

    Крыса. Серая хозяйка подземелий кажется черной на фоне бетонного пола. Легко вспрыгивает на бордюр и бежит по нему, как канатоходец по канату. Что они тут интересно едят? Кабели? Или заблудших беглецов вроде меня?

    Ну, это вряд ли.

    Крыса бежит впереди меня по каким-то своим делам. Ее присутствие успокаивает, как будто у меня появился надежный проводник. До колодца уже не далеко.

    Внезапно крыса замирает, водя носом из стороны в сторону, а затем, прошмыгнув мимо меня, исчезает в сумраке. Озадаченный поведением крысы, рефлекторно гашу фонарик. Замираю. Затаиваю дыхание. Прислушиваясь.

    Внезапно меня охватывает страх. Какой-то ужас перед тем, что таится там, в темноте. Странная абсолютно нелогичная и нерациональная паника. Как у ребенка на пороге темной комнаты. Что-то страшное там... там, где к главному тоннелю должен выходить один из многочисленных малых тоннелей-аппендиксов.

    Делаю шаг к стене, чувствуя, как огромным скользким червем в окружающем меня мраке шевелится страх. Бежать? Куда? Назад по тоннелю?..

    Назад. Странное непонятное, усиленное до чудовищных размеров чувство опасности буквально несет меня назад.

    Медленно отступаю. Потом поворачиваюсь и шагаю все быстрее. Почти бегу. До тех пор, пока страх не бьет меня новым ударом тока. Останавливаюсь, ощутив такую же монолитную стену страха, как и там, у перекрестка. И лишь секунду спустя луч фонаря выхватывает из темноты стеклянно-прозрачное тело...

    Тварь из переулка!

    Тварь медленно покачивается в круге света моего фонарика.

    Та самая стеклянно-прозрачная пакость, убившая агента. Или не та? Какая мне сейчас к черту разница?

    - Ты - упорный... - спокойно констатирует факт Незнакомец за моей спиной. Обернувшись, обжигаюсь об его улыбку. Улыбка не сулит ничего хорошего. Мне, по крайней мере. Хотя, может быть это у него просто такая манера улыбаться?

    Позади Незнакомца, воплощением пережитого в подвале ужаса, медленно крадутся еще две твари.

    - Все-таки ты опасен, - продолжает незнакомец, - Ты даже умудрился уничтожить одного из дейдритов своей варварской игрушкой...

    Твари, не торопясь, синхронно подходят ближе, стискивая меня в невидимых и узких тисках подземного тоннеля. Незнакомец стоит поодаль заложив руки за спину и немного наклонив вбок голову. На его губах пляшет тень улыбки, холодной как жидкий гелий.

    - Кто же ты такой? - не спеша продолжает он тщательно, безупречно, без малейшего намека на акцент выговаривая слова.

    Какого черта они тянут?

    Внезапно я понимаю, что незнакомец чувствует удовольствие. Он забавляется происходящим так, как забавляется мальчишка, отрывая крылья и ножки пойманной мухе. Может быть я зря грешу на незнакомца? Может ли не-человек испытывать такую человеческую реакцию? Может ли он быть простым, примитивным садистом?

    Может быть у него просто было плохое детство.

    Что может ответить муха с оборванными крыльями своему мучителю? Терминал, кстати, все еще у меня в руке. Внезапно меня осеняет. Вода... вода в трубах!

    Двумя касаниями перебрасываю терминал на свойство "температура" и загоняю указатель на максимальную отметку. Бросаю взгляд на незнакомца поверх его тварей.

    - Я? - широко улыбаюсь я Незнакомцу, - Обычный человек. Не более того.




    "Выполнить"




    Спиной назад, через бетонный бордюр падаю в реку, погружаясь на дно. Ледяная вода обжигает так, словно я прыгнул в жерло вулкана.




    ___________________________________________________

    Выполнено

    ___________________________________________________




    Где-то там наверху, в водопроводной трубе, мгновенно вскипает вода. Несколько тысяч градусов. Доли секунды. Давление одним чудовищным скачком достигает критической отметки. Почти как в паровом котле с заклинившим предохранительным клапаном...

    БУМ!!!

    Под давлением раскаленного до тысяч градусов пара труба разлетается в куски не хуже авиабомбы. Тугой кулак перегретого пара проносится по тоннелю, сметая все на своем пути. Толчок ударной волны достигает меня даже сквозь толстый слой воды. Бетонное русло вздрагивает от сильного удара. В мутной воде, ничего не видно, но бурлящий шум сыплющихся в воду обломков говорит за себя.

    Что-то бьет по спине, но поток воды подхватив меня выносит за пределы опасной зоны. Во время! Позади что-то с громким гулом падает в воду. Кажется, взрыв обрушил свод тоннеля.

    Обжигающе-ледяные тиски речной воды все сильнее стискивают грудь. Я начинаю задыхаться от недостатка кислорода.

    Вверх.

    С трудом, выныриваю. В заполненные водой уши бьет шум все еще рушащегося за спиной, там, вдалеке, тоннеля. Меня успело отнести на несколько сот метров, но даже здесь еще бушует облако горячего пара. Понимаю это только, после того, как с зажмуренными глазами делаю жадный вдох.

    Раскаленным дыханием горячего пара овеивает мокрое лицо, обжигает горло, бронхи. Хочется кричать, но не хватает воздуха. Отчаянно работая руками и ногами, ныряю обратно.

    Поток тащит меня все дальше, беспорядочно колотя о какие-то каменные выступы. В глазах вздуваются огненно-кровавые круги. Еще немного и я потеряю сознание.

    Вверх!

    Осторожно, как дующий на горячий чай ребенок, делаю нерешительный мелкий глоток воздуха. Ничего не происходит. Жадно глотаю вкуснейший зловонный воздух подземелья и захожусь в приступе кашля.

    Отдышавшись, понимаю, что еще не все проблемы решены. Совсем даже наоборот. Ледяной поток уносит все дальше и дальше. Тот колодец, через который я хотел выбраться наверх, давно остался позади. Далеко позади.

    Стальные тиски холода все сильнее впиваются в тело, мешая думать, путая мысли. Мерзну. Замерзаю. Коченею. Нужно выбираться. На сухое место. Нужно выбираться. Выбираться...

    Русло неглубокое, но поток сбивает с ног каждый раз, когда я пытаюсь встать, шаря окоченевшими руками по скользкому бетону. Меня тащит по дну, ударяя об разнообразные каменные выступы и углы, которыми, вопреки всякому здравому смыслу, изобилует русло. Внезапно для себя понимаю, что могу и не выбраться отсюда. Потеряю сознание и...

    К черту!

    Я должен выжить.

    Должен...

    Как раз на этой оптимистичной мысли, меня со всего маху впечатывает во что-то ржавое и железное. В глазах снова вспыхивает иллюминация.

    Намертво вцепившись в эту железяку, благословляю поставившего ее на моем пути. Течение полощет меня, как флажок на мачте.

    Собравшись с силами, миллиметр за миллиметром, подтягиваюсь на ватных руках. Карабкаюсь вдоль содрогающегося под моим весом ненадежного шаткого ржавого остова, обвив его руками и ногами. Это что-то вроде мостика или лесенки, перекинутой через русло. Интересно, откуда оно взялось здесь? Впрочем, меня сейчас меньше всего волнуют ответы на мои дурацкие вопросы.

    Окоченевший и вымотанный борьбой с течением, выползаю на влажный, покрытый какой- то жижей, пол и без сил валюсь на холодный цемент.

    Все.

    Feci, quod potui, faciant meliora potentes.

    Никуда дальше. Плевать на все. Хватит приключений.

    В сплошной тьме что-то тихо капает. Хаос раскаленного пара вперемежку с обломками труб и камней остался далеко позади.

    Я. Жив. Все-таки жив.

    Незнакомец с его дейдритами, рушащийся свод, горячее прикосновение пара - все это осталось где-то там, далеко. Далеко позади.

    Дейдриты...

    Дейдриты. Незнакомец назвал их именно так.

    Чертовски практичное оружие. Посмотреть бы на написавшего эту программку...

    Интересно, выжили ли они в том хаосе? Вряд ли. Даже в том месте, где я вынырнул в первый раз пар был нагрет не меньше чем до двух сотен, а что творилось в эпицентре взрыва просто страшно себе представить. Если их и не размазало ударной волной по потолку, то вряд ли бы даже дейдриты выдержали температуру в несколько тысяч градусов.

    Тем более ее не выдержал бы незнакомец.

    Человек бы ее не выдержал.

    А он - человек?

    Опять дурацкий вопрос.

    Кстати, пора бы уже появиться доблестным стражам порядка с большой буквы "С". Мы вместе с тварями-незнакомцами успели пошуметь так, что даже Повстанцы обзавидуются.

    Мое тело решительно и твердо протестует, но я заставляю его подняться с липкого пола пахнущего богатым и насыщенным букетом запахов подземелий. Криво усмехаюсь, вспомнив аккуратные, с иголочки костюмы агентов.

    Нужно идти. Нельзя, нельзя сидеть на одном месте. Нужно выбраться наверх.

    В принципе, поскольку я все-таки оторвался от погони, мне не обязательно пользоваться теневым терминалом. Существуют более простые, безопасные и немногим менее быстрые способы покинуть сегмент.

    Откуда взять деньги?.. Что?.. Я что-нибудь сказал о фальшивых деньгах? Вы смеетесь?

    В наш век, в век электронных денег и кредитных карточек, использовать Диz для штамповки бумажек с чьими-нибудь портретами - непростительная глупость и верх расточительства.

    - Терминал-четыре, ночной режим, префиксное управление голосом. Префикс "терм", - сейчас у меня просто нет сил, чтобы работать с портативным терминалом.

    Перед моим лицом возникает прозрачная черно-зеленая панель, висящая в воздухе чуть слева.

    Чернота терминала сливается с мраком тоннеля и кажется, будто светло-зеленый фосфоресцирующий рисунок на терминале висит в воздухе невесомой сетью светящихся нитей. Шевелю головой и парящая в воздухе панель терминала, плавно следует за взглядом.

    - Терм, сканирование окружающей области памяти, - привычно командую я, - радиус - четыреста метров, диапазон объектов - стандартный.

    Нахожу на схеме ближайший ко мне технический колодец - благо тут они тоже имеются. Да, есть. Не так уж и далеко.

    - Терм, создать...

    Снова ветвящийся список объектов. Похоже, я сегодня обречен терять и снова изготавливать фонари. Диктую терминалу путь к требуемому мне объекту. Если еще чуть-чуть поблуждаю в этих подземельях, то они окажутся доверху заваленными потерянными мной фонариками и терминалами.

    - Терм, выполнить...

    Фонарик падает в исполосованную царапинами, посиневшую от холода ладонь.

    - Терм, свернуть терминал.

    Сейчас по всем правилам сюда непременно заявится кто-нибудь из Стражей. Хотя бы для того, чтобы полюбопытствовать, что за беспорядки происходят во вверенном ему Датском королевстве и главное - что там так здорово грохотало под землей?

    Ковыляю к колодцу. Нужно шевелиться. Если я хочу жить, я должен двигаться.

    Как это там?.. "К оружию! К победам! Героям страх неведом. Пускай за нами следом течет тиранов кровь" Байрон, если не ошибаюсь.

    Хлюпая мокрыми ботинками, тащусь вдоль тоннеля, оставляя за собой цепочку мокрых следов.

    Какие к черту герои? Я, самый обыкновенный человек, простой уставший, избитый, замерзший, обожженный, и напуганный до полусмерти смертный, которому вероятно еще не одну ночь мне будет сниться дейдрит, шипящий над телом поверженного агента.

    Эй, вы слышите? Здесь должен быть кто-нибудь совсем другой, а вовсе не я. Я не гожусь для таких дел! Не гожусь!

    В ответ доносится только журчащий смех подземной речушки, спасшей мне жизнь.

    Раскис, приятель? Наверное, все еще питаешь иллюзию, что этим миром двигают увешанные оружием герои голливудских боевиков с грудами мышц, которым становится страшно только при мысли о том, что когда-нибудь придется уйти на пенсию? Или хладнокровные убийцы в темных очках по обе стороны баррикад, сила которых в быстроте, с которой они умеют спускать курок и уворачиваться от пуль? Могу тебя разочаровать, старина.

    Черта с два.

    Мир держится на таких как ты. На самых обычных людях, которым и больно и страшно. На самых обычных людях, которые могут идти... которые идут вперед через свой страх и через боль. Ты можешь покинуть путь. Ты свободен в выборе. Но кому заменить тебя на твоем пути?

    Вот то-то же.

    И вообще - тебе в отличие от тех, оставшихся позади, грех жаловаться. Ты, по крайней мере, жив. Поверь мне, это - главное.

    Слабый свет. Где-то у меня над головой. Запрокидываю голову. Луч фонаря, скользит по бесконечному ряду изъеденных коррозией скоб. Какой-то оптимист, вбивший их в стену, заблуждался самым жестоким образом, полагая что они смогут служить вполне сносной лестницей. В конце концов, светлое пятно все-таки упирается в тяжелую крышку люка, из- под которой вниз каплями сочится тусклый свет.

    Обессилено прислоняюсь лбом к ненадежной, ржавой и скользкой скобе. Странно, но я почему-то совсем не чувствую себя терминатором...




    * * *



    Страх...

    Удар. Толчок понимания. Тени холодного пламени. Звон цифрового ветра.

    Бегу.

    Сквозь стены кода, рассыпающиеся вихрями ярких искр трэша.

    Бегу.

    Только одна мысль морзянкой трещит в моем мозгу.

    Распад.

    Ключ дребезжит в пальцах безумного телеграфиста.

    Распад.

    Распад.

    Распад.

    - Распад неизбежен, - оборачивается ко мне Незнакомец-Из-Подъезда.

    Разве он не умер?

    - Разве нас можно убить? - ухмыляется он. Цифровой ветер беснуется в темном зеркале очков.

    - Что есть смерть? - спрашивает Незнакомец, делая шаг из тени и прикуривая свою сигарету от сигареты первого Незнакомца.

    - Что есть смерть для человека? - спрашивает меня Незнакомец, стоящий за моей спиной.

    - Что есть смерть для не-человека? - еще один Незнакомец появляется из тьмы, небрежно стряхивая пепел с сигареты.

    Перекрестье светящихся трассеров цифровых потоков. Голоса, буквы, образы.

    Он-оф. Вкл-выкл. Жизнь-смерть. Свет-тьма.

    Шорох потока зеленой цифири. Тонкое пение частот бесконечных рядов Фурье.

    Пепел сигарет, кружась, падает в бездонную тьму под нашими ногами, на лету превращаясь в неоновую зелень кода.

    На лету, превращаясь в неоновую зелень кода, в бездонную тьму у нас над головами, свиваясь в спирали, поднимается дым сигарет.

    Замерзшие глаза за стеклами, покрытыми рисунком зеленой изморози.

    Странное зрелище.

    - Что есть смерть для марионетки? - тихо спрашиваю у близнецов-Незнакомцев. Молчание. Пение кода вокруг нас. Стук сумасшедшей вязи морзянки.

    Распад. Распад. Распад.

    - Есть ли душа у марионетки? - спрашиваю у пляшущих в очках зеленых искр, - Где тот кукловод, который знает ответ?

    Распад. Замирающие биения волн в путанице кода. Распад.

    - Есть ли душа у программы? - мои слова падают, словно удары тяжелых глыб льда, - Знает ли ответ тот, кто ее создал?

    Лицо Незнакомца искривляется. Жадное пламя трэша взвивается между нами, охватывая близнецов и пожирая код. Прежде, чем бело-голубой трэш сметает все, кривящиеся в мертвой насмешке, губы успевают прошептать...

    Читаю слова по губам.

    - ...оздали... распад... неизбежен... неизбежен... неиз...

    Трэш тает, растворяясь в темноте. Тьма. Трассеры пакетных потоков.

    Тьма взметается вихрем, втягивая меня в себя.

    Р А С П А Д

    А С П А Д

    С П А Д

    П А Д

    А Д

    Д

    ...яркая зелень точки...

    ...гаснущей точки...

    ...тьма...

    ...вспышка...

    ...заливающая все...

    ...ярким светом...

    Ослепленный ярким светом, не сразу понимаю где нахожусь.

    Поля. Это - Поля Матрицы.

    Ряды тел.

    Застывший остов, похожий на скелет. Скрюченные манипуляторы. Погасшие объективы камер. Сервисный кибер системы жизнеобеспечения. Мертвый кибер.

    Мертвый? Умирают ли киберы?

    Ванна. Капсула автономного питания. "Блок жизнеобеспечения и утилизации". Формулировка, прочитанная когда-то в одном из файлов системы сама всплывает в памяти.

    Чего-то не хватает. Крышки. Прозрачной крышки блока. Присматриваюсь к блоку. Какой-то серый ком на груди у человека, плавающего в ванне. Продолговатый большой серый ком. Ком шевелится и хищно поводит усами.

    Крыса!

    Огромная, жирная зверюга плотоядно скалится, обнюхивая тело. Крыса оборачивается и бусинки блестящих глаз впиваются в меня. Только сейчас я замечаю, что человек в ванне отключен от Матрицы. Отключен и жив. Еще жив. Руки беспомощно вздрагивают, рот бурлит пузырьками слюны. Глаза в которых плещется ужас, скошены на крысу...

    Распад. Распад матрицы. Пульс азбуки морзе в моем мозгу. Распад. Распад.

    Не успели. Не успели. Не успели.

    - Кто?! - кричу в пустоту медленно гаснущих зеленых слез, - Кто?! - кричу, захлебываясь в своем крике, - Кто-о-о-о?!

    Где нити, которые ведут к кукловодам?

    - Зачем? - шепот среди угасающего шуршания трафика в умирающей магистрали - Зачем?

    Черно-зеленая бездна разверзается.

    Шепот увлекает меня вниз.

    - Зачем?

    Вниз.

    Ниже и ниже, сквозь пестрые ленты трэша и загруженные магистрали.

    Вниз.

    Сквозь пестрый узор стука маршевых программ и деловитое урчание драйверов.

    Вниз.

    Сквозь липнущий к лицу черный снег серого неба.

    Вниз.

    К хозяину Бездны.

    К тому, кто держит в руках нити...

    Вниз.

    Есть ли у Бездны лицо?

    Леденящая вспышка страха...

    Страх...

    Вздрогнув, просыпаюсь. Не сразу понимаю, где.

    Кондиционированный прохладный воздух...

    Ряды кресел с белыми чехлами на подголовниках...

    Внимательный и немного озабоченный взгляд моего соседа по креслу...

    Таблички. Не курить. Пристегнуть ремни...

    Безбрежное пушисто-белое море облаков за иллюминатором...

    Самолет.

    Салон самолета. Самого обычного пассажирского самолета. Все в порядке. Ничего страшного. Это был сон. Всего лишь сон. Постепенно просыпается, соня-память, прозевавшая пробуждение сознания.

    Конечно самолет.

    Память наконец окончательно проясняется. Мой сосед по креслу, убеждается, что со мной все в порядке и снова погружается в изучение какой-то, совершенно необъятных размеров, газеты.

    Выдох-вдох. Выдох-вдох. Разжимаю пальцы, впившиеся в подлокотник.

    Кошмар. Это был всего лишь кошмар. Кошмар. И ничего больше.

    Это был сон. Только сон. Бессознательно касаюсь все еще саднящего бока и сквозь новенькие свитер и ковбойку чувствую сложенный бинт, приклеенный к телу полосками пластыря там, где по ребрам прошелся острый стальной угол стойки для кабеля. Улыбаюсь неожиданно всплывшей в памяти ассоциации. Патч. Заплатка.

    Просыпаюсь окончательно.

    Сон.

    Этот кошмар снится мне с тех пор, как мы нашли в одном из файлов Закрытой Базы упоминание об эпидемии некромикоза. То звено, которое стало началом цепи...

    Сон повторяется не очень часто и каждый раз он немного изменяется. Общим остается лишь этот рефрен. Слово. Распад. Распад Матрицы.

    Кошмар приснился мне после того, как мы раскопали детали механизма действия родентов - странных, живучих программ с до сих пор не понятным предназначением. Что-то совсем чуждое Матрице. Чуждое всем даже своей бесцельной, вывернутой наизнанку логикой развития...

    И после того, как я впервые увидел своими глазами квант-двойника...

    И после того, как непонятным нам самим чудом, "на честном слове и одном компе", удалось вытащить трех человек из ловушки Черного Зеро...

    И после того, как я в первый раз смоделировал динамику развития Матрицы и, повинуясь интуиции, сравнил ее с реальной статистикой, хранящейся в совершенно открытой базе данных...

    И после...

    Странное совпадение. Словно кто-то каждый раз пытается, если не пробиться сквозь заслоны сознания, туда, в глубину, то хотя бы сбить с толку. Запутать.

    Зачем?

    Вопрос занозой сидящий в мозгу.

    На что ты рассчитывал, когда брался за это дело? Неужели ты надеешься, что тебе и горстке твоих людей удастся остановить ржавчину осеннего листопада, медленно разъедающего Матрицу?

    Зачем? Пусть все идет своим чередом. Пусть об этом болит голова у Высших.

    Морщусь. Высшие... AI... Осведомленные... Их волнует происходящее в Матрице?

    Им интересно только то, что касается их власти.

    Высшие... Вожаки стаи корабельных крыс, отчаянно грызущихся за кусочек сыра на дне трюма и не замечающих, не хотящих замечать, что их корабль тонет.

    Вот эти ручейки сочащейся из щелей в обшивке воды, которые никто уже не успевает заделывать, скоро сменит поток воды из большой пробоины. И тогда не спасется никто. И будет все равно - кому достался сыр.

    Мысли зацикливаются, скручиваясь в спираль.

    Этот цикл нужно чем-нибудь разорвать, иначе он вымотает меня задолго до посадки. Хватит "вещих" снов, "пророчеств" и прочих оракулов. Что бы там ни было, свою кашу я всегда предпочитал заваривать сам.

    Попросить газету у соседа? Нет, только не газету. Не хочу смотреть на мир, соскальзывающий в пропасть. Не хочу смотреть сквозь сухие и бесстрастные строчки газетного текста. Не хочу видеть происходящее за кулисами катастроф. То, что происходит в реальности. Там, где неведомый кукловод снова дергает свои нити. Нет, только не газету. Я сыт ими по горло.

    В сетчатом кармашке на спинке кресла передо мной лежит какая-то книга. Что-то совсем знакомое... Сайге. Маленький томик Сайге, попавшийся мне на глаза в аэропорту. Совсем забыл про него.

    Достаю книгу.

    Черный шрифт на белой бумаге вместо зелени кода в черной пустоте монитора. Пять строчек танка вместо сотен бесконечных столбцов кода. Что может поведать монах-странник, живший во времена, когда его страну терзаемую засухой, чумой и войной расколола пополам вражда двух могущественных кланов?

    Шаткое равновесие строчек. Три плюс два - два плюс три. Пять строчек случайного стиха, на наугад открытой странице. И ничего больше. Этого достаточно. Достаточно для меня.

    Улыбаюсь.

    Пятистишие все еще стоит перед глазами, словно кто-то напечатал его на синей странице неба за иллюминатором.

    Окончился год.
    Заснул я в тоске ожиданья,
    Мне снилось всю ночь: "Весна пришла".
    А наутро
    Сбылся мой вещий сон.

    После вечера, настает утро, сколько бы ни длилась ночь. Как бы ни была тяжела эта осень, сколько бы ни продолжалась зима и какими бы бедствиями она не грозила нам, придет время и наступит первый день весны.

    Такова логика осени.

    __________________________
    2001, весна-осень.

    Автор выражает благодарность Алексу В. Олмару за его замечания и помощь в работе над текстом.

    Так же хотелось бы заметить, что я полностью согласен с Примечанием номер три к Митголовскому фанфику "Вызов принят".

    Для тех, кто не читал этого примечания, но испытывает желание провести некие параллели между данным фанфиком и реальным миром ограничусь напоминанием Пятого Правила из Закона Мерфи: "Вы принимаете себя слишком всерьез".