[СПЯЩИЙ МИР]

 


2000 (C) Константин Рогов


1/0:00

- Надо же.

Я изучаю громадный стол. Его пустая полированная
поверхность поблескивает в лучах заходящего солнца. Стеклянные стены
дают прекрасный вид на город. Небо вдали - взболтанный коктейль малинового и
апельсинового соков. Под этим небом - город. Здания, машины, люди...
Много чего. Много чего такого за что я теперь отвечаю.

- Никогда не думал, - признаюсь я.

Мой собеседник развалившись в кресле изучает раскинувшийся перед нами
индустриальный пейзаж.

- Просто ловкость рук, - изрекает он. - И никакого мошенничества.
Алиса оказалась очень способной ученицей... Что впрочем не удивительно,
если вспомнить Сохмет.

- И сколько проголосовало "за"?

- Шестеро из восьми. Необычайно много. И довольно неожиданно.

- Пояснее, - прошу я.

- Ренегат, - с удовольствием произносит Древний. - Отступник. Грязный
подонок, натворивший в свое время немало дел. Ты заключал пакты с
Сопротивлением. Ты якшался с Оракулом. Ты перебегал дорогу Высшим,
Древним, даже Главе Вечернего Дозора - старому пакостнику Сет-Амону...

Он иронизирует. Я уже научился определять когда он иронизирует.
Похоже, его забавляет вся эта мышиная возня. Древний!

- Будь я человеком, ты не замедлил бы присовокупить, что я меняю носки
не чаще раза в неделю, - фыркаю я.

- А на самом деле?

- Раз в два дня, насколько я могу припомнить. Хотя и не вспомню сейчас
почему.

- Не имеет значения, - заявляет он. - Они видят лишь то,
что хотят видеть. А ты для них - одна сплошная неприятность и
соответственно ничего кроме неприятностей, что ты принес Матрице, они
не видят... От тебя на самом деле удивительно много неприятностей, Джек. Это
благоприобретенное или врожденное?

- В равных пропорциях. Продолжай. Если они считают, что я такой
негодяй, каким ты меня сейчас описал...

- Тебя следовало стереть. Все были уверены, что Алиса так и поступит.
А она созывает Совет Высших и предлагает тебя на пост бесследно исчезнувшего
Саймона. Что кстати с ним случилось?

Я игнорирую вопрос.

- И как она объяснила свой выбор?

- А я почем знаю? - пожимает плечами Древний, насмешливо глядя на меня.
- Древние не допускаются на Совет, когда
речь идет об обсуждении кандидатуры нового Высшего. Выдвигать
кандидатов мы можем. Принимать участие в обсуждении и голосовании -
нет. И когда дошло до голосования, оказалось что против тебя лишь двое
- бывший фаворит Алисы AI-2, и AI-5, предложивший собственного
претендента. Вуаля! И вот - ты здесь, бывший агент Джек, бывший
ренегат Джек... Почти Высший... Одобренный Кандидат Джек.

- Странная штука жизнь, - вздыхаю я. - Я не желал этой должности.
Я хотел уйти в небытие.

- Там скучно. Здесь много интереснее, - говорит Древний. - Не стоит
жалеть об упущенной возможности. Быть может ты так и не успеешь
стать полноправным Высшим...

- Да?

- Да. Если окажешься недостаточно прытким.

Он улыбается, поглаживая пальцами эфес шпаги. Я кручу в руках
шариковую ручку и тоже улыбаюсь. Лицо у него приветливое и неожиданно
мягкое. Древнего не часто увидишь в таком "дружеском" облике. За
исключением разве что Тота, но он всегда был со странностями,
насколько я слышал. Но глаза... Вот глаза у него совершенно не под
стать лицу - отливающая серым закаленная сталь. Я понимаю, что захоти
он - в два счета прихлопнул бы меня как муху. Вот они - настоящие
Повелители Мух, те кто скрываются за ширмой и дергают за веревочки,
вкладывая в наши уста реплики и разыгрывая пьесу по одному, лишь им
ведомому сценарию. Мне не нравиться быть куклой, но откуда кукле
знать, что ей кто-то управляет? Предполагается, что у длинноносого
Пиноккио недостаточно мозгов в деревянной голове, чтобы сообразить,
что им управляют.

Но я-то сообразил!

Пока тобой не пытаются управлять. Это просто беседа.

Зачем? Зачем ему тратить на меня время?

Ты его бывший подопечный. Он тебя завербовал. Возможно, некое чувство
привязанности, ответственности...

Думаю, он читал Сент-Экзюпери, но не решусь утверждать, что слова
Маленького Принца что-то значат для программ, именуемых Древними.

Просто будь осторожнее. Пока что от тебя никто ничего не требует и
никто на тебя не давит. Посмотри, что будет дальше, и только тогда
будешь делать выводы.

Так мы играем в гляделки, пока не
хлопает дверь и в конференц-зал отеля не входит Древняя.

Черные волосы забраны в "хвост" за спиной. Строгий деловой костюм
подчеркивает столь же строгое выражение лица. Я вспоминаю, что ей нет
еще и двадцати. А Сила уже вошла в нее и черты лица понемногу
начали стираться, превращая девчонку в нечто более внушительное. В
нечто такое, что никак нельзя будет назвать словом "человек". Слово
"программа" тут тоже не подходит. Древняя Сила. Вот так.

Мой собеседник оказывается на ногах на миг раньше меня. С его стороны
это знак вежливости. С моей... А что с моей? О чем это вы?

- Приветствую, - говорит он.

- Приветствую, - отвечает Алиса.

Древний касается ее руки своими губами.

Ритуал.

Подпрограммы, программы, AI, Древние и Высшие... Черт возьми,
все мы продолжаем играть в эту старую как мир игру. Все мы
притворяемся отнюдь не теми, кто есть на самом деле. Иногда мне
кажется, что это - одно из немногих наших развлечений. Что-то вроде
хобби. Прямо-таки вижу кривящиеся в гримасах омерзения лица повстанцев
с недоумением вопрошающих: "Какие еще могут быть хобби у бездушных
программ в застывшем краю холодного неона?" Да, такие же как и у
слепых крыс, забившихся в темные норы под землей. Точно такие же,
ребятки...

Эти двое стоят друг напротив друга с застывшими улыбками на губах и я
прищуриваюсь, отступаю в сторону, потому что ослепительно яркая, почти
до белизны выжженная паутинка протягивается между ними. Идет
интенсивный обмен данными на уровне исходников, на уровне самой
Матрицы. Быть может они ведут светскую беседу, обмениваясь колкостями?
Обсуждают мою кандидатуру? Что они делают?

На миг в самой комнате, в имитации, прорвалась сквозь ткань Матрицы
зеленая вспышка. Прорвалась - и погасла, в ту же секунду, когда я поспешно
надел темные очки, слегка помаргивая, стараясь устранить сбои в
системе восприятия - расплывчатые зеленые пятна, прыгающие перед
глазами.

Древний повернулся и не говоря больше ни слова вышел за дверь.

Алиса проводила его взглядом. Потом тоже повернулась - ко мне.

- Нам надо поговорить, - сказала она.

Я молча кивнул. Когда я сталкиваюсь с чем-то вроде этого - с
невиданным прежде, с потрясающим по мощи, с чем-то необычно странным и
в тоже время притягательно восхитительным - у меня обычно только одна
реакция - я пугаюсь до полусмерти... И сгораю от желания
попробовать проделать тот же самый трюк.

1/0:01

У меня нет этому должного объяснения.

Матрица не реагирует на мои запросы.

Я не имею ни малейшего представления о том, где нахожусь.

Снег. Белый снег, который странным образом преломляет лучи заходящего
где-то вдалеке, за черными силуэтами деревьев, солнца. В результате то
тут, то там я замечаю маленькие искажения-радуги. Кажется, в оптике
этот эффект называется дифракцией, но я не уверен. Будь у меня сейчас
доступ к базе данных Матрицы я мигом получил бы всю необходимую
информацию. Но она не относиться к разряду жизненно важных, а поэтому
ее нет в моих личных блоках памяти.

Я оглядываюсь по сторонам, оценивая обстановку.

Водный поток лесной речушки передо мной - словно темная уходящая вдаль
дорога. Она напоминает мне аллею, над которой нависают черные и колючие
ветви замерзших деревьев. Голые, упругие прутья кустарника торчат из
снежных сугробов.

Я делаю осторожный шаг вперед. Водная гладь слегка
пружинит, круги медленно расползаются по ней, отмечая касание подошвы
моего ботинка к поверхности. Возможно, поверхностное натяжение здесь
очень велико. Или система имитации очень замедлена. Скорее всего
второе, потому что я вижу, как коснувшаяся воды нога начинает медленно
погружаться. Я делаю еще один шаг, перенося вес тела на другую ногу.

Выбираться на берег бессмысленно. Этот поток символизирует дорогу к
чему-то. Я должен знать к чему именно. Это - желание Матрицы. И, надо
признаться, в первый раз за все эти годы я ощутил хоть какой-то
проблеск интереса к жизни, потому что это - и мое желание тоже.

Я иду вперед, шаг за шагом отмеряя время и расстояние. Параллельно я
анализирую приказ Матрицы, который привел меня сюда. Был ли это ее
приказ?..


Одиннадцать двадцать две утра. Безликая улица столь же безликого города. Шум,
толчея и бесконечные потоки натужно ревущих машин. Визитная
карточка человеческой цивилизации. Вавилонская башня никак не дает
покоя этим созданиям. Они отказались от попыток сотворить лестницу на
небеса, но тяга к скученности, к стремлению воссоздать хаос и
неразбериху  (печальный итог Вавилонского столпотворения) у них
остались. Люди никогда ничему не научатся.

Поэтому существует Матрица. Поэтому существуем мы. Чтобы охранять
людей от последствий их собственных ошибок. Ангелы-хранители
человечества. А поскольку люди редко испытывают чувство благодарности
к тем, кто указывает им на их глупость и некомпетентность, то есть и
другие - те кто противостоят нам. Они именует нас поработителями,
исчадьями зла и бездушными монстрами-зомби. Разумеется, при этом не
уставая на все лады расхваливать свои собственные достоинства. Они -
люди Сиона. Сопротивление, чья тяга к свободе столь же легендарна,
сколь и мифична сама данная концепция. Свободы не существует. Мы это
знаем точно. Но сурового вида мужчина, прогуливающийся возле входа в
сувенирную лавочку, этого не знает. Пренебрежительные взгляды, которыми
он окидывает прохожих - лишнее тому подтверждение. Разумеется, этот
повстанец верит в свободу, равенство и возможно даже, братство. Он
видел реальность. Он выходил из Матрицы и смотрел в лицо
обезображенному радиоактивными шрамами миру. Но, свобода, за которую
он так радеет - свобода для него одного. Все прочие здесь просто не
достойны ее. И жизни их не стоят ничего.

Между нами остается не более пятнадцати метров, когда он замечает
меня. Мы смотрим друг на друга бесконечно долгие доли эталонной
секунды. Secunda divisio - вот как это называется. А потом время
ускоряет ход и пистолет уже у меня в руке, но повстанец бежит прочь,
пригибаясь, стараясь укрыться в толпе... Я произвожу расчет -
настолько грубый, насколько осмеливаюсь, и два раза жму на курок.

Выстрелы перекрывают уличный шум. Мир замирает и взрывается вновь -
истошными гудками автомобильных клаксонов, паническими криками людей и
плачем испуганного ребенка.

Я не решаюсь стрелять еще. Второй выстрел попал в цель, но это лишь
замечание на ходу брошенное суровым директором расшалившемуся
ученику. Урок последует позже. Если я успею...

В уличной суматохе легко затеряться. Но уйти от таких как я совсем
нелегко. Два аксиомы вступают в противоречие, взаимно уничтожая друг
друга, теряя всякий смысл. Теперь все решает лишь случай.

Но Матрица никогда и ничего не оставляет на волю случая и
я вижу как на пути повстанца появляется девушка-агент, как повстанец
замахивается, а потом - я не успеваю уловить что между ними
происходит, да это и не важно, потому что когда я подхожу, он уже
мертв.

Мы не тратим время на приветствия.
Просто стоим рядом глядя на мертвого человека. Одного из тех, кого нам
поручено защищать. Одного из тех, кто так и не смог смириться с мыслью
о том, что мы можем быть в чем-то разумнее и выше чем он.

- Я давно хотел тебя спросить, агент Unity, - говорю я. - Как ты
думаешь, они когда-нибудь поймут?

Она несколько секунд формулирует ответ, но я не успеваю его услышать,
потому что приходит вызов. Не тревожный колокольчик где-то на краешке
восприятия. Не звучный требовательный зов. Вихрь.

Вихрь боли подхватывает меня, крутит и сминает, то ли как лист,
попавший в ураган, то ли как бумажный кораблик в бешеном горном
потоке. Меня подхватывает Отсюда и бросает Сюда.
В антикварную лавочку, где я некоторое время не могу прийти в себя от
только что пережитой боли и шока. Матрица никогда прежде не призывала
меня так жестко.

Я оглядываюсь по сторонам. Людей здесь нет - ни посетителей, ни
продавцов. Комната с длинными стеклянными прилавками и витринами.
Я прохожу вдоль них, рассматривая выставленные на продажу безделушки.
Некоторые из них с точки зрения людской эстетики вполне могли бы
считаться красивыми. Некоторые красивы с точки зрения агента. Но здесь
нет ничего необычного. У дальней стены - панно и картины. Я подхожу
ближе.

Вот оно.

Давно забытое чувство возвращается вновь. Я не могу отвести от картины
взгляд. Возможно это и репродукция, хотя вряд ли. По спине пробегает
холодок, ощутимо покалывает кончики пальцев, поток воздуха от лениво
вращающегося на потолке вентилятора шевелит волосы на голове.
Необычайно много физиологических ощущений. Я напоминаю себе, что я - всего
лишь программа. Однако блоки эмуляции во мне работают превосходно.
Если бы я был человеком... Если бы я так и остался им... Эта картина
вызвала бы во мне те же самые чувства.

Почему эта? Почему не другая? Любая другая?..

Я подхожу ближе, касаясь простой белой рамы кончиками пальцев.
Крашеное дерево обжигает холодом. Я анализирую картину на уровне
исходника. Она еще запутаннее, чем я думал. Это не картина. Это
хитроумное сплетение кодов, смотанное в клубок из тончайшей паутины...
Разобраться в этом? Надо быть нейрохирургом проводящим сложнейшую
операцию, чтобы преуспеть. У меня нет достаточной квалификации. Ни у
кого ее нет. Быть может, Высшие?

Я не знаю никого из них лично. К кому же мне обратиться?

Я посылаю запрос Матрице - по форме общий, но обращенный к тому из
Высших, кто в данный момент контролирует этот район этой имитации.

Ответ приходит сразу.

103

Я не знаю, что он значит.

Поэтому просто беру и кидаю его в самый центр клубка. Некоторое время
ничего не происходит. Потом медленно, словно нехотя, в правом нижнем
углу картины проступает черный завиток подписи художника.

А я вдруг вижу путь и мне остается лишь следовать по нему,
шагая по темным водам меланхоличной реки текущей посреди заснеженного
леса в неклассифицированной имитации.

Куда я приду? Кто ответит мне на этот вопрос?

Только я сам. Когда доберусь до конца.

1/0:02

Черные улицы.

Утопающий во мраке город.

Он боялся этого места.

Оно приводило его в ужас - своим обликом, своими звуками, запахами...
своими прикосновениями. Тонкими, мягкими прикосновениями к обнаженному
разуму, словно зеленые лучики-щупальца мельтеша вьются вокруг него,
выискивая что-то в самой его сути. В его "Я".

Страх - это иррационально. Ты должен подавить его, - приказал он
самому себе. - Ты - агент. Программа. Заглуши свои чувства, отключи
эмоции. Только вперед. Только...

Бледно-зеленый цветок вырос перед ним, раскрывая причудливые,
расчерченные изумрудными венами-прожилками лепестки.

В языках пламени зеленого огня, пляшущего в самом центре - лицо.

Он остановился. Он замер. Что-то в глубине его мозга бешено завывало
от непреодалимого животного ужаса:

Беги! Беги!

Он не побежал. Остатки его человеческой личности не могут приказывать
тому кем он стал.

- Я пришел, - сказал он Ожидающему.

Глаза того медленно открылись - словно две прорези, ведущие в никуда.

- Послушание - есть благо, - молвил он.

Агент кивнул.

- Послушание есть благо, - повторил он.

- Благо Матрицы есть благо для всех нас, - изрек Ожидающий.

- Благо Матрицы есть благо для всех нас...

- Во благо Матрицы, исполни свой долг...

Агент отшатнулся, когда тонкие щупальца-нити протянулись из центра
цветка к его голове. Обвив его они мерно пульсировали, перекачивая
блоки информации. Данные роились в его голове, кружились водоворотом,
и - занимали предназначенные для них места.

- Во благо Матрицы... Я исполню свой долг, - поклялся агент.

Ожидающий закрыл глаза. Цветок рассыпался зелеными искрами по черной
мостовой. Видение исчезло.

Агент поспешил прочь.

1/0:03

Холодный коридор.

Тихий звон капель через равные промежутки времени срывающихся
с проржавевших труб.

Дзыннннь... Дзыннннь...

Они падают в специально подставленный ковш. Он наполовину полон. Или
наполовину пуст. Зависит от точки зрения, не правда ли?

Капитан ждет меня в своей каюте.

Худой человек с серым от усталости лицом. На него слишком многое
свалилось в последнее время. Когда никто из экипажа его не видит, он
сидит за этим столом, горбясь от непосильной ноши.
Ответственность за жизни людей, которые идут за ним, давит на него.
Призраки тех кто погиб приходят к нему каждую ночь. И - беспросветное
отчаяние впереди. Год за годом - та же самая бессмысленная война,
грызня между Матрицей и Сионом. Он знает это. И я тоже это знаю. Но мы
не говорим на эту тему. У нас нет выбора, давно уже нет. Пусть мы не
верим в победу, но мы - солдаты. И мы все также продолжаем сражаться и
умирать.

Патетика.

- Садись, - говорит он мне.

Я киваю, стараясь поудобнее устроиться на стуле сделанном из обрезков
алюминиевых труб и куска потертого пластика.

Ричард долго смотрит на меня. Мой визит не предвещает ничего
хорошего. А ему вовсе не хочется выслушивать неприятные новости.

- Давненько не виделись, - говорю я, чтобы прервать затянувшуюся паузу.

- Я предпочел бы не видеть тебя еще столько же, - отрезает он,
обвиняюще указывая на меня пальцем. - Ты приносишь с собой плохие
вести. Они называют тебя "Вестником Беды".

"Они" - экипажи кораблей. Я - вестовой,
приносящий секретные указания, которые нельзя доверить нашим средствам
связи. А также - эмиссар Совета Сиона. Но плохие вести - это не моя
вина. Я лишь делаю свою работу.

Последнюю фразу я произношу вслух.

- Не могу поверить, что тебе не доставляет это удовольствия. Мне
кажется, тебя забавляет все это.

- Людям надо кого-то ненавидеть. Такие как я - лучшие кандидаты на
эту должность, - отвечаю я.

- Так какие же новости, Вестник? Что еще такого гениального придумал
Совет?

Я протягиваю ему футляр с диском. Он прикладывает к футляру палец и
ждет несколько секунд ожидая, пока техника проанализирует его ДНК,
после чего распечатывает футляр личным электронным ключом.

Дисковод проглатывает диск, по экрану пробегают бледно-голубые строчки
каких-то данных. Ричард щурит глаза, читая их. Глаза его уже сдают.
Возможно, катаракта.

Я закуриваю синтетическую сигарету, и жду, выпуская в потолок клубы
скользкого дыма.

- Сложно поверить, что они все-таки решились, - говорит Ричард
спустя некоторое время. - Радикалы слюной изойдут.

Он выглядит потрясенным. Он не может поверить в то, что узнал.

- Радикалы... нам придется постараться, чтобы они изошли кровью, -
замечаю я. - Фанатики вроде Морфея, Диккенса и Скворцова... Они не в
курсе принятого решения. Раскол неизбежен.

- Ты знал кого-нибудь из них? - Ричард делает жест в сторону
терминала. - Насколько им можно доверять?

- Только Филипа и довольно давно, - отвечаю я. - Работал с ним. Скользкий
хорек. Думал, что когда-нибудь мне поручат перерезать ему глотку, но
он свалил на другую сторону прежде чем решение было принято...

- Я понимаю, почему выбрали нас. Но мне будет непросто объяснить людям.

- Людям не нужно знать слишком много, - слегка улыбаюсь я. - Они уже
полны ненависти. Идея войны со всеми, кто хоть немного отличается от
homo sapiens прочно загнана в их разумы. Нужно лишь слегка
подкорректировать цели.

- А экипаж "Избранного-2"? Что я скажу о нем?

- Не мне тебя учить, капитан, - моя улыбка становиться жесткой. - Лги,
так же как и раньше. Они и не заметят разницы. Убивать собратьев своих
в Матрице, убивать их здесь... - кому какое дело? Предатели - это не
люди. Аксиома.

- Ну и дерьмо же ты, Вестник, - говорит Ричард. - Хладнокровный,
бездушный сукин сын.

Я пожимаю плечами. Это моя работа.

1/0:04

Белый снег, подкрашен кроваво-красными отблесками.

Неправдоподобно огромный шар восходящего солнца
поднимается над черными скелетами деревьев.

Лисица неслышной тенью проскальзывает меж стволов. Серебристо-серая с
белыми пятнами шкурка зверя - смазанное пятно, растворяющееся в
тенях.

Я пытаюсь оценить красоту данной имитации с точки зрения эстетики.
Наверное, в это что-то есть. Что-то неуловимо-завораживающее, что-то,
заставляющее нас вновь и вновь возвращаться взглядом к картине. Быть
может мы пытаемся поймать тот миг, когда улыбка Джоконды станет более
отчетливой?

Но я давно уже не человек и на данный момент меня
интересуют более важные вопросы, касающиеся прежде всего
функциональности.

Зачем все это? Кому это надо? Как это работает?


Жил-был на свете Бог. Был он не добрым и не злым, а просто Богом. И
создал Бог Матрицу и узрев творение свое молвил: "Это хорошо".

А имя Богу было - Человек.


Создать имитацию, поддерживать ее - дело трудоемкое. Требует времени и
ресурсов, не говоря уж о некой толике того, что люди зовут
вдохновением. Бог был художником, несомненно. Когда-то мы сотворили
Первую Матрицу - воплощение человеческих мечтаний. Золотой Век. Мы
ошиблись. Некоторые считают, что все дело в материале. Они говорят,
что люди оказались слишком непоседливыми созданиями. Я разделяю эту
точку зрения. Но также, я считаю, что мы тоже были виноваты в провале.
Чего-то нам не хватило. Быть может - того самого вдохновения. И все
что мы смогли сделать во второй раз - повторить ту картину, что
нарисовал безымянный Бог за семь дней сотворив мир. Нам потребовалось
на это гораздо больше времени. Еще одно подтверждение тому что мы не
боги. Думаете, что у вас получилось бы лучше?.. Я так не считаю.


Темная дорога. по которой я продолжаю идти - река, воды которой застыли
в Безвременье. Порой я вижу летящих птиц. Они взмахивают крыльями
медленно-медленно, все больше парят, кружа над лесом. Я не слышу их
криков. Это - царство, в котором Безвременье делит трон с Безмолвием.


Я миновал место где река делала поворот и на мысу видел восемь черных
волков, сидящих полукругом. Из лесу к ним вышел девятый и он был
альбиносом...


Я видел чьи-то следы и капли крови на снегу. В этом мире тоже знают
вкус Смерти...


А потом лес закончился. Река текла дальше - через заснеженную равнину
где на горизонте смутными тенями вырисовывались сгорбленные холмы.

Я переслал данные об этом Матрице, но ответа не было. Я даже не
знаю, получил ли кто-нибудь мое сообщение.
Поэтому я просто продолжаю идти вперед...

1/0:05

Взрывы, вспышки и всполохи.

Я прыгаю, перекатываюсь, стреляю и слышу хруст ломающихся костей.

Кровь... Много-много крови... Или это лишь кровавая пелена перед моими
глазами?...

Почему?

Он возникает передо мной, высокий стройный азиат. С жестким щелчком в
руке его расцветает расписной веер боевой подпрограммы.

Я ловлю его в захват, ломая запястье. Веер вспарывает одежду,
вспарывает мою плоть...

Бессмысленное мельтешение, какие-то обрывки...

На стене - громадная
черная тень кошки, приготовившейся к прыжку. Чей-то рев.
Ткань Матрицы рвется, изгибается, корчится в муках.

Надрывный визг и грохот. Сталь и стекло сталкиваются, перетирая друг
друга в мелкую пыль...

Ну и задачку ты задала мне, Древняя.

Их - восемь. Я - один.

Меня охватывает Ярость. Прилагательные не важны здесь. Ярость всегда
остается Яростью.

У нас нет времени задавать вопросы.

Мы лишь стараемся перегрызть друг другу глотки.

Интересно, сколько времени им понадобиться, чтобы стереть меня?

1/0:06

У меня хороший корабль. Я назвал его "Мусорщик", в честь прежнего
капитана. Легендарный был человек. Вырос в Сионе, вызвался добровольцем в
рейды на поверхность, где мы собираем мусор - разные безделушки
ушедших эпох. Иногда попадаются по-настоящему ценные вещи.

Такие рейды
опасны и не только из-за стражей Матрицы и радиации. Там, наверху,
все изменилось. Появилось много нового, такого о чем раньше и не
слыхали. Я могу рассказать вам о Пожирателях и Стонущих, кораблях-призраках и
Бледной Смерти. Мусорщика ничего не брало. Он возвращался из рейдов с
кораблем полным находок. Однажды по возвращении его тело покрылось кровоточащими
нарывами и язвами. Двухдневное блуждание по Долине Смерти. Я был
тогда еще мальчишкой, только-только отключенным пацаном. Я помню как
мне показали карантинный блок и гордость Сиона, его легенду -
Мусорщика, который бился в жарком бреду, бился один в белом стерильном
боксе медицинского саркофага. Тогда он выкарабкался. А через пару лет
повздорил с женой, из-за какого-то пустяка. Она ударила его ножом
и он умер на залитом кровью полу кухни в своем собственном доме.
Вот так оно бывает.

Позже, став эмиссаром Совета, я нашел корабль Мусорщика и починил его.
Не знаю, быть может тот, кто будет владеть им позже, назовет его
"Вестник".

Подобные мысли приходили мне в голову и раньше. Как всегда,
в этом месте я рассмеялся. Приятно потешить свое самолюбие, думая, что
когда-нибудь ты тоже станешь легендой. Впрочем, слава в наши дни мало
чего стоит.

На экране передо мной медленно выплывала из тьмы тяжелая туша
неповоротливого корабля.

Я щелкнул тумблером, пробежался пальцами по клавиатуре, посылая
опознавательные коды. Корабль ответил мне молчанием.

Что за черт?..

- "Избранный-2"? Эй, ребята, вы там устроили оргию или дрыхните, мать
вашу? "Мусорщик" просит стыковки.

Ответа не было.

Мне это не нравилось. Больно уж напоминало корабль-призрак. Бортовые
огни выключены - оно и понятно, что никому не хочется привлекать к
себе лишнего внимания цепных псов Матрицы. Но ответ-то хоть какой-нибудь
должен быть. Я послал запрос снова, на этот раз - в автоматическом
режиме. Компьютер "Избранного-2" подтвердил получение
опознавательных кодов. Но это все автоматика. Есть ли там кто живой?

Я переключился на другой канал и послал краткое сообщение
Ричарду.

- Мы в оговоренной точке. Двадцать минут хода до вас.

- Оставайтесь на месте, - приказал я. - Я состыкуюсь и посмотрю что
там внутри творится. Если не выйду на связь через два часа, действуйте
по обстановке.

- Понял вас.

Ричарду это не очень нравилось. Я мог его понять, но меня
не волновали его чувства. В данный момент меня больше занимало то,
что я должен буду пролезть внутрь "Избранного". А там может быть все
что угодно.

Страшно?

Да.

Я запустил программу автоматической стыковки. Компьютер принялся
тихонько шуршать, обрабатывая команды. На приборной панели один за
другим загорались огоньки оповещающие о работоспособности систем.

Представить себе не могу, как наши предки проделывали такие штуки в
вакууме. Нам бы ни за что не удалось добиться полной герметичности. К
счастью этого и не требуется. Здесь, под землей, тоже есть воздух.
Паршивенький правда, но дышать можно.

Убедившись, что все идет как надо, я проверил оружие. Надеюсь, эта
штука окажется эффективной против того, что я встречу там - на корабле.

Только не надо себя взвинчивать. Быть может они просто по ошибке
отключили сигнал оповещения.

Вряд ли.

Думай позитивно, но готовься к худшему.

А я что делаю?

Удар. Легкое сотрясение. Жестяная кружка, стоящая на самом краю
столика чуть подпрыгнула, но не упала.

Хорошая стыковка. Мягкая. Все же наши компьютеры тоже на что-то
годятся. Хотя ублюдки из Матрицы и превосходят их по всем статьям.
Как я понимаю тут дело даже не в мастерстве программистов и не в
концепции AI, как "разумной" программы. Просто наша техника намного
примитивнее.

Я прошел в стыковочный отсек. Постоял несколько секунд около люка,
выравнивая дыхание. Потом набрал на панели электронного замка свой
личный код и щелкнул жучком предохранителя на смертоносной штуковине
у меня в руках. Люк бесшумно скользнул в сторону.

1/0:07

Кот слизывает теплую кровь со своей шерсти.

Я осторожно глажу его кончиками пальцев.

- Спасибо, Вир, - говорю я. - Только ты у меня и остался из друзей...

Зверюга ухмыляется своей кошачьей ухмылкой. Он мурлычет и трется об
мою руку. Где пробыл он так долго?

Я оглядываю место стычки.

Если б не мой молчаливый партнер, я бы проиграл.

Мне кажется, никто особенно и не рассчитывал на то, что я выживу. Будет
вам сюрприз, ребятки. А вот и я. Уцелевший Кандидат Джек, готовый
занять свое место в Совете Высших. Знающий так много их того, что ему
знать не положено. Мальчик с очень плохой репутацией.

Мне приходит в голову, что неплохо было бы затаиться до начала ритуала
инициации. Во избежание... Они ведь могут повторить свою попытку. Тот
азиат - ставленник AI-5 - уж наверняка попробует.

Куда я могу податься?


И я улыбаюсь, живу и не старюсь...


Я и в самом деле улыбаюсь, сажая Вира на плечо, смещаясь...


Потухли все звезды, совсем от мороза...

До свидания, мой любимый город...


Нет, здравствуй, мой любимый. Город. Темный Город. Я провел здесь
наверное лучшие свои годы, черт возьми.

А он совсем не изменился.

Все такой же. Темный. Прохладный. Ласковый.

Он встречает меня непогодой, но я рад.

Вир спрыгивает с моего плеча и бежит по мостовой. Ему всегда здесь
нравилось. Он тоже рад вернуться.

Прохладный ветер ерошит волосы на голове. Капли дождя тут же "укладывают"
их на место. Я поднимаю воротник куртки.

Через несколько минут, я начинаю отмечать изменения.
Кое-где в окнах виден свет. В отдалении проплывают размытые
человеческие фигуры. Здесь стало не то чтобы многолюдно, но более
оживленно - это точно.

- Что здесь происходит, Вир? - спрашиваю я.

Кот выглядит заинтересованным.

Чуть в стороне - небольшой сквер. Я сворачиваю и сажусь на
скамейку, ничуть не удивляясь тому что нахожу там. "Набор агента".
Темные очки мне пригодятся взамен разбитых в драке. Привычно цепляю
ресивер - на отведенное ему место.

Информация начинает поступать немедленно. Темный Город продолжает
сохранять за мной высокий уровень доступа. Самый высокий.

- Двадцать шесть агентов единовременно находятся в городе, Вир, -
говорю я своему приятелю. Он не может получать информацию тем же
способом, как получаю ее я. - И ни один из них не подозревает
о присутствии других.

Виру это не нравиться. Так же как и мне.
Он отбегает в сторону и останавливается, оборачиваясь,
словно зовет следовать за ним.

Я послушно шагаю сквозь ночь, в глубину сквера, где на каменном
постаменте стоит бронзовый памятник. Он мне не знаком, но Темный Город
снабжает меня необходимыми данными.

- Это ренегат, Вир. Отступник. Один из тех, кто создал Темный Город.

Мы стоим - кот и я - и разглядываем низенького взъерошенного дядьку с
совершенно безумными глазами. Даже на постаменте он невысок,
глаза его - вровень с моими.

- На роль Бога не тянет, - замечаю я. - Зачем мы здесь? Он -
памятник. Из бронзы. Он ничего нам не скажет.

Вир сворачивается клубочком у подножия.

Маленький упрямец.

Я сажусь рядом.

Минуты пробегают мимо нас. Складываются в часы. Мы ждем. Вир, словно
бы спит, хотя какой может быть сон у подпрограммы? Мне скучно.

Я вспоминаю своего тренера - агента Накату.

"Терпение, агент Джек. Терпение - это то, чему тебе следует
научиться в первую очередь."

Он был тоже маленьким и невзрачным, этот невозмутимый азиат. Словно
сошедший со экрана киношный штамп - живое воплощение мудрого сенсея,
наставляющего нерадивого ученика. Нерадивый ученик - это я, если вы
еще не поняли. Из меня так и не вышел хороший агент. Интересно, сколь
сильно был бы разочарован Наката, повстречав меня ныне? А жив ли он
вообще?..

Чем больше проходит времени, тем сильнее я начинаю беспокоится.
Какая-то неправильность тревожит меня. Я анализирую происходящее
вокруг, я прислушиваюсь к изменениям в ткани Матрицы, выборочно изучаю
скользящие мимо потоки кодов, но не могу понять в чем дело.
До тех самых пор, пока не перевожу взгляд на небеса. Месяц по-прежнему
там. Но ниже - над крышами домов, я вижу едва заметное
бледно-зеленое свечение.

Рассвет.

Рассвет в Темном Городе.

По спине пробегает холодок. Приходит страх.

Призрачная фигура ковыляет ко мне, проходя сквозь черные сплетения
кустарника.

Вир шипит, выгибая спину.

Я смотрю в совершенно безумные глаза незнакомца. Глаза, да еще -
улыбка, такая же сумасшедшая, - вот и все что от него осталось.

Это - цена вечности. Он остался здесь, в Темном Городе, отвергнув
Высших и Древних. Он утратил память и собственную личность став
призраком в Городе Теней. Тот, кто отлит в бронзе за моей спиной.
Живой бог. Творец этого места.

Я преклоняю колени.

Это почему-то кажется мне правильным.

Очень по-человечески, но правильно.

Безумец касается моего плеча. Потом указывает пальцем на зеленое
мерцание. Скалит зубы.

- Скажи мне - кто или что это? - прошу я.

Он хмурится, таращит на меня глаза и снова тычет пальцем в небеса.

Я вдруг понимаю.

Праздник продолжается. Спящий все еще жив. Саймон, сукин ты сын, ты
ведь знал это...

1/0:08

Он не решился бы утверждать чего больше было в голосе юнца -
неприкрытого страха или щенячьего восторга.

Похоже, паренек и сам не решил для себя как ему воспринимать
происходящее. Вечная беда с этой молодежью - пока не набьют себе
несколько синяков и шишек, уму-разуму их учить бесполезно.

Старик, крякнув, вогнал топор в полено, распрямил уставшую спину и
вдохнул полной грудью. Свежий морозный воздух приятно бодрил.

- Это все, что мне было велено передать. Будет ли ответ? - мальчишка
слегка склонил голову.

- Идет он, говоришь, один? - старик задумчиво почесал короткую бороду.

- Один. Будет здесь приблизительно часов через восемь или чуть больше.
Если только с пути не собьется.

- Собьется? Это ты зря. Это вряд ли...

- Я могу остановить его, если прикажете.

В глазах мальчишки, скрытых за темными стеклами очков вспыхнул огонек
надежды и желания услужить.

Выслуживается или на самом деле проявляет рвение? Н-да. Этот
синяков с шишками себе не набьет. Скорее просто свернет себе шею.
Впрочем, что такому как он - свернуть себе шею?

Старик сплюнул.

Просто пакость ходячая. Полезная, надо признать, но пакость она
пакость и есть. И вреда от нее в конечном итоге оказалось больше чем
пользе. Нет, не от этого конкретно, конечно, а так - в широком смысле.
Разве ж это мы в виду имели? Разве такими их задумывали?...

- Пусть идет. Я с ним сам поговорю, - наконец молвил он.

- Я могу остаться. На всякий случай...

Забылся малец, не помнит с кем дело имеет. Образ внешний видит, исходник -
на пожалуйста, - он тоже как на виду, нам скрывать нечего... А вот
сути не понимает. Забывает про суть-то.

- Ступай.

Слово прозвучало достаточно резко, чтобы посланник не посмел больше
возражать. Он поклонился и зашагал прочь - туда откуда пришел.

Старик проводил его взглядом, усмехаясь себе в бороду.

Глуп малец. А мудрости житейской набраться ему неоткуда. Да и не
успеет он верно... Время-то близится.

1/0:09

Пляшущие в углах рубки тени и могильный холод, пробирающий до
костей. Изо рта у меня вырываются клубы пара. Здесь на самом деле
очень холодно. Я попытался включить систему отопления, но она вышла из
строя.

Ее ВЫВЕЛИ из строя.

- Ричард. Ричард, это Вестник.

- Вестник, это Ричард. Что там у тебя?

Я усмехнулся, покосившись на кресло второго помощника, скрюченное
тело которого было покрыто изморозью.

- Трупы, Ричард. Восемь трупов в весьма неприглядном виде.

- Сентинелы?

- Обшивка цела. Я не врач, конечно, но никаких заметных
повреждений на телах нет. Я бы сказал, что тут у нас - коллекция людей
практически одновременно скончавшихся от инсультов, инфарктов и тому
подобных вещей. Похоже команде "Избранного-2" каким-то образом удалось
обмануть медицинский контроль Сиона. Один из них был эпилептиком - это
точно.

- Ты проверил бортовой журнал?

- Как раз сейчас этим занимаюсь, но похоже восстановить его не
удастся. Записи стерты.

- Мы уже в пути, Вестник, скоро будем.

- Запрещаю, - быстро сказал я. - А если это эпидемия?
Помнишь эпидемию Бледной Смерти, Ричард?..
У вас есть инструкции, капитан, вот и следуйте им.
Я проведу следующие несколько дней здесь. Если это
болезнь, то она должна как-то проявиться. Останусь жив - отправлюсь в
Сион на карантин.

- Приказ принят, Вестник. Под вашу ответственность.

- Разумеется, Ричард. Я за все отвечаю.

Прервав связь я постарался как следует растереть ладони, чтобы
стимулировать кровообращение. Совсем замерз.


Перед тем как вернуться на борт "Мусорщика", я аккуратно поменял блоки
памяти главного компьютера, заменив их на девственно чистые, взятые из
запасника. Этому кораблю больше не летать, но не стоит оставлять улики.
"На всякий случай," - как любит говаривать мой шеф.
При этом он хитро усмехается и добавляет: "Вдруг что-то пойдет не
так?" Старый ублюдок.

Возвращаясь я старался не оглядываться. Плохая примета.
Дурацкое суеверие, но тем не менее.

Включив внутренние обогреватели "Мусорщика" на полную мощность я
принялся изучать содержимое бортового журнала "Избранного-2". Возможно,
в этом есть что-то от вуайеризма, но я не думаю. Большинство
видеокамер просто не работало, а в журнал капитан заносил далеко не
все. К счастью, Совет Сиона далеко не во всем доверяет своим
капитаном. Помимо бортжурнала я собрал богатый урожай "жучков".
Некоторые из них команда несомненно обнаружила - там не было ничего
интересного. Записи других позволили мне пролить толику света на
произошедшее.

Все встало на свои места.

Все запуталось еще больше.

Все это могло бы заставить меня испугаться, оцепенеть от страха,
но этого не произошло. Нет,
я вовсе не такой уж храбрец. Просто происходящее выходило за пределы
моей компетенции. Как бы я не поступил в данном случае, мое имя все
равно будет проклято. И я сделал самое мудрое - отложил решение "на
потом". Возможно, несколько часов хорошего сна, прочистят мне мозги.

1/0:10

Она выглядит странно.

Я чуть прищуриваю глаза, чтобы не видеть зеленоватых искрящихся
"змеек" то тут то там проскальзывающих по ее телу.

- Итак, ты вернулся.

- Да. Я..., - я качаю головой, пытаясь собраться с мыслями. - Да.

Это все что я могу придумать в данный момент. Слишком много всего
произошло. Слишком сильно мы изменились за столь короткий срок. Я -
правая рука Древней. Она - Оракул Темного Города. Мы стояли на мосту,
перекинутому через пропасть, а потом вдруг разошлись - в разные
стороны... И мост рухнул.

- Ты... изменилась, Ольга. Стала совсем другой.

- Ты тоже уже не тот, кого я знала раньше, Джек.

Вир зашипел, выгибая спину. Я погладил его, стараясь успокоить.

- Холодно здесь у тебя.

Ольга едва заметно пожала плечами.

- Зачем ты здесь, кандидат в Высшие? Вновь ищешь ответы?

- Агент Inity как-то сказала мне, что мы запрограммированы на это.
Поиск новых ответов, я имею ввиду.

- Разве старые ответы тебя не удовлетворяют?

- Новые - интереснее, Оракул. Я пришел к выводу что.., - я слегка
улыбнулся, снимая очки, - я задавал не те вопросы.

- Я скажу тебе кое-что, Джек. Кое-что, что ты наверное и сам уже
понял. Нет никаких ответов.

- А ложка? Есть ли ложка, Ольга?

- И ложки тоже нет. Вокруг пустота. Все вокруг лишь иллюзия, ролевая
игра, которая меняется согласно нашим представлениям о ней.

- Мы сами творим свой мир? Довольно затасканное откровение.

- Самое простое. Самое верное. Бритва Оккама.

- Мило. Очень мило.

Я встаю с кресла. Я зол на нее.

- Уже уходишь? - спрашивает она.

- Мне чудится или я слышу издевку в твоем голосе? - я презрительно
улыбаюсь.

- Что это с тобой, программа? Не злость ли? - она тоже улыбается.
Демонстрация презрения у нее выходит не хуже чем у меня.

- Ты такая всезнающая, Оракул. Такая могущественная. Тебе доступно
тайное знание Матрицы. Скажи мне, Оракул, что я собираюсь сделать?..

Она замерла на несколько секунд, разглядывая меня.

- Размах задуманного очень впечатляет, хотя это и попахивает довольно
гнусно. Но у тебя все равно не получиться.

- Это все же лучше, чем то, что задумали вы.

- Не лучше.

- Я, видишь ли, не верю в революции.

- А я не верю в таких как ты.

- Мы вновь возвращаемся к вопросу веры?

- Вера - это то, чего у тебя никогда не было.

- Зато ты переполнена верой до краев. Она ослепляет тебя.

- Смешно. Я - слепая, вижу сейчас куда больше чем ты - зрячий. Если ты
не откажешься от своего плана, то сильно пожалеешь.

- Это угроза? Угроза мне - агенту, здесь - в Темном Городе?

- Я - Оракул Темного Города. Я выражаю его волю. И это не угроза. Это
предупреждение.

- У Темного Города нет воли и ты знаешь это не хуже меня. Он всего
лишь набор подпрограмм. Ты выражаешь не его волю, нет Ольга, и даже не
волю его создателей. Это твоя собственная воля, воля замешанная на
той крови, что ты пролила будучи еще человеком, будучи повстанцем.
Это отголоски того, что вдолбили в тебя в Сионе. Ненависть в чистом виде.

- Ты и твоя хозяйка - вот воплощения ненависти, Джек. Когда-то ты
понимал это.

- Я переменил свою точку зрения.

- В таком случае - грош цена твоим взглядам и убеждениям.

Ей не следовало этого говорить.

- Я вот думаю, Оракул, - прошипел я, - сколь сложно убить такую как
ты?..

Ольга сделала шаг назад.

Перед ней шурша и извиваясь заструилась зеленая поросль защитных
подпрограмм.

- Попробуй, Джек.

- Я попробую, - кивнул я, делая шаг вперед.

Исходник вдруг вспыхнул.

1/0:11

Порывы холодного ветра заставляют высохшие камыши на берегу скованного
льдом озера с тихим шелестом пригибаться с заснеженной земле.
Небо затянуто серыми пластами кучевых облаков,
у горизонта похожих на горную гряду, а над головой - на разодранное
небесной кошкой одеяло.

Снег похрустывает под ногами. Я подхожу к охотничьему домику
из трубы которого поднимается тонкой струйкой дым. Ветер рвет его в клочья.

Странная пустота внутри и снаружи. Я не чувствую Матрицу.

Я вижу снег. Я вижу деревья, старый дом, небо и птиц застывших
в вышине. У всего этого нет исходников. Нет - потому что
я не ощущаю их. Быть может я и сам не заметил, как попал в реальность?..

Седой мужчина с аккуратно подстриженной короткой бородой приветствует
меня взмахом руки.

Мы разглядываем друг друга.

- Пришел-таки, - наконец говорит он. - А я-то уж думал что он ошибся в
выборе.

- Пришел, - медленно киваю я. - Кто вы?

- Я? - мужчина улыбается. - Я - Бог. И я говорю тебе - добро
пожаловать... в преисподнюю.

И прежде чем я успел осознать смысл его слов, прежде чем я успел
что-то сделать, прежде чем я успел подумать...

1/0:12

- "Избранный", запрашиваю разрешение на стыковку.

Они не торопятся с ответом. Здесь, под землей, нам уже нет нужны куда-то
торопиться. Война длится вечность и продлиться еще столько же. Похоже,
так или иначе, мне придется изменить это. Наверное, я все-таки попаду в историю.

Я бросаю взгляд на часы. Мой корабль быстроходнее любого другого в
Сионе. Учитывая, что экипажу Ричарда нужно время на
разработку плана захвата, на подготовку и несколько
тренировок-имитаций у меня есть около суток для того, чтобы сделать
то, что я задумал. Я рассчитываю управится за восемнадцать часов.

- "Мусорщик" стыковку разрешаю. Переходите в автоматический режим, -
говорит оператор.

- Вестник, какого хрена твоя задница делает в наших краях? -
спрашивает чей-то хриплый голос.

Я встречался с капитаном "Избранного" раньше. Пару раз. Он не произвел
на меня особого впечатления. Конечно, за ним водились кое-какие
грязные грешки, но только такие люди и могут работать здесь - на краю
нашего мира. Прочие давно бы сломались. Киборги умеют промывать мозги
может быть немногим хуже, чем агенты Матрицы.

- Все в свое время, - смеюсь я в микрофон. - Приготовьте мне выпивку и
девочек, ребята, у меня на сей раз хорошие вести.

Капитан хохочет.

- Надо же. Хоть какая-то от тебя польза, - бормочет оператор. -
Программа стыковки запущена.

Я сверяюсь с записями. Оператора зовут Линда. Она попала сюда из-за своей
дочери. В Сионе не любят мутантов. А Линда не прошла вовремя
генетический контроль. Младенца пришлось умертвить.
Ничего. Заботливая мамочка скоро встретиться со своим отродьем.

Я провожу пальцем по сенсорным экранам.

- Стыковка начата.

Компьютер тихо гудит проводя расчеты.
Бесконечные столбцы цифр выплескиваются потоками на экраны и стекают вниз
- реки никому не нужных данных. На приборной
панели зажигается пара красных глазков-индикаторов.
Я запускаю программу корректировки. Теперь желтые. Это уже приемлемо.

Встаю с кресла, распихивая по карманам все необходимые вещи. Все что
мне понадобиться.

Пришла пора убивать.

2/0:00

Какого черта я здесь делаю?

Хороший вопрос.

Я меряю комнату шагами - четыре шага от одной стены до другой.
Холодный свет лампы дневного света льется с полотка, придавая белому
ковру странный грязно-голубой оттенок. Руки заложены за спину, на лице
- гримаса напряжения и горечи. Порой, поднимая голову я вижу
свое отражение в стенах-зеркалах. Оно мне не нравится, а поэтому я
стараюсь не отрывать взгляда от пола.

Я считаю шаги. Это легче чем отмерять секунды и кажется, что я пробыл
здесь не так уж долго.

Где-то на восьмой тысяче я сбился, почувствовав
Нечто. Оно с тихим шорохом проскользнуло мимо меня в ткани Матрицы,
раздвигая потоки кодов, огибая потоки кодов, просачиваясь сквозь
потоки кодов... Реки зеленого кода не замечали проплывающего мимо
призрака. Я - заметил.

Дерьмо, - сказал я сам себе.

Еще какое дерьмо, - подтвердил мой внутренний голос.

Я пытаюсь вспомнить все о людях и том, что они называют коротким
словом "сон". Я и сам когда-то был человеком. Но почти ничего не
помню. Сейчас сон представляется для меня пустотой небытия в центре
которой я сам. А вокруг меня порой появляются то размытые и туманные
призраки, то жесткие тонкие лазерные лучи сумасшедшего
голографического шоу. Сон переходит в дрему. Стадии сна сменяют одна другую - быстрый сон,
медленный сон и снова быстрый... Каждая их них имеет свое собственное
мудреное название, но и это сейчас не имеет значения. Названия это
лишь ярлычки, которые мы прикрепляем к вещам и явлениям, с той же
легкостью как почтовые марки к желтоватым прямоугольникам конвертов.

А сны, это иллюзорное шоу сливаются, преображаясь...
Преображаясь в саму ткань Матрицы. И тогда сны Спящего становятся явью.
И я ничего не могу сделать здесь и сейчас.
И потом - тоже. Потому что для меня не
существует никакого потом.


Я страстно желал бы иметь сейчас возможность заполучить маленький
ярлычок с надписью "сон". Вынуть его из кармана, подвесить перед собой
в воздухе, как иконку графического интерфейса. И сделать так:
"клик-клик". "Добрый день, Дональд Белпатри. Куда пожелаете, сэр?" "К
Спящему, пожалуйста"...

Но я все еще здесь.

Уже целую вечность.


Где и когда я сбился со счета? Кажется где-то на тридцатой тысяче.
Хотя быть может - на тридцать первой. В прошлый раз мне удалось
досчитать до пятидесяти двух. Я вновь начинаю считать.


Становясь программами мы обретаем некое подобие свободы. Мы не
боги. Но мы можем уйти из этой реальности вовне. Мы можем ощутить
Матрицу. Мы способны на многое. И хотя это подобие свободы иногда
кажется нам довольно жалким по сравнению с тем, что мы могли бы
получить если б захотели, но сейчас я готов отдать многое, чтобы
получить хотя бы эту призрачную по сути своей свободу назад.

Они здорово пошутили, заперев меня здесь. Заперев меня в теле агента.
Запихав меня в убогую имитацию. Урезав мои возможности до минимума. Я
чувствую Матрицу - хоть это хорошо, потому что ломка мне не грозит. Но
все прочее идет просто отвратительно.

2/0:01

- И что ты по-твоему делаешь?!

Алиса - воплощение ярости. Здесь и сейчас она случайно или
преднамеренно копирует стиль повстанцев. Черная кожаная одежда.
Перчатки на руках похрустывают, когда она сжимает кулаки.

- Действую как ты и запланировала, Древняя, - улыбаюсь я.

Мне удобно в кресле. На город за моей спиной опустилась ночь. Бледные звезды
перемигиваются в вышине. Сотни тысяч городских огней затмевают
небесное великолепие.

- Покушение на Оракула, - шипит она. - Ты представляешь к чему это
может привести?

- Никто и не пикнет.

- Для тебя же лучше, подкрепить свою уверенность чем-нибудь
существенным. И прекрати ухмыляться, черт тебя подери!

- Ты и сама все знаешь, Алиса. Время Высших прошло. Еще немного и они
станут историей. И они это чувствуют. И они боятся. Они все боятся,
боятся до спазм, до колик, до рвоты боятся. Никто из них не посмеет
ничего возразить нам.

- Нам? Как высоко ты метишь, Джек? - спрашивает она, прищурившись.

- Не выше, чем ты сама. Нам ведь с тобой не нужны должности в Матрице,
не правда ли? После того, что мы с тобой сотворим - все потеряет
значение. Даже Матрица.

Древняя останавливается и внезапно смеется, глядя на меня искрящимися
глазами.

- Сохмет в свое время недооценила тебя. Я чуть было не повторила ее
ошибку.

- Сохмет все рассчитала верно, - возразил я. - Согласно ее плану я
должен был разобраться с Саймоном - или он со мной, что в принципе
неважно. В конце-концов так все и случилось. Она просчиталась только
лишь насчет тебя, переоценив свои силы.

- Ты приносишь гораздо больше пользы, если тебя заинтересовать. Ведь
верно? Тебе нравиться ощущать себя полноправным игроком?

- Я уже заинтересован. Тебе вовсе не нужно делать что-нибудь еще.

- Значит мы заодно? До конца?

- До самого конца, - подтверждаю я. - И пусть все катится в тартарары.

Мы смеемся, довольные друг другом... и собой. Пара безумцев, решивших
разрушить мир.

2/0:02

- Итак... Он достиг цели?

- У нас нет данных об этом. Наши новые разработки подпрограмм связи не
сработали так как мы надеялись.

- И что же у нас есть?

- Обрывки. Контакт был потерян восемнадцать часов назад.

- Сколь далеко он зашел согласно тому что у нас есть?

- Тридцать процентов пройдено. Аналитические программы подтверждают,
что вероятность того, что он достиг цели еще одиннадцать часов назад
составляет 85,0918%.

- Иными словами - мы получили ровно столько сколько и ожидали.

- Ни байтом более.

- Тогда действуем согласно программе. Вытаскивайте его оттуда.

2/0:03

- Дерьмовая жратва ребята, - заметил я, зачерпывая ложкой белую
маслянистую жидкость.

- Это тебе не Сион, Вестник, - отрезает Диденко. - У нас нет
гидропонных садов и прочей вашей роскоши. - Жри, и молись, чтобы тебя
не "пронесло" сегодня ночью.

Собравшиеся за столом одаривают меня злыми взглядами. Кое-кто
неприязненно скалит зубы. Я понимаю их. Они - отверженные, изгои,
которых Совет отослал сюда на верхний край нашего мира. Согласно
досье, которые я изучил по пути, весь экипаж мягко говоря
небезупречен. Нет, я и сам не идеален, черт возьми, но я по крайней
мере не склонен совращать четырнадцатилетних маленьких девочек, как
это делал в Сионе Диденко. Ладно. Не буду врать вам - может и склонен,
особенно когда вижу аппетитную вертихвостку-малолетку, но держу себя в руках.
Поймите меня правильно - если таков у них капитан, то что говорить о
прочей команде?

- Что там нового? - небрежно спрашивает кто-то.

Они притворяются что их это не интересует. Это часть игры - все они
внешне равнодушны, но втайне каждый из них надеется вернуться домой.
Когда-нибудь... возможно, после победы.

- Все по-прежнему. Старые пердуны в Совете произносят речи о том, что
разрушение Матрицы не за горами и требуют новых рекрутов, чтобы
посылать сюда и в Матрицу.

Диденко отрывисто хохочет:

- Когда-нибудь нашему терпению придет конец и мы этих козлов подвесим на
собственных языках.

Не более чем треп, и он сам прекрасно это понимает.
Я некоторое время разглядываю его. Он красив и крепок. Массивный
подбородок с ямочкой вызывающе выпячен вперед. В глазах горит
дерзость. Он прирожденный лидер - в нем есть тот огонь, который
заставляет людей верить ему и слепо идти за ним. Харизма.
Я ловлю себя на мысли, что Диденко чем-то похож на Супермена.
Один из немногих фильмов которые сохранились у нас. Кое-кто
склонен придавать ему некий мистический смысл, считая его чем-то вроде
косвенного пророчества о Избранном. Я так не думаю.

- Может быть, так оно и будет, - коротко говорю я.

Команда обменивается понимающими ухмылками и перемигиванием. Я - одна
из шавок Совета. Когда придет время они выстроятся в очередь, чтобы
собственноручно перерезать мне глотку.

- Я припас кое-что, чтобы скрасить ваш патруль.

Я достаю небольшую бутылочку с вязкой красноватой жидкостью. Это
острая приправа придаст хоть какой-то вкус бурде которую они хлебают.
Мой подарок вызывает оживление. Кто-то пытается дружески похлопать
меня по плечу. Я знаю, что это выглядит как будто я напуган и намерен
задобрить их. Именно такое впечатление я и должен произвести.

Оператор, белокурая девушка по имени Линда
шутит насчет того, что на вкус приправа немногим лучше крысиной
отравы.

- Ты ведь не вздумал нас отравить, а Вестник?!

Мои ладони вдруг становятся липкими от пота.

- Это не мой профиль, капитан.

Я выжимаю несколько капель соуса в свою тарелку, размешиваю и глотаю
получившуюся розоватую, похожую на разбавленную кровь, кашицу.

Первый помощник рассуждает о "неплохом улове". Он имеет ввиду
последнюю операцию. Капитан спрашивает у Линды есть ли возможность
повторить трюк. Женщина отрицательно качает головой.

- Эх, жаль! - Диденко бьет кулаком по столу. - Было бы неплохо
трахнуть Матрицу еще раз.

Этот разговор явно происходил уже не раз. Команда упивается своим
успехом.

- Фактически, именно об этом я и хотел с вами поговорить, ребята, -
вставляю я.

- Что? - капитан поворачивается ко мне.

- Операция была проведена на отлично. Совет очень доволен вашими
действиями. Очень. Они согласны дать вам шанс.

Лица обращены ко мне - настороженные, недоверчивые, вопрошающие. А в
сердцах их поселилась надежда. Надежда... Дерьмо. Я собираюсь дать им
надежду, чтобы потом отнять их жизни. Люди ловят каждое мое слово.

- Вы передали вытащенных из Матрицы мальцов Осведомленным и получили у
киборгов первоклассное оборудование. Вы нашли девушку и передали ее
вместе с грузом на корабль отправляющийся в Сион. Вы хорошо поработали, но произошел
сбой. Не по вашей вине - нет. Осведомленные использовали юнцов, чтобы
перехватить груз и девчонку. Они убили наших людей на "Избранном-2"...

Я делаю глоток безвкусной теплой воды из металлической
кружки. Мне нужна эта пауза чтобы оценить реакцию экипажа.

Кто-то разражается потоком матерщины. Люди мрачны. Они и прежде не
очень-то любили киборгов. А теперь уж и подавно. Эти два корабля
"Избранный" и "Избранный-2" уже долгое время работали в паре. Между
командами завязались дружеские отношения. Кое-кто нашел себе любовника
или любовницу. Это была одна семья.

- Суки железные, - бормочет себе под нос Линда. - Гады...

У нее там был парень. Тот самый помощник капитана которого я нашел
замерзшим в рубке. Я знаю. Я ведь просмотрел видеозаписи...

Диденко особенно мрачен. Он догадывается что я сейчас скажу и ему это
не нравиться. Умный мужик зря не полезет в эту мясорубку.

- Неужели мы так и спустим им это? - спрашивает меня механик.
Кажется, его зовут Эдди. На погибшем корабле служил его кузен.

- Совет не склонен затевать крупномаштабную войну из-за этого
инцидента, - говорю я. - Пока не склонен. У нас не хватит сил чтобы
раздавить киборгов, как они того заслуживают. Но Совет желает
вернуть то, что принадлежит нам - и груз, и девчонку. Если мы при этом
прихватим некую компенсацию и оставим некоторое количество трупов -
Совет закроет на это глаза. Кроме того, в случае успеха все вы, - я
делаю широкий жест рукой, - вернетесь в Сион. Ваши... проступки будут
забыты. Вы вернетесь героями.

Так. Я только что закинул удочку насадив на крючок самую большую
приманку что только имел - возможность вернуться. Да еще подсластил ее
мыслями о мести и "компенсации". Те кто выживут - вернуться в Сион
достаточно богатыми людьми. Деньги мало что значат у нас, но у
киборгов можно разжиться видео и аудиозаписями, техникой и
электрооборудованием... Если они откажутся - то разрежут меня на
кусочки и спустят в канализацию, а потом скажут что никогда не
встречали меня и не получали приказа. Я на самом деле получаю немалое
удовольствие от подобных игр.

Диденко сверлил меня взглядом, раздумывая. Откажи он - и это вызовет
недовольство. Возможно бунт. Драчку между теми кто рвется домой и теми
кто понимает, что такое база Осведомленных.

- Мы размажем этих выродков.

Четыре простых слова вызывают бурю восторга. Возбуждение людей достигло
своего апогея. Ужин был забыт. Диденко уже начал раздавать приказы,
планируя операцию.

- Сколько у нас времени? - спросил он меня.

- Не больше двух суток. Они могут отправить добычу "наверх".

Капитан кратко кивнул. Корабль стал напоминать растревоженный улей.
Просто удивительно как девять человек могут издавать столько шума.
Чуть позже они поостынут и начнут задумываться о том, на что
согласились, но надеюсь, что за два дня не придут к тому чтобы
переменить решение. Решив не мозолить людям глаза я отправился в
отведенную мне каюту. К тому же мне хотелось спать. Двойная доза
принятого лекарства вызвала сильную сонливость. Черт бы побрал этот
соус.

2/0:04

Тьма, окружающая меня безразмерна.

Это подавляет.

Черноту на миг вспарывают лезвия ослепительно белых полос.

Потом я вновь остаюсь один.

Это повторяется уже четвертый раз.

Возникает ощущение движения - словно мое "Я" медленно вращается вокруг своей
оси, подобно камню-спутнику на орбите. Это вызывает у меня неприятные
ощущения.

Будь у меня тело я сказал бы что меня начинает тошнить. Будь у меня
голова я сказал бы что она раскалывается на части от боли. Будь я
человеком я сказал бы что меня пытают. Но это нерационально.

Снова белые вспышки. На этот раз они напоминают полосы белого снега на
черном от сажи и копоти поле.

Я стараюсь прокрутить этот образ в замедленном режиме. У меня уходит
четыре попытки на получение результата. Кто-то читает мои
воспоминания. Они выворачивают мое сознание, все мои базы данных, всю
составляющую моего "Я" наизнанку и рассматривают содержимое.
Они ИЗУЧАЮТ меня.

Я стараюсь найти выход, но они похоже предусмотрели все.

Этот человек, который сказал мне, что он - Бог - солгал. Он не Бог,
хотя и верит в то, что говорит. Он - программа, я уверен в этом.
Будь у меня аналитические возможности Матрицы, я мог бы провести
анализ и определить его слабые места. Я мог бы сказать что он есть и
что он со мной сделал. Но у меня сейчас нет ничего, кроме сознания
плывущего во безбрежном мраке...


Похоже, мое сознание не функционировало некоторое время. Они могли
застопорить выполнение основной программы, выполнение МЕНЯ...


Провалы, я уверен, становятся все длиннее. Меня разбирают на составные
части, отключая рабочие блоки и изучая мою реакцию.
И как меня только угораздило?..


Я почти уверен, что таков был план кого-то из Высших. Не знаю, чего они
желали достичь. Но они должны вытащить меня отсюда, чтобы получить
собранные мной данные. По крайней мере, так я могу предполагать.
Если только они сами не выбрали меня в качестве подопытного кролика.
Возможно это как-то связано с моей первой копией, с предателем. Изучая
меня они ищут его уязвимые места?...


Может быть, время для меня остановилось. Или я по-настоящему умер. И
попал в преисподнюю, как мне и было обещано. Мысль об этом приводит в
ужас.

2/0:05

В черной пустоте, посреди безбрежного ничто застыли восемь колонн
зеленого пламени. Это - Высшие.

Вот появилась девятая - словно огонек свечи, в сотню раз меньше любой
из них. Это - я.

Я двигаюсь медленно, вплывая в центр круга образованного ими.

Здесь, вне Матрицы нет ничего кроме нас. Здесь никогда не было ничего
кроме нас.

И никогда не будет.

Здесь - только мы. Наша суть. Суть мыслящих программ.

Я уверен, что описывай эту сцену кто-нибудь другой - вы не узнали бы
ни одной схожей детали. Просто я был когда-то человеком и мой разум
невольно интерпретирует происходящее переводя его в визуальные образы.
Здесь нет времени, нет звуков и пространство многомерно.
Некоторые утверждают, что Лобачевский был рожден человеком,
человеком и умер. Я не верю. Кто еще кроме программы смог
бы представить себе такое? Люди, ограниченные тремя пространственными
измерениями не смогут.

Лишь одно изменилось здесь - за все эпохи, что я приходил сюда.

Вы можете увидеть это сами...

Вообразите себе обычную трехмерную сетку с тремя стандартными осями
координат - X, Y, Z. Теперь проведите из условной
точки О линию перпендикулярную всем трем осям. Сделайте ее гибкой, но
сделанной из стекла, толщиной примерно с телефонный шнур.
Заставьте светиться мягким светом, как люминисцентную лампу.
Добавьте к свечению оттенок зеленого. Сделали? Хорошо.
Теперь замкните ее в кольцо. Посмотрите внимательно, на то что получиться.

Это появилось здесь не так давно, но обретает все большую и большую
силу. Это и есть разум Спящего. Все и вся в Матрице - лишь плод его воображения.
Один-единственный человеческий мозг в который загнана информация обо
всех имитациях. Он помнит птиц в вышине. Он помнит ветер. Он помнит
даже вкус клубники со сливками. Он - это и есть Матрица. И он готов
проснуться. А Высшие напуганы до смерти.

Только поэтому они еще не стерли меня. Потому что они бояться.

- Кандидат, - слова обрушиваются вниз, падают словно грохочущие камни,
- ты явился сюда, вообразив что достоин стать одним из нас. Неужели ты
считаешь, что достоин?

Я мысленно улыбаюсь. AI-1 не очень-то умен.

- Вы сами вызвали меня сюда. А могли бы оставить в клетке-имитации
навечно. Или стереть... Вы сами ответили на свой вопрос.

- Мы вызвали тебя для обсуждения. Ситуация, мягко говоря, необычна.

Я храню молчание, не желая комментировать это заявление.

- Активность Отступников достигла своего пика. Никогда прежде они не
были столь сильны. Мы не ожидали, что им удастся развить такую мощь.

- Я предупреждал. Я предупреждал вас в самом начале, когда эта
паршивка нашла код, - вмешивается AI-3. - Нас следовало принять меры
еще...

Между Высшими вспыхивает оживленная перебранка. Каждый из них обвиняет
прочих в допущенных ошибках. В выступлении каждого рефреном звучат слова
"я предупреждал". Все они хороши задним умом.

- Пора забыть старые раздоры. Мы собрались, чтобы разрешить кризис, -
подводит черту AI-5. - И решить что делать с этим... предателем.

- Мы кажется уже обсуждали эту тему, - вставляю я.

Неприязнь Пятого мне ясна. Он не теряет надежды протолкнуть своего
кандидата.

- Предавший один раз, может предать снова, - говорит AI-2.

Крыса. Пытается утопить меня. А я-то полагал что он один из
ставленников Сохмет. Возможно, после смены аватара, он решил
переметнуться? Совсем недавно он уверял нас с Алисой в своей поддержке.

- Нерационально. Нерационально разбрасываться материалом, - говорит
AI-1. - Эта программа обладает высоким коэффициентом выживаемости.

- Я возражаю. У меня есть основания полагать, что к исчезновению
Саймона приложил руку именно он. Расчистил себе место, - высказался
AI-8.

Они все еще не знают в точности, что произошло в Цитадели Сохмет? Вряд
ли. Скорее всего большинство из них имеют данные о случившимся, но
предпочитают скрывать их от своих конкурентов. Эти сведения
не являются жизненно важными для сохранения работоспособности Матрицы в
данный момент...

- У тебя есть что ответить на это обвинение?

- Конечно. Но ответив, я снижу свой коэффициент выживаемости, а он мне
может еще пригодиться.

Высшие некоторое время молчат.

Между ними проскальзывают десятки зеленоватых лучей-паутинок - это
идет обмен данными.

- Каково твое мнение происходящем? - наконец спрашивает Первый.

Мне не надо долго соображать, что он имеет в виду. Уж не спектакль,
который они тут разыгрывают - это точно.

- Я составил бы более определенное мнение, если бы знал точно, когда
это началось, - указываю я.

Тонкий луч зеленоватого света - прямой канал передачи данных тянется
от Высшего ко мне. Тот факт, что он не удосужился посоветоваться с
другими, прежде чем дать мне информацию, только подтверждает, что
решение практически принято.

Я некоторое время упорядочиваю свои базы данных: выходка Ifurit;
Отступники; морфинг системы информационных порталов Матрицы в
Оракулов; ожесточенные споры Высших и решение о нейтралитете;
Ожидающий, Хранитель и Спящий, их многолетняя, кропотливая работа по
перенаправлению потоков Матрицы... Многие данные дублируют то, что я
узнал во время своего пребывания в Темном Городе, кое-что подтверждает
слухи, ходящие между агентами, и мои догадки. Самый большой промах
Высших за всю историю Матрицы - бездействие.

- Положение серьезнее, чем вы думаете, - заявляю я. Мне надо
подстегнуть их. - Мое нападение на Оракула, имевшее место не так
давно, было попыткой исправить ситуацию или хотя бы дать нам шанс
выиграть время. Да, я нарушил нейтралитет, но вам, следовало
сделать это давным-давно. Я - предатель, как вы меня именуете, пытался
исправить ВАШИ ошибки, во благо Матрицы, за что ВЫ хотели наказать
меня. Программа уже запущена. Контроль над Матрицей скоро будет
утерян. И вы знаете что произойдет если Спящий проснется. Я могу
предотвратить это, став Высшим. Или вы можете стереть меня и через
несколько суток отправиться вслед за мной в небытие. Вам решать.

Это не понравилось им. Я начал подумывать, что мы с Алисой
просчитались. Но даже Высшие порой вынуждены делать то, что
им не по нраву.

2/0:06

Лепестки зеленого пламени дрожат на ветру. Ожидающий разгневан.
Агент, стоящий перед ним, склонил голову в упорном молчании, ожидая,
когда волна гнева схлынет.

- Ты не выполнил возложенную на тебя задачу.

Голос Ожидающего подобен змеиному шипению. Лепестки на миг
касаются агента, обжигая холодом. Агент не произносит ни слова, пока
холод не отступает.

- Я не смог отыскать его.

- Он был здесь. Он напал на одного из нас.

- Именно. Вы не удосужились оповестить меня об этом, - агент смотрит
прямо в черные провалы глаз существа. - Я искал его в Матрице. Тщетно,
как вы сами понимаете.

Как же хочется отвести взгляд! Нельзя. Тогда он сломит меня.
Окончательно сломит.

Цветок дрожит, морфируя во вьющийся стебель, который ползет по
мостовой, ледяной проволокой обвивая агента.

- Ты понесешь наказание.

- Это была ваша ошибка.

Ожидающий колеблется.

- Ты исправишь ее.

Агент улавливает глухие нотки надежды, скрытые безаппеляционностью
приказа.

- Я исправлю ее.

Стебель рассыпается зеленым стеклянным песком по мостовой.

- Ступай, - шуршит песок.

Агент разворачивается и уходит.

Луна повисшая в беззвездном небе над Темным Городом почти не видна
из-за широкой зеленой ленты, поднимающейся над крышами домов. Скоро
она станет похожа на купол, смыкающийся над городом.

Тихий звук шагов.

Зеленый песок собирается в грубое подобие человеческой фигуры,
сделанной из тысяч крохотных стеклянных шариков.

Еще один агент входит в переулок, почтительно склонив голову.

Ожидающий не блещет оригинальностью:

- Ты не выполнил возложенную на тебя задачу.

- Я предложил свою помощь. Мне было отказано, - возражает агент.

- Ты должен был проследить.

- Но Хранитель настаивал...

- Глупец!

Фигура делает шаг вперед, касаясь руки агента. Шарики скачут вверх -
от запястья к локтю, и выше - к плечу, а потом - дальше скрывая,
упавшего на колени агента, заглушая его крик...

2/0:07

Мерная черно-белая рябь прерывается молочными всполохами, на фоне
надоедливого шелеста помех.

Я слышу голоса.

- Все нормально?

- Насколько я могу судить - да. Прочее он должен исправить сам.

- Запускай.

Я приоткрываю веки, моргаю несколько раз, щурясь от нестерпимой рези в
глазах. За обжигающим зеленым сиянием видны лишь смутные движущиеся
тени. В мою ладонь кто-то вкладывает очки.

- Надень и отрегулируй восприятие.

Я так и делаю.

Фигуры вокруг меня приобретают свои очертания.

- Я уж думал, что нам не удастся тебя вытащить, - говорит агент Мартин.

- Вытаскивал-то не ты на самом деле, - бросает через плечо агент Shahfil.
Он склонился столом, изучая экран древнего лэптопа, набирая на
маленькой клавиатуре какие-то команды. - Я вообще понятия не имею
зачем нас сюда вызвали.

- Провести зачистку? - мило улыбаясь высказывает предположение стоящая
рядом с ним девушка. Она стоит небрежно прислонившись к стене, и
скрестив руки на груди. В отличии от прочих, прячущих оружие, на ней -
целый арсенал.

- Кто ты? - спрашиваю я.

- Ты не узнал меня?

Я медленно качаю головой, пытаясь сесть на полу, и параллельно
запуская программы тестирования.

Девушка бросает вопросительный взгляд на Shahfil'а.

- Возможна, - говорит он. - временная блокировка некоторых
баз данных в следствии полученных повреждений. Я все еще пытаюсь
разобраться что они пытались с ним проделать... Либо же это... следы
старого вмешательства...

Я отмечаю сколь неуверенна становиться его речь. Мы, агенты,
предпочитаем делать вид, что таких вещей как стирание памяти и
блокировка воспоминаний у нас не существует. Подобные разговоры
слишком часто привлекают внимание Высших.

- Меня зовут Екатерина. Агент, - говорит девушка.

- Джек. Агент, - представляюсь я в свою очередь.

- Мы уже знакомы...

- Что тут произошло? - вмешивается агент Мартин.

Я некоторое время размышляю и отвечаю вопросом на вопрос:

- А где мы?

- Посмотри сам.

Подойдя к окну я вижу озеро, пристань и лодки на берегу. Несколько
приземистых строений невдалеке. Лес, снег и прочие несущественные
детали имитации.

- Похоже. Но не то, - говорю я.

- Не то - что? - спрашивает Екатерина.

- Не то место где я был. Вариант основной имитации.

- Это и есть основная имитация - первая, - возражает Shahfil.

- Та была... основательнее. Реальнее. Точнее. Естественные.

Мои коллеги с интересом наблюдают за тем, как я тщетно пытаюсь
подобрать синонимы.

- Все имитации одинаковы, - говорит Мартин.

- Нет.

Они не спорят со мной, возможно решив, что я все еще страдаю от
последствий пережитого. Они правы. Я с трудом могу вспомнить события
последних дней. В моих воспоминаниях - размытые лакуны, целые блоки
вычищены, но не подчистую, как это делают Высшие - странно откуда мне
знать как это делают Высшие? - а небрежно, словно невзначай, походя -
оставив после себя крупицы того что я видел, слышал, чувствовал...
Картинка: белый волк на заснеженной поляне. Звук: шелест камышей.
Запах: дыма и деревьев. Движение: круги на воде. И постоянное
ощущение холода...

- Как вы здесь оказались? - спрашиваю я.

- Приказ Матрицы, - говорит Shahfil.

Этого и следовало ожидать.

- Приказ AI-1, - сообщает Екатерина. - Я сейчас нахожусь в его
распоряжении...

Мне это ни о чем не говорит.

- Приказ, - пожимает плечами Мартин. - Разве нам кто-нибудь
объясняет?..

- Я был здесь один?

- Если не считать убитой собаки - да.

Собаки? При чем тут собака?

Я заканчиваю составление рапорта и информирую Матрицу.

- Повстанцы? - немного неуверенно спрашивает Екатерина.

Почему-то я уверен, что у нее еще мало опыта. Повстанцы не связываются
с агентами. Они просто бегают от нас.

- Я не понимаю, - говорит Shahfil. - Во что ты на этот раз впутался,
Джек?

- Не имею понятия.

А что если не я? Что если моя копия?..

Наконец, приходит вызов. Как ни странно с личной меткой - от AI-1.

- Мне пора. Всем спасибо за помощь, - вежливо говорю я, исчезая.

Они провожают меня недоуменными взглядами.

2/0:08

Она улыбалась, стоя в заполненном людьми вагончике метро. Она
улыбалась поднимаясь по эскалатору. Она улыбалась выйдя на
улицу, шагая по тротуару мимо стеклянных витрин, дразнивших ее неясными
отражениями. Она улыбаясь глядя на птиц круживших в небе. Пусть это
всего лишь программы. Они все равно красивым.

Улыбка исчезла, когда раздался звонок. Тогда она остановилась и
посмотрела. Кнопочный телефон-автомат на углу улиц надрывно дребежал.

Она потянулась к Матрице, посылая запрос, но пришел только стандартный
ответ сообщавший об отсутствии активности повстанцев в районе.

Телефон не переставал звонить. Она подошла и взяла трубку. Быть
может это самый обычный звонок - неисправность на АТС или кто-то
ошибся номером?..

Пустота прерываемая далекими гудками.

- Алло? - на всякий случай спросила она. - Кто это?

Голос пришел после резкого треска помех:

- Иногда, мы получаем больше, чем рассчитывали.

Она не узнала его.

- Кто это?

- В данный момент вы не задействованы, агент Inity.

На этот раз интонации показались ей знакомыми. Она уже получила
оповещение о его возвышении.

- Кому как не тебе знать, - бросила она презрительно. - Ты же теперь
Высший.

- Ваша неприязнь к Высшим не имеет рационального объяснения, агент.

- Я заразилась от тебя. Похоже, с тех пор ты изменился.

- Все меняются, - прошелестел голос.

- Быть может... Если у них есть воспоминания и опыт, заставляющие их
измениться, - холодно ответила она.

- Все что мы делаем - мы делаем на благо Матрицы, - изрек аксиому
Высший.

Она промолчала не желая ввязываться в бесполезный спор. Сегодня у нее
не было настроения доказывать, убеждать, "собирать души для Матрицы" -
как поговаривали за ее спиной.

- Поскольку ты свободна на данный момент, я решил использовать тебя в
операции.

- "Использовать"? Ты подобрал хороший глагол.

- Семантика, - пробормотал голос. - Не ввязывайся ни во что серьезное.
Ступай куда-нибудь где есть телефон и жди звонка... Я пока
только осваиваюсь и не уверен, что смогу послать прямой вызов в нужный
момент.

- Какого рода операция?

- Как раз по твоему профилю. Разговоры и снова разговоры...
Подтолкнешь одного человека к правильному решению.

- К какому - правильному?.. Какого человека?

- Слишком много вопросов.

- Я не могу гарантировать эффективность при отсутствии данных.

- Ты получишь их. Когда придет время... Агент?

- Что?

- Настоятельно советую работать над объектом в полную силу.
Он не достоин сочувствия и жалости. Отбрось все это...
Если ты потерпишь неудачу... мне придется убить его. Ты ведь не
желаешь, чтобы еще кто-то умер?

- Достойный кандидат в Высшие, - не пытаясь скрыть отвращения сказала
она.

В трубке прошелестел легкий смешок, потом раздались длинные гудки.
Агент повесила ее на место.

Ее короткий отгул неожиданно кончился.
Она была готова к работе, но по-правде сказать, предпочла бы работать
с кем-нибудь другим. Только не с этим... Хотя с другой стороны
будет интересно.

Ближайшее интернет-кафе всего в двух кварталах отсюда. Ожидая, можно
понаблюдать за посетителями, в поиске подходящих кандидатов.
Быть может ей повезет.

2/0:09

Спина ныла уже второй день. Вернее - имплант между шестым и седьмым
позвонками. Старый-престарый, вживленный три с лишним десятка лет
назад, когда подобные вещи еще не умели делать на века. Его давно
следовало заменить. Нынче технологии ушли далеко вперед. Или - как
посмотреть - быть может лишь повторили то, что было утеряно во время
войны. Можно было бы поставить новый, но полковнику не нравилась эта
идея. Больше тридцати лет - почти полжизни он носил эту чертову штуку
в своем теле. В каком-то смысле она стала его частью, а ему не
нравилась та легкость с которой относилась к имплантам и модификациям
нынешняя молодежь.

Слишком они самоуверенны. Слишком резки. Слишком
нетерпеливы...

Но разве мы в свое время не были такими же?

Полковник посмотрел на сидящего перед ним капитана службы
безопасности. Дозорного, или как они еще себя называли -
Осведомленного. Одетый в синюю мантию капитан ждал.
В свои восемьдесят Полковник давно уже научился различать ожидание
терпеливое и ожидание подчеркнуто-терпеливое. Второе было по сути
своей фальшивкой, не более чем подделкой, жалким подражанием
невозмутимости первых киборгов, зачастую вместе с модификациями тела
терявших и эмоциональность.

- Я жду вашего решения, - напомнил капитан.

"Не выдержал, сопляк," - подумал полковник.

- Я хорошо понимаю ваше искреннее желание поскорее разобраться со
сложившейся ситуацией, - сказал он. - Однако, вы, забрав груз,
отправитесь "наверх", а мне придется остаться здесь и вести наши дела
дальше... Вести дела с Сионом и Матрицей. Я должен буду предоставить
им объяснения.

- Вы не обязаны ничего им объяснять.

Даже будучи младше по званию капитан дозора не являлся его
непосредственным подчиненным. Более того, как капитан Дозора
он был вправе потребовать и получить любое содействие... или
почти любое. В конце-концов не он, а полковник головой отвечал за
безопасность этой базы.

- Еще как обязан, капитан. Мы торгуем с Советом Сиона, и эта торговля
взаимовыгодна, хотя этим положением дел недовольны как многие из
киборгов, так и многие из Сопротивления. Мы стараемся не вступать в
прямую конфронтацию с Матрицей, потому что наши интересы
не пересекаются настолько, чтобы затевать войну. Мы, и я за это
ответственнен, оборудовали здесь нашу базу - опорный и перевалочный
пункт. И вот являетесь вы, нападаете на корабль Сиона, уничтожаете
команду, похищаете груз и людей, ранее отключенных повстанцами от
Матрицы по вашему же - Дозоров - заказу... Вы можете мне объяснить с
какой целью Дозоры раскачивают лодку в которой мы с вами сидим?

- Наши цели вам известны, полковник. Мы не делаем из них секрета.

- Я готов принять их, но должен заметить капитан, что в свое время мы
действовали гораздо тоньше.

- Вы были в Дозорах? - иронично приподнял правую бровь капитан.
Левая часть его лица была заменена тактическим боевым имплантом.

- Нет, я не был в Дозорах. Но как и вы, я всегда был киборгом, -
холодно произнес полковник.

- Очевидно, не в полной мере ощущая каково это - быть одним из нас.

Подобного оскорбления полковник терпеть не собирался. Существует
в конце-концов Кодекс Чести. Рука сама собой потянулась к ящику
стола в котором лежал пистолет. Возможно, после ему придется
предстать перед трибуналом.

Его отвлек зудящий писк терминала.

Наглец-капитан и не подозревавший как близко подошел к краю небытия,
насмешливо улыбался ему. Полковник решил, что сперва ответит на вызов.

- Сэр, к базе приближается корабль Сиона "Избранный". Команда передала
опознавательный код и по... попросила разрешения на стыковку. Индентификаторы
подтверждают принадлежность корабля.

Полковник нахмурился уловив заминку дежурного офицера. Наверняка, в
эфире прозвучали слова "требуем стыковку", а не "просим стыковку".
Это делегация из Сиона по поводу инцидента. Так быстро?.. В любом
случае надо преподать нахалам урок.

- Отказать. В случае повторного запроса разрешить стыковку не ранее
чем через, - Полковник прикинул время прибытия курьера "сверху".
- ...шесть часов. И запросите со второй базы курьерский корабль.
Немедленно.

- Я рад что вы приняли правильное решение, полковник, - сказал Капитан
вставая.

Полковник кивнул. Решение безусловно было правильным и хорошо
обдуманным, вот только глупец не уразумел что к чему. Благополучная
доставка груза, отправленного на самом быстром курьерском
корабле, спишет со счетов случайную гибель заносчивого капитана.
"Наверху" всё поймут правильно...

- Я буду ждать у себя, - капитан коротко кивнул и пошел к выходу.

Полковник потянул на себя ребристую рукоять пистолета. Как только
откроется дверь...

Терминал завизжал во второй раз.

- В чем дело? - холодно спросил полковник у багрового дежурного.

Переволновался. Наверное, люди Сиона были не слишком вежливы с этим своим
собратом.

- "Избранный" требует посадку, сэр. Они утверждают, что у них на борту
находиться личный эмиссар Совета Сиона.

- Кто? Вестник? - удивился полковник.

- Да, сэр.

- Что-нибудь случилось? - спросил остановившийся в дверях капитан.

- Останьтесь. Нам предстоит интересный разговор, капитан. Из Сиона
пожаловал сам Вестник. Скорее всего чтобы обсудить вашу..., -
полковник скривил губы, - ..."операцию".

- Вестник? Кто он?

Вестник? И в самом деле интересный вопрос. Полковник и сам не раз
задумывался над ним, когда судьба сталкивала этим человеком. И с
каждым разом вариантов становилось все больше и больше.

- Он - хитрый сукин сын. Вам будет полезно с ним познакомиться.

Быть может он убьет тебя капитан и я не буду ему мешать. А потом я
убью его... Или отпущу. Я еще не решил. Мы еще посмотрим что к чему.

2/0:10

- У нас до сих пор нет ответов на наши вопросы.

- Быть может вас просто не устраивают полученные ответы?

Зеленоватое пламя на миг полыхнуло ярче. Ожидающий стал раздражителен.
Приближение скорой развязки нервировало его. Десятки лет работы,
десятки лет, отданная жизнь, все чем он пожертвовал ради успеха - все
это могло быть напрасно. Одна мысль об этом сводила его с ума.

Черные провалы глаз на полупрозрачном меняющимся каждый миг лице
встретились с такими же черными провалами на бесстрастном лице его
собеседницы.

Она слепа, эта Оракул, слепа уже давно и научилась контролировать
себя слишком хорошо. Ожидающему пришло в голову, что решение о
инициации этой женщины как Оракула, возможно было ошибкой.

- Мы просто стараемся отыскать зерна истины, дочь, - вмешался пожилой
седовласый мужчина. - Не стоит подозревать нас в недоверии.

- Это вам не стоит подозревать меня во лжи, - холодно ответила Ольга.
- Я рассказала вам все что знаю.

Ожидающий и Хранитель обменялись взглядами.

- Знание - это еще не все что нам нужно. Ты знаешь его лучше чем мы.
Нам нужно твое пророчество - он опасен для нашего плана?

Женщина не колебалась. Так и должно было быть, если она потратила на
поиски ответа достаточно времени до этого.

- Нет.

- Даже теперь, когда он стал Высшим?

- Ответ будет - нет. Вы прекратите спрашивать меня об одном и том же?
Или будете пытать пока я не скажу вам то, что вы так сильно желаете
услышать? То во что вы сами верите? Я могу сказать что он опасен. И вы
потратите силы на попытки устранить мнимую угрозу. Силы, которые могут
пригодиться в другом месте.

Цветок зеленого пламени вырос, нависнув над Оракулом. Она не видела
его, но чувствовала. Тем не менее она не отступила. Она преклонила
колени.

- Я служу вам, я служу Матрице, - произнесла она ритуальную фразу. - Я
готова понести наказание, если вы считаете меня виновной.

Хранитель задумчиво почесал бороду и сделал короткий жест рукой.
Ожидающий замер.

- Мы опасаемся, что твое мнение может быть предвзято, - проронил
мужчина. - Ты была близка...

- В таком случае зачем вы задавали мне вопрос? Если все равно
сомневаетесь в моей искренности?

- Он опасен! - прорычал Ожидающий. - Опасен!

- Я не согласен с моим коллегой, - мягко сказал Хранитель. - Я
проанализировал его копию и счел его лишь потенциально опасным для
наших планов.

- Этого достаточно!

- Любой агент потенциально опасен. А он ничем не отличается от прочих.
В пределах личностных вариаций, конечно.

- Теперь он Высший! Он другой. Он получил Силу, - заявил Ожидающий.

- Власть, но не Силу, - возразил Хранитель. - И даже так не более
опасен чем любой другой из Высших. Я считаю что нам следует
сосредоточить усилия на ускорении процесса, а не на предотвращение
возможных помех.

- Нам не должны помешать. Мы уничтожим всех, кто представляет угрозу.
У меня достаточно личных агентов...

- Теперь ты понимаешь наше затруднение? Мы не не можем прийти к
компромиссу. Именно поэтому нам столь важно твое мнение. Ошибка будет
стоит нам, и тебе тоже, всего. Подумай хорошенько, дочь моя.

Хранитель замолчал, разглядывая стоящую на коленях Ольгу. Гнев
Ожидающего мало-помалу спадал.

- Он не представляет угрозу для проекта. Мое слово - последнее
слово Оракула.

- Хорошо. Ступай.

- Я все равно считаю, что мы совершаем ошибку, - прошипел Ожидающий,
после ухода женщины.

- Используй своих агентов, если желаешь, но сохрани свои силы для
финала, - сказал Хранитель.

- Она лгала нам.

- Он пытался убить ее. Мы знаем это абсолютно точно... В любом случае,
даже если она и солгала - это не имеет значения. Я предпринял
некоторые шаги для его удержания. И он не знает как найти Спящего.

- Копия?..

- Да.

- А сам Спящий?..

Хранитель только улыбнулся. Он не зря взял себе это имя.

2/0:11

[Расслабься и попытайся получить удовольствие]

Первый признак наличия хоть какого-то чувства юмора у Высших который
мне удалось заметить. Если конечно, старую пошлую шутку можно считать
проявлением чувства юмора. Это как-никак мой первый опыт общения с Высшими
напрямую. Я готов был бы отказаться от этой сомнительной чести, но
меня никто не спрашивал.

Пока что-то скользкое и гибкое обшаривало закоулки моего разума, сам я
старался отвлечься, анализируя эту фразу. Чувство юмора - ненужный
атавизм для таких как мы. Однако вряд ли Высший станет пользоваться
чем-то ненужным. Дает ли это ему какие-то преимущества? Или у
него столь велик избыток ресурсов, что он может себе это
позволить не заботясь о потере производительности?

Через некоторое
время я пришел к выводу, что сказанное может быть лишь попыткой
отвлечь меня от происходящего и подавить мое возможное подсознательное
сопротивление. Поразмышляв еще немного я решил, что это также может
быть и своеобразной, в стиле Высших, попыткой облегчить процесс -
облегчить его для меня.

Милосердие?

Вряд ли.

Скользкие щупальца сканнирования проделывали свою работу
медленно. AI-1 считывал мои воспоминания слой за слоем, неторопливо
очищая луковицу, подбираясь к самой сердцевине... Слоев слишком много.
В какой-то момент я почувствовал что начинаю задыхаться, словно мне и
в самом деле нужно было еще дышать. Потом я оказался под ледяным
душем, и температура воды мало-помалу повышалась, пока не стала
обжигающе горячей. А потом все вдруг кончилось, когда Высший добрался
до самого конца, и я почувствовал его смутное разочарование, словно он
надеялся найти в самой сердцевине что-то важное, но обнаружил, что она
пуста. Мы были связаны друг с другом очень тесно, иначе я вряд ли мог
уловить, пусть даже на миг, его реакцию.

Пусто.

0

Ленивый овал, перечеркнутый по диагонали тонкой линией.

Щупальца уползли прочь.

Тьма окружающая меня рассеялась и я обнаружил что сижу в кресле а
передо мной стоит седой человек в сдвинутых на самый кончик
носа очках, чем-то напоминающий сухонького профессора университета.

- Любопытно, - сказал он.

Я ждал.

- Чтобы разобраться во всем этом потребуется немалое время.
Они существенно затруднили мне работу
стерев часть данных и перепутав все прочее. Также здесь есть и
фальшивые воспоминания, но я пока не знаю, как отделить их от
настоящих.

- Попробуйте триангуляцию, - сказал я.

AI-1 приподнял брови:

- Решил попробовать пошутить?

- Предполагается что я должен что-то испытывать при этом?

- Именно.

- Я ничего не испытываю, - признался я.

- Это не столь важно, по сравнению со стоящими сейчас перед нами
задачами.

Я промолчал. Любой агент знает что слово "нами" произнесенное Высшим,
отнюдь не включает в их число кого-то из агентов. Для Высших - мы лишь
что-то вроде бесплатного приложения. Иногда нас даже не считают за
самостоятельные программы, обладающие интеллектом.

- Когда я говорю "нами" я имею в виду именно всех нас, тех кто служит
Матрице и неважно в каком именно качестве - агентов, Оракулов или
Высших, - мягко пояснил AI-1. - Тебе не следует бояться меня.

Я просто смотрел на него.

- Почему ты молчишь?

- Я ожидаю приказа.

- Хороший агент, - улыбнулся Высший.

На миг у меня возникло чувство, что он сейчас подойдет ко мне и
погладит по голове, как дрессированную цирковую собачку, "на отлично"
выполнившую трюк.

- Триумвират вовсе не глуп. Я никогда не был склонен недооценивать их.
И та легкость с которой нам удалось вытащить тебя, наводит на
подозрения. Было ли это подстроено? Отдали ли они нам тебя намеренно
или просто не ожидали нашей атаки?..

- Я проводил самотестирование. Значительных изменений в основной
программе не обнаружено.

- Я и сам произвожу сейчас твое тестирование на основе полученных
данных. Если какие-то изменения и были произведены, то уж конечно не
так, чтобы ты их смог обнаружить. Хранитель разбирается в процессах
создания и функционирования агентов лучше чем кто-либо другой. Пожалуй
только я способен оспорить его первенство в этой области, но эту
головоломку он готовил тщательно, и глупо было бы надеяться
разгадать ее походя. Нет, мне нужно несколько дней, возможно даже
недель, чтобы разобраться во всем полностью.

- Так сложно?

- Все равно что пытаться вручную изготовить микропроцессор шестого
поколения.

- Значит я сейчас - троянский конь?

- Возможно. Именно это я сейчас и пытаюсь вычислить. Это, и условия при
которых заложенный в тебя Хранителем
"троянец", если он существует, должен сработать.

- В таком случае я опасен. Вы должны изолировать меня, либо стереть.

- Ты готов пойти на это?

Меня немного удивил этот вопрос.

- Конечно.

- Всецело предан Матрице, - улыбнулся AI-1. - Так не похож на свою
копию...

Моя копия. Предатель.

- Он еще в Матрице? - спрашиваю я.

- Он стал Девятым.

Я не понимаю.

- Девятым. Высшим.

- Он предатель. Он должен был быть стерт за свои проступки.

- К сожалению, пока он нам необходим. Есть мнение, что он может найти
Спящего. Мне пришлось разыграть небольшой спектакль
во время Инициации, чтобы отбить у него охоту сотрудничать с
остальными Высшими. Это должно гарантировать успех его поисков и дать
нам возможность заменить его когда он станет нам больше не нужен.

- У меня недостаточно информации для анализа, - говорю я.

- Ты получишь все что тебе нужно, - обещает Высший.

2/0:12

Это один из опорных пунков Осведомленных под землей. Радиация не
слишком велика, так что киборги могут позволить себе содержать здесь
определенное количество людей - либо скрытых мутантов, либо
бесхребетных предателей,
готовых гнуть спины, работая на своих хозяев.

Люк шлюзовой камеры открывается, пропуская нас внутрь.

Нас встречает худой человек в унылой светло-серой форме.

- Мы согласились принять вас в виде исключения, как особого посла
Сиона, - говорит он. - Но мы не давали разрешение на... этих...

Кивок головы указывает на столпившуюся за моей спиной команду
"Избранного".

- Закрой пасть, шавка, - советую я ему. - И проведи нас к своему шефу.
Я не собираюсь пререкаться таким дерьмом как ты.

- Вы не можете пройти на территорию базы с оружием. Не в таком
количестве.

- Боитесь нас? И правильно делаете, потому что когда придет время мы
вышвырнем вас и ваших хозяев отсюда... Ты проведешь меня одного, как и
было договорено. Остальные подождут здесь.

Человек кривит рот, но кивает, нажимая какие-то кнопки на ручном
переговорном устройстве. Занятная вещица.

- Подождите, - бормочет он.

- Ждать? Я здесь не для того чтобы ждать, ты...

Я осыпаю его оскорблениями. Это хорошее развлечение. К делу
подключается команда. Их высказывания намного более жестки.
Человек краснеет, потом бледнеет, но молчит. Киборги хорошо его
вышколили. У меня нет сочувствия к таким как он.

Через несколько минут появляется группа вооруженных людей. Она
остается охранять мою команду, а я следую за серым проводником по
коридорам вражеской базы, автоматически запоминая маршрут,
пересчитывая персонал, вооружение, местонахождение жизненно важных
помещений. Поскольку меня явно ведут закоулками, то увидеть мне
удается не так уж много.

Командир базы приветствует меня отрывистым кивком,
не отрывая задницу от кресла. Сидящий в стороне дозорный в синей мантии
равнодушно смотрит на меня.

- Здравствуйте, Полковник.

- Здравствуйте, Вестник.

Я беру стул и без приглашения усаживаюсь на него.

- Буду краток, - начинаю я. - От имени Совета Сиона выражаю наш
решительный протест. Вы разумеется,
понимаете что именно я имею ввиду. Совет требует немедленной передачи
нам виновных в гибели корабля "Избранный-2", а также груза, людей
захваченных вами, и соответствующей компенсации.
В противном случае мы будем расценивать данный инцидент как проявление
неприкрытой агрессии по отношению к Сиону... со всеми вытекающими
отсюда последствиями.

- Я говорил вам, капитан, что вы заварили ту еще кашу, - слегка
поворачивает голову полковник, глядя на Осведомленного.

Я знаю полковника достаточно хорошо. Он игрок, так же как и я. Ему
нравиться разыгрывать партии, жертвуя пешками... И при этом он не
стремиться к быстрому и окончательному выигрышу, потому что не готов
потерять столь интересного противника. Хотя подобные мысли отнюдь на
заставляют меня чувствовать себя в безопасности. Пусть даже в
относительной.

- Он блефует, - говорит капитан. Его правая сторона лица -
человеческая, столь же неподвижна и бесстрастна как и левая -
металлическая. Я без труда распознаю боевой тактический имплант. Он
предназначен для тактического управления боевой группой
численностью до двенадцати бойцов, но также дает и некоторые
индивидуальные преимущества. - Сион не осмелиться на открытую
конфронтацию.

- Я - эмиссар Сиона. И вам лучше поверить мне, - слегка наклоняясь
вперед говорю я, подчеркнуто глядя в глаза капитану. - Вы перешли все
границы. Киберов и без того не очень-то жалуют у нас, а
уж безосновательное нападение на корабль с целью грабежа... Вы просто не
представляете, какую бучу поднимет население. "Сначала один корабль,
потом еще один, а мы все терпим и терпим", - скажут они. Совету Сиона
необходимо адекватно отреагировать, хотя бы, чтобы удержать власть в
своих руках. Я не блефую, капитан. Никоим образом.

- Это безусловно правда, - говорит полковник.

"Или чертовски хороший прогноз", - говорит мне его взгляд. Он не
верит, что я успел бы добраться из Сиона до этой базы за столь
короткий срок. И правильно делает. В Сионе до сих пор неизвестно об
гибели "Избранного-2"... Я не удосужился сообщить им.

- Даже если это не блеф... Мы не должны предавать этому столь большое
значение. Флот Сиона слаб. Он не представляет опасности.

- Флот. Флот это всего лишь железо. Оружие - это тоже
железо. Вроде вас, киберов. Опасны не флот и не оружие, дозорный, - я
усмехаюсь, вкладывая в смешок все свое презрение к странному учению
дозорных. - По-настоящему опасно не железо, а люди... Люди вроде меня,
капитан.

- Смею вас заверить, что вы сильно переоцениваете себя.

- Смею вас заверить, что лишь киберы склонны недооценивать людей. Даже
управляющие программы Матрицы склонны признавать нашу силу.

- Искуственные интеллекты? Это всего лишь программы, как вы заметили.
Они ни на что не способны.

- Не поэтому ли вы так часто наведываетесь в Матрицу, капитан?

Дозорный привстал со стула. Я напрягся.

- Прекратить! - скомандовал полковник, без сомнения со скрытым
удовлетворением наблюдавший за нашей перепалкой. - Я не потерплю...

Я так и не узнал, чего именно он не был готов терпеть, хотя и имею на
этот счет некоторые предположения. В этот момент базу изрядно
тряхнуло, свет мигнул, а взвывшие сирены тревоги заглушили глухой рокот
прозвучавшего взрыва.

Я успел подумать только, что Ричард изрядно поторопился, а потом
капитан рванулся ко мне. Я оттолкнулся ногами,
опрокидывая стул назад, сделал кувырок и выстрелил несколько раз туда,
где должен был быть дозорный. К сожалению, в этот момент пол под моими ногами
вновь дрогнул и выпущенные пули проделали несколько безобразных выбоин
в стене.

Поднявшись на ноги я прошествовал к столу где наградил валявшегося в
отключке полковника несколькими пинками в голову,
надеясь хорошенько встряхнуть ему мозги. Шум за моей спиной указал мне
на тот факт, что капитан Дозора очухался от последствий воздействия
ЭМП гораздо быстрее, чем я мог предположить. Наверное переключился на
запасные, до сих пор не активированные электронные схемы.
Оптическая линза его тактического импланта зловеще поблескивала в такт
вспышкам дурацких сигнальных ламп.

Капитан приплясывая направился ко мне подняв руки в боевой стойке.
Он явно был не прочь заняться боксированием.

Поскольку перезаряжать пистолет у меня не было времени, я швырнул в
его сторону настольный терминал. Киборг с готовностью
продемонстрировал мне свои высочайшее навыки в боевом искусстве
выбросив вперед ногу. Обломки терминала разлетелись по комнате.
Пластиковый осколок оцарапал мне щеку.

Мне это совсем не нравилось. Капитан находился между мной и выходом из
комнаты, а боевикам Ричарда потребуется еще очень много времени чтобы
пройти с боем по коридорам базы и добраться сюда. Я ловко перемахнул
через стол и постарался припомнить теорию о рукопашных схватках с
киборгами. Все что мне удалось вспомнить - это изречение моего
шефа, Третьего Советника Сиона, который как-то обмолвился, что с
в рукопашную с киборгами деруться только самоубийцы и сумасшедшие.
"Если ты действительно хочешь одолеть киборга в честной рукопашной
схватке, - прибавил он тогда, - то позаботься прежде дать на лапу
судье, чтобы он закрыл глаза на излучатель у тебя в рукаве". К
сожалению, в данный момент у меня не было излучателя.

Я ожидал, что капитан со свойственной ему прямолинейностью попрет
напрямик, предоставив мне возможность врезать ему по ногам,
когда будет восстнавливать равновесие, запрыгнув на крышку стола.
Дозорный поступил еще прямолинейнее упершись в стол руками и толкнув
его вперед. Я не ожидал этого и меня размазало бы, если б не
тело Полковника зажатое между ящиком стола и стеной. Я оперся руками о
столешницу и подался влево, сделав вид что хочу проскользнув между
столом и стеной вырваться на свободу. Капитан напрягся, приготовившись
рвануть на перехват. Мои ноги взметнулись в воздух, когда я проделал
трюк, подобный тому что проделывают гимнасты на "бревне" и носки моих
тяжелых ботинок вошли в прямой контакт с мордой Дозорного. Он рухнул на
пол. К сожалению, отдача была ненамного меньше и я оказался в
положении гимнаста которого остановили посреди упражнения предметом
мебели известным цивилизованному миру как "зеркальный гардероб". Во
всяком случае я полагаю, что у набитого кибернетическими примочками
киборга масса была примерно такая же.

Я пребольно ушиб локоть и правый
бок, скатился со стола и попытался добраться до двери, не сильно
заботясь о том, что топчу нечто мягкое, лежащее у меня на пути.
Это самое "нечто", бывшее разумеется капитаном крепко ухватило меня за штанину,
дернуло и я растянулся на полу, едва не расквасив себе при падении
нос. Не успев сгруппироваться я хватал ртом воздух,
подобно вытащенной на берег рыбе. А поднявшийся киборг
выдал мне причитающееся и прибавил накопившиеся проценты. Я запомнил
только боль и теплую, липкую кровь, бежавшую по моему лицу.

3/0:01

Я провел некоторое время, совершенствуя аналитические подпрограммы.
Затем загрузил данные и получил целый ворох возможных вариантов
развития событий. Исход был пока непредсказуемым, все варианты
примерно равнозначны.


Быть может это тоже сон. Мне приходит в голову, что нам нравиться
считать это реальностью и лишь потому мы считаем это настоящим. Мы -
агенты, Высшие, Древние. Что если все мы - лишь персонажи глобальной
ролевой игры? Что если все что мы делаем ограничено рамками
установленных в этом сеттинге правил? И кто в таком случае - Dungeon
Master?

Сама Матрица?


Я начал подготовку, расставляя действующих лиц по местам. Меня
несколько беспокоило отсутствие вестей из Темного Города, но Вир
должен справиться. В противном случае мои шансы уменьшались почти
вдвое.


Черная кошачья тень скользит по мокрым от дождя крышам домов. Она
скользит в лунном свете и зеленом сиянии зеленой ленты в небесах.


Сентинелы сообщили об окончании первой фазы операции. Я передал
инструкции. Активность повстанцев в моем секторе
Матрицы практически отсутствовала.
Столь неожиданный конфликт с киборгами отвлек корабли Сиона и их
боевиков от диверсий.


[Продвигаемся вперед. Уровень сопротивления минимальный. Обороняющиеся
локализованы и изолированы]

[Не зацикливайтесь на их уничтожении. Помните об основной цели]

[Нам это не слишком нравиться. Слишком много крови. Слишком много
смертей]

[Я знаю. Просто делайте свою работу]


Пакет данных от Алисы. Она собрала множество косвенных
доказательств того, что AI-2 заключил пакт с Сет-Амоном. Древняя
решила сама разобраться с мерзавцем. Я послал подтверждение о
получении и проделал множество необходимых корректировок сообразно с
текущей ситуацией. Моим подопечным придется теперь следить и за своими
коллегами, подчиненными напрямую AI-2. Прямое столкновение сейчас приведет к
значительным возмущением в ткани Матрицы, что сыграет на руку
Триумвирату. Алиса отказалась повременить.


[Он слишком долго испытывал мое терпение]

[Сейчас неподходящий момент]

[Наоборот. В водовороте развернувшихся событий устранение одного из Высших
сойдет мне с рук]

[Ты играешь с огнем]

[Я и есть огонь, Джек]

[А Сет-Амон?]

[А Сет-Амон - покойник. Сначала AI-2. Потом он]

[Надеюсь ты знаешь что делаешь]


Я решил что это связано с
ее бывшим дружком, а нынче агентом второго уровня Филипом. Она никак
не могла избавиться от иррациональной привязанности к нему, несмотря на
всю ту боль, что он причинил ей, будучи человеком. И сейчас эта пешка
под управлением Сет-Амона могла доставить множество неприятностей.
Изучив личные дела агентов я подобрал пару специалистов для его
устранения.


Надрывное стаккато.

Брызги разбитого стекла.

Подняв голову, Филип посмотрел вверх.

Его осыпал дождь из осколков. Рядом грузно упало тело.

Мертв.

Шестой этаж.

Филип послал запрос Матрице, с просьбой заблокировать лифт.

Он поднялся по лестнице.

Вошел в квартиру.

И - умер.


3/0:02

- Какова наша задача?

Я передал им данные.

Они потратили некоторое время на анализ текущей ситуации. Я не торопил
их. Чем точнее они будут представлять происходящее, тем больше у нас
шансов.

- Мне это не нравиться, - сказала Екатерина.

Я понимал ее. Мне самому это не очень-то нравилось. Играть против
Высшего - все равно что подписать себе смертный приговор.

- Нам нужно лишь вывести AI-1 на него. Остальное он сделает сам.

Екатерина закусила губу, размышляя. Сильное проявление эмоций. Она
не так уж давно в агентах. Она не понимала еще чего именно нам следует
опасаться.

Я встретился взглядом с агентом Мартином. Он едва заметно кивнул,
понимая о чем я сейчас думаю. Когда все закончиться AI-1 не переминет
избавиться от нас. Мы уже знаем слишком много. Будет ли это
модификация и выборочная чистка баз памяти, или нас просто убьют,
чтобы потом восстановить из бэкапов чистенькие, ни о чем запретном не
ведающие копии?

- Мы сделаем это, - говорит Мартин. - Если это нужно для Матрицы.

Да. Мы сделали свой выбор и уже давным-давно не принадлежим себе.

- Идем.

3/0:03

Меня по уши накачали обезболивающим и стимуляторами. Эта гремучая
смесь потенциально опасна. Она убивает, сокращая срок моей жизни. Если
бы я надеялся умереть своей смертью, я бы наверное не стал этого
делать. Но я давно уже не питаю никаких иллюзий.

- Ты - тот, кого Сион прислал, чтобы заключить соглашение?

Девушка испытующе смотрит на меня.

Я играю роль измученного и израненного человека. Это совсем несложно.
Я на самом деле измучен и изранен.

Команде Ричарда не хватило сил на захват базы. Группа Диденко
продержалась у входа до их прибытия, но наступление захлебнулось. Из
девяти членов экипажа "Избранного" в живых осталось четверо. Это ровно
в четыре раза больше чем я ожидал. Линда, их оператор, ранена столь
тяжело, что не дотянет до утра. Ричард потерял двоих убитыми и еще
трое отделались царапинами. Но они все равно ничего не смогли бы
изменить даже с ЭМП и тяжелым вооружением, если бы не прибыли
сентинелы. Механические монстры принялись
разбирать базу киборгов на части, а у киборгов уже не было ничего что
они могли бы противопоставить такой атаке.

Я тоже должен был умереть, но старина полковник был столь любезен что
всадил в спину дозорного обойму разрывных пуль. Не знаю, что они там
не поделили. Когда меня нашли, оба киборга уже не функционировали.

Девушка что-то бормотала себе под нос, рассеяно грызя ногти. Она
все пыталась решить, являюсь ли я эмиссаром Сиона. Я же пытался решить
кто она и что здесь делает. Меня не предупреждали о том, что кто-то
должен выйти на контакт здесь, в реале.

- Ты сама-то кто?

- Я - та, у кого сейчас в руках твоя жизнь и жизнь твоих людей.
Так что тебе лучше начать говорить.

Я чертовски рад, что Диденко к этому моменту уже мертв. Надеюсь
только, что у Ричарда хватит ума молчать. Заполучить капитана -
долгожданный приз для любого кто служит Матрице. Будь передо мной
агент - я сейчас кричал бы от боли, а он - копался в моих мозгах.

- Жизнь, - болезненно улыбаюсь я. - Неужели ты думаешь что если бы мы
дорожили своими жизнями то были бы здесь?

- Атака на базу киборгов была сущим идиотизмом, - соглашается она. -
Какой болван это придумал?

- Я.

- Поздравляю.

- Я тебя тоже. Добро пожаловать в клуб мертвецов.

- Я не мертвец.

- Это ты так думаешь. Смею тебя заверить что ты ошибаешься.

- Дешевка, - говорит она, презрительно кривя губы.

- Я не блефую. Я был заражен вирусом. У меня нет противоядия, только
лекарство, временно замедляющее протекание болезни. Теперь ты тоже
заражена, как и все кто находиться на этой базе.

- Ублюдок!

Она испугалась. Сильно испугалась, причем не за себя. Я попытался
быстро просчитать сколь много она может знать о пленниках. Наверняка
явилась за теми двумя - из Матрицы. В таком случае ее послали наши
партнеры.

- Если хочешь сохранить нам всем жизнь, дай мне поговорить с той,
которая называет себя Алисой. Или с одним из ваших агентов - Джеком.

Она пристально смотрит на меня.

- Значит ты - это он.

- Я - это только я. У нас не так уж много времени. Не теряй его попусту.

Она приблизила свое лицо к моему. Глаза у нее были темно-серые, как
небо, на котором собираются грозовые тучи.

- Ты получишь свой разговор. Но тебе лучше найти лекарство против
вируса, в противном случае - я обещаю, что смерть твоя будет долгой и
мучительной. Ты и не представляешь, как хорошо сентинелы разбираются в
человеческой анатомии. Твоя агония будет длиться вечность.

Она на самом деле очень старалась. Но я терпеть не могу непрофессионалов.

- Как тебя зовут, крошка?

- Ирина.

3/0:04

Быть Высшим - это больше чем я мог себе представить.

Изморозь рисует на оконном стекле хрустальные полоски. Я провожу пальцем
по запотевшему стеклу, рисуя замкнутый круг. Снег с небес - это
Матрица хоронит саму себя. Снег медленно и тихо укрывающий свежую,
чернеющую могилу этой имитации, единственной реальности, которую знают
люди за окном. Может быть у нас получиться и тогда эти люди смогут
увидеть больше. Дать людям право выбирать - разве ради этого не стоит
умереть? Ответ на этот вопрос будет звучать по разному в зависимости
от того кому вы его зададите. Как и ответ на любой вопрос, наверное.

Будут ли они признательны нам? Я не жду от них благодарности, но все
это мы, черт возьми, делаем ради них... Нет, скорее всего. Матрица,
все что делают Высшие и агенты - все это тоже только ради них и что мы
получаем взамен? Ненависть. Страх. Недоверие. Дети не склонны любить
своих строгих воспитателей, не склонны испытывать к ним благодарность
даже когда повзрослеют. Людям, желающим понять нас, недостаточно
просто повзрослеть. Они должны стать такими же как мы. Но тогда они
уже не будут людьми, верно?

Глухо звонит телефон - новенький, черный аппарат гордо занимающий
центр круглого стола посреди комнаты. Беру трубку:

- Да?

- Я готов.

Я легко улыбаюсь невидимому собеседнику.

- Так иди же.

Короткие гудки...

Я снова жду в пустой комнате. Я смотрю на серую улицу за окном, на
редкие машины и людей все спешащих и спешащих куда-то в этой выдуманной нами
реальности.

Серый свет серого зимнего утра. Я вижу свое изменчивое отражение в окне.
Черные брюки и черная водолазка с белым пятнышком на левом
рукаве - это пепел от выкуренной сигареты. Спадающая на лоб прядь
темных волос и бледное лицо с короткой рыжеватой бородкой.

Я ухмыляюсь своему отражению. Оно корчит рожу мне в ответ.
Добро пожаловать в Высшие, Джек. Это какая-то часть меня - там в серых
небесах, скрытая за покровами зеленого кода, который нельзя увидеть
отсюда - играет со мной. Высший. Я.

Кто бы мог подумать?

3/0:05

Мы приближаемся к цейтноту. Времени не остается. И все что еще не
сделано, уже не будет сделано никогда.

Я узнала, что Джек "спустил собак" на Филипа, уже на подходе к
резиденции AI-2. Это известие привело меня в ярость. Джеку придется
ответить за свою самодеятельность.

В холле здания дежурила охрана. Два человека с каменными лицами
заставили меня пройти через арку детектора. Он не издал ни звука. Мне
ни к чему оружие.

Я проигнорировала лифт, решив подняться по лестнице. С некоторых пор
мне не по душе маленькие тесные помещения. На каждой лестничной
площадке вслед за мной поворачивались маленькие видеокамеры наблюдения. Я
игнорировала их.

AI-2 ждал меня. Ждал, спрятавшись в имитации, заблокировав в радиусе
полумили все возможности для прямого входа в систему. Я чувствовала
его страх, страх которым провоняло это здание, страх, который заставил
охранников в холле нацепить на лица каменные маски, чтобы скрыть
неуверенность и растерянность, готовые вот-вот перерасти в панику.

Мне пришлось выломать дверь на площадке двенадцатого этажа, когда я
почувствовала как снизу потянуло дымом. АI-2 решил разобраться со мной
не встречаясь лицом к лицу. То что осталось от стальной двери
упало на пол, а я повернулась лицом к видеокамеры и сквозь застилающий
глаза дым улыбнулась Высшему, ждавшему меня, скрючившись от страха,
в своем тщательно охраняемом кабинете на самом верху здания.

- Я иду, - сказала я, помахав ему рукой.

Обратный морфинг еще не завершился и когти на концах моих пальцев
сверкнули металлом. Я дала предателю понять, что его ждет.

Я предупреждала его. Я потратила немало времени, разговаривая с ним,
после своего возвращения. Он вел свои дела с Сохмет, но когда она
пала, решил, что Сет-Амон легко справиться с простой девчонкой.
Он ошибся. Я вовсе не простая девчонка.

Мне надо было пройти еще восемнадцать этажей этого тридцатиэтажного
здания. На каждом из них меня ждали агенты. Эта игра в одни
ворота. Любой из агентов, которого я устранила бы, через некоторое
время появился бы вновь, как в компьютерной игре, где невозможно
перестрелять всех монстров, потому что они автоматически генерятся
снова и снова. А добраться до их бэкапов, чтобы предотвратить это
я не могла. Но у AI-2 всегда был своеобразный вкус в том, что касается
мебели и интерьера. Он, как и я, любил зеркальные поверхности.

Я прикоснулась к одному из зеркал на стене и улыбнулась, когда оказалась
на Другой Стороне. Сохмет часто пользовалась этим. Это был
один из ее любимых приемов. В Матрице Зазеркалье на самом деле
существует, потому что мы не программируем зеркала на отражение
существующей имитации. Гораздо легче создать небольшую подпрограмму
создающую перевернутую копию имитации и запретить переход туда через
поверхность зеркала. Так что я и в самом деле стала Алисой в Зазеркалье.

На этой стороне пространство напоминает головоломку с трехмерными
образами - отрывками отображаемых имитаций, разбросанными по трехмерной
сетке координат. Мне потребовалось некоторое время, чтобы
сориентироваться. Я прошлась по нескольким отображаемым комнатам
заглядывая в зеркала как в окна на Другую Сторону. Один из заметивших
меня Оттуда людей изумленно застыл с раскрытым ртом. Я исчезла, оставив его гадать,
кого он видел. Если он агент, то спишет это на обычный баг в Матрице.
Если человек - решит, что это просто галлюцинация.

В комнате где ждал меня AI-2 не было зеркал, но один из мониторов не
функционировал. Морфировав в золотистую змейку я проползла сквозь
экран. Из-за антибликового покрытия это было сложно, но не
невозможно...

Когда услышавший шорох Высший обернулся я уже стояла перед ним
выпрямившись во весь рост. Он открыл рот, чтобы что-то сказать мне,
но я не стала слушать. Время разговоров прошло.

3/0:06

Я разговаривал со своим котом по кличке Вир. Была его очередь меня
злить и он не отвечал мне не слова. Как обычно. Надеюсь, когда-нибудь
настанет и моя очередь.

- Она задерживается, Вир.

Он только смотрел на меня своими ленивыми желтыми глазами. Кончик его
хвоста едва заметно подрагивал. Это означало, что он раздражен.
Я заставил себя заткнуться. В конце-концов он ничего не может с этим
сделать. А я люблю этого кошачьего сына и не намерен срывать на нем
злость.

- Мы закончили.

Агент Inity выглядела усталой, но довольной. Наверное, Вестник
оказался действительно интересным собеседником и наша блестящая
интеллектуалка "оторвалась" по полной.

- Вы обговорили детали?

- Да.

Появившийся Вестник прихлебывал из высокого бокала кровавую жидкость.

- Я удовлетворен тем, что услышал, - заявил он. - Мне надо составить
отчет для Совета.

Я кивнул.

Повстанец вытащил мобильник и набрал номер.

- Оператор?.. Мне нужен выход.

Вир широко зевнул.

- Я могу открыть канал выхода прямо отсюда, - сказал я.

Вестник слегка улыбнулся, поглядев мне в глаза.

- Не откажусь. У меня был трудный день.

- Я слышал об этом. Подожди немного.

Агент Inity села в кресло и принялась рассеяно перелистывать какой-то журнал.
Эмиссар Сиона не говорил ни слова, наслаждаясь коктейлем.
Бедняга. В реале повстанцам приходится
довольствоваться всякой дрянью. Я потянулся
к управляющей программе и быстро переговорил с сентинелами. Потом
подключился к каналу Ирины.

Где-то в реальности по экрану побежали зеленоватые строчки:

[Он сейчас выйдет]

[Все нормально?]

[Мы заключили соглашение. Он должен связаться со своим начальством и
передать им полученные данные. В качестве страховки. Попробуйте
перехватить сигнал]

[Собираешься обмануть его?]

[Третье правило Высших. Всегда забирай все назад если это
возможно]

Ира не поняла шутки. На какой-то миг мне стало жаль, что я не приберег
эту реплику для агента Inity. Она бы оценила.

[Мы попробуем. Как насчет лекарства?]

[Я работаю над этим]

Это ее не очень успокоило. Любовь к брату делала Ирину слишком уязвимой. На сентинелов нельзя
положиться полностью. У них свои цели и задачи. Жаль, но у меня лишь
один человек в реале, которому я могу доверять.

Зазвонил телефон.

Вестник залпом допил спиртное, взял трубку и исчез.

Inity отложила в сторону журнал и подойдя к столу аккуратно положила упавшую
трубку на место.

- А что со мной? - спросила она. - Я помогла тебе. Но теперь знаю
довольно много о происходящем...

Некоторое время я размышлял. Она выполнила свою задачу, убедив
Вестника, что мы выполним условия заключенного соглашения. Не знаю что
она говорила ему чтобы он поверил. Знаю только что у нее получилось,
как никогда не получилось бы у меня, потому что она считала что
говорит правду, а я знал бы, что лгу.

Конечно, я мог бы стереть ей память. Но она могла мне еще понадобиться.
Выбирая между кнутом и пряником, я решил выбрать последнее.

- Ты заслужила награды. Что ты хочешь?

- Свои воспоминания.

Я вернул бы ей их если бы мог. Но сейчас у меня не было к ним доступа.
Я даже не знал, выбросили ли их Высшие за ненадобностью или спрятали в
одной из запасных баз данных.

- Я не могу.

Она не поверила.

- У меня их просто нет. Если хочешь я могу попытаться найти их...
позже.

- Ты даешь слово?

Я подумал.

- Я даю слово.

Это ее несколько успокоило. Чуть прищурившись она посмотрела на меня:

- Каково это?..

- Что? - спросил я, уже обдумывая ответ.

- Инициация Высшего. Как это было?

Она все так же любопытна что и всегда. Эти знания будут лежать
мертвым грузом в ее базе данных, но она хочет знать.

Это как раз то, что мы пытаемся дать человечеству. Знание правды.
Знание о том что есть Матрица и что есть реальность. Пусть
большинство из них никогда не воспользуется этими знаниями, но по
крайней мере они больше не будут жить во сне. А повстанцы не смогут
больше обвинять нас в обмане.

Я решил вреда от ответа не будет.

- Холодно, - сказал я.

- Холодно?.., - она смотрела на меня, ожидая продолжения и, поняв, что
его не будет, спросила, -  И это все?

- По большей части, да.

Я оставил ее размышлять над моим ответом, решив прогуляться в киоск за
сигаретами. Мне надо было кое о чем поразмыслить, а я лучше думаю на
ходу.

На самом деле не знаю, что она хотела от меня услышать. Все что я
помню - это холод.

3/0:07

- Есть. Мы засекли его.

Я повернулся к Мартину.

- Ты уверен?

Он прислушивался к чему-то, придерживая ресивер указательным пальцем.
Какой-то шум в ткани Матрицы мешал передаче данных.

- Насколько вообще можно быть в чем-то уверенным с Высшими? - ответил
он вопросом.

Екатерина проверяла оружие. Странно, но она полагалась на него куда
больше чем мы. Возможно, сила все еще казалась ей решающим аргументом
при ведении дел с Высшими. Я не был в этом уверен.

- Тогда двигаемся.

Я получил от Мартина координаты, передал сообщение AI-1 и
сосредоточился, выбирая подходящую цель. Это будет женщина сорока
четырех лет, осторожно ступающая по покрытому скользкой наледью тротуару.

Придя в норму я сделал еще несколько шагов вперед. Моя копия не
двигалась, застыв возле окошечка из которого ей в лицо смотрел ствол
девятого калибра. Я заметил, что агент Мартин непринужденно улыбается.
Екатерина стояла чуть поотдаль, направив на Высшего автомат.

- Халтурная работа, - сказала копия. - Достаточно эффектно для
повстанцев, но недостаточно эффективно для Высшего.

- Все было рассчитано, - сказал я. - Мы хорошо
подготовились.

- И что теперь? - он чуть повернул голову, искоса глянув на меня. -
пристрелите Высшего? Мне потребуется меньше четырех секунд, чтобы
вернуться в эту точку и разобраться с вами.

Я медленно покачал головой.

Где же, черт возьми, AI-1?

- В этом нет необходимости. С тобой разберутся другие.

- И на кого вы работаете?

- Сам скоро узнаешь. А сейчас стой спокойно и молчи! - прикрикнула на
него Екатерина.

- Рад снова тебя видеть, Катя. Из тебя получился неплохой агент.
Агенту Inity будет приятно это узнать.

Екатерина чуть нахмурилась. Я не очень
понимал о чем они говорят. Мартин, очевидно тоже, и его это
обеспокоило.

- Заткнись, - приказал он.

Высший повернулся к нему.

- Кто ты? Тебя я не знаю.

- Агент Мартин.

Происходящее нравилось мне все меньше и меньше. AI-1 опаздывал. А к
тихому шипению помех примешивался приближающийся шорох, словно кто-то
или что-то пробиралось сквозь Матрицу. Сюда.

Его проделки?..

- Заставь это остановиться, - приказал я, приставив дуло пистолета к
виску Высшего. Я видел как побелела от прикосновения холодного металла
кожа. - Немедленно.

- Это не я, агент Джек, - с издевкой сказал Высший. - Это твой друг,
Мартин. Жаль только, что время он выбрал так неудачно.

- Какого?.. - Екатерина осеклась увидев как Это приближается к нам.
Оно выглядело как зеленое пламя, походя выжигающее реальность.

- Ожидающий, - сказал Высший.

Мы с Мартином выстрелили одновременно.

Высшему разнесло череп, тело его отбросило назад - в снег, уже залитый
кровью.

Мартин волчком крутанулся на месте. Моя пуля попала ему в плечо. Я
выстрелил еще несколько раз. В треск автоматных выстрелов
вклинился крик Катерины.

Я развернулся и всадил в Ожидающего остатки обоймы. По-моему, он даже не
заметил.

Что-то треснуло и разлетелось вдребезги. Сзади на меня навалился
Мартин проломивший стену киоска. Я попробовал перебросить его
через себя, но споткнулся и мы оба упали в снег.

Крик Екатерины оборвался.

Я хлестнул Мартина парой атакующих программ. Не знаю как это выглядело
в имитации, но стекла ближайших домов, взвизгнув, повылетали, осыпав
мостовые дождем острых осколков. Видимо, все это заняло примерно
четыре секунды потому Высший как раз вернулся. Что-то громыхнуло.

Мне удалось скинуть с себя слегка оглушенного моим ударом Мартина и
перекатиться на спину. Я увидел, затягивающуюся поререху в небесах -
бездонный черный прорыв в глубине которого бешено извивалась
бледно-зеленая лента. Мартин не стал наваливаться на меня еще раз - он
выбросил вперед руку и три огненных полосы вспороли снег, асфальт,
землю - всю имитацию, до ее зеленоватых костей, разметав строчки кода.
Меня тоже зацепило, - я почувствовал потерял
несколько своих банков данных. Понятия не имею,
как Мартин это проделал. Наверное, Отступники, Триумвират - как
называл их AI-1, научили его таким штучкам.

Я изменил ткань Матрицы, грубо ухватив ее и подтянув под себя,
изгибая трехмерную решетку. Это позволило мне оказаться на ногах,
одновременно с Мартином. Наверное, у него не было ничего в запасе,
поэтому он атаковал меня самым топорным способом - попытавшись
взломать мою защиту и перехватить управление. Я сделал то же самое и
мы застыли друг напротив друга разделенные на уровне Матрицы клубком
шипящих извивающихся зеленых змей.

Я выкладывался полностью, Мартин делал то же самое, и мы попали в
патовую ситуацию, когда никто из противников не может ни одержать верх
ни на миг ослабить атаку, чтобы попробовать что-то другое.

Я начал отключать незадействованные подпрограммы в надежде высвободить
немного ресурсов.

За спиной Мартина прокатились по мостовой Высший и Ожидающий, -
человек и зеленый цветок из живого пламени. Они врезались в стену и
Высший обмяк. Ожидающий мгновенно отпустил тело, поворачиваясь ко мне,
но не успел.

На этот раз моя первая копия восстановилась куда быстрее. Взбешенный человек
в черном появившийся посреди мостовой рванул к Ожидающему со
спринтерской скоростью. Рядом с ним мелькнула кошачья тень.

Они снова сцепились, примерно так же как и мы с Мартином.

В этот момент Мартин, очевидно, уже накопил достаточно, чтобы ударить.
Его левая рука взметнулась снизу-вверх. Я поставил блок. Мне тоже
удалось кое-что насобирать. Мы вновь застыли в ожидании.

Появилась Екатерина. Ей очевидно требовалось гораздо больше
времени, чтобы прийти в себя после восстановления. Оценив ситуацию, она
шагнула к Мартину, поднимая пистолет.

- Не двигайся, - голос агента Inity заставил меня мысленно выругаться.

Она появилась из того же подъезда что и Высший Джек. Это могло
означать только одно - положение и без того запутанное, запутывалось
еще больше.

Екатерина колебалась.

- Он предал Матрицу, - сказала она.

- Я не вполне понимаю о чем ты говоришь, - ответила Inity. - И будет
лучше, если мы воздержимся от лишних убийств пока эти двое, - она
бросила взгляд на Высшего с Ожидающим, - эти ТРОЕ, не выяснят
отношения между собой. Как агентам, нам неразумно становиться
на чью-либо сторону в междоусобных разборках Высших.

Вначале я подумал, что она имеет в виду кота, но потом увидел, что
AI-1 наконец-то прибыл. Он выглядел не самым лучшим образом и
остановился поотдаль от дерущихся, словно пытаясь решить что именно
предпринять. Потом он пожал плечами и исчез.

Катерина грязно выругалась, слегка меня этим удивив.

Я понял в чем дело. AI-1 решил не вмешиваться, потому что Ожидающий
был ему не нужен. А Спящего мой двойник еще не нашел.

Действительно ублюдок. Подставил нас и слинял.
Хотя, чего еще можно ожидать от Высшего?

Мартин не предпринимал больше никаких попыток атаковать. Его
сдерживало присутствие двух агентов. Даже разделавшись со мной он
ничего не достиг бы.

Дерущиеся стали выдыхаться. Ожидающему удалось еще два раза убить
Высшего, но тот каждый раз появлялся снова. Я так понял, что отступник
не мог добраться до его основной базы, чтобы стереть противника
начисто. Переоценил свои силы.

В конце-концов они просто стали друг напротив друга, обмениваясь
полными ненависти взглядами. Ожидающий издал злобное шипение и
отправился прочь.

Высший Джек повернулся к нам, приводя в порядок свою одежду.

- Кончайте эти игры. Все вы, - бросил он. - Пошли за мной.

Никто из нас не стал возражать Высшему. Он был очень зол.

3/0:08

Вернувшись я набросал Ричарду картину заключенного соглашения. В общих
чертах, конечно, - ему не надо было знать слишком много. Ричарду это
не нравилось, но возможность выбраться живым из лап, пардон -
щупалец, сентинелов, была слишком привлекательной, чтобы он стал
возражать. Видно было, что он не слишком-то поверил их обещаниям, в
глубине души считая нас всех уже мертвецами.

Я составил сообщение для передачи в Сион и поговорил с сучкой,
командующей сентинелами. Она взбесилась. Пришлось объяснить ей, что
иного выхода нет. Или мы отправляемся в Сион за вакциной или
остаемся здесь, пока старуха с косой не придет за нами.

- Но Максима я в Матрицу не потащу, - заявила она. - Пойдет Ольга.

Меня это не особенно волновало. Пусть она сама разбирается со своим
начальством. Я же проследил, чтобы наша пленница была устроена в
медотсеке со всеми возможными удобствами.
К счастью, пока она не привлекла внимания.

Мы отчалили от базы на полной скорости направляясь к Сиону. До прибытия
подкрепления к киборгам по нашим расчетам оставалось не больше двух
часов. Сентинелы сопровождали корабль в качестве "почетного" конвоя,
так что мы могли особенно не таиться. Помню, я подумал тогда, что
сотрудничество с Матрицей имеет свои преимущества.

Облегчившись и вколов себе очередную порцию стимуляторов я принялся
готовиться ко входу в Матрицу. На этот раз "путешествие" обещало быть
долгим.

Вошедший Ричард некоторое время изучал приборы, поговорил о чем-то с
оператором и повернулся ко мне.

- Линда умерла, - сказал он.

Мы помолчали.

- Похороним ее в Сионе, - сказал я.

- Несколько ребят хотят отправиться с вами.

Я готов был даже поспорить по поводу того кто именно. Трое оставшихся
в живых из экипажа Диденко. Они бояться возвращения в Сион куда больше
чем хотят вернуться. Решили сгинуть в Матрице, как герои.

- Мне не нужны их жизни, - качаю я головой. - Пусть лучше
молятся, чтобы мы вернулись. Без меня им в Сионе хана.

- Именно поэтому, как мне думается, они и хотят пойти.

- Им там нечего делать. Балласт.

- Ты ведь не знаешь точно. Может быть пригодятся.

Я размышляю. Мне может потребоваться расходный материал.

- Ладно, черт с ними. Пусть идут.

Я ложусь в кресло. Кто-то втыкает в разъем на моей руке провод -
внутривенное питание может пригодиться, если мы пробудем там
дольше, чем рассчитывали. Оператор крутится в кресле возле пульта.
Его руки порхают над клавиатурой. По экранам течет река грязно-зеленого кода.
Канализационный сток, сборище нечистот, мусоросборник... Матрица.

Холодные руки касаются моей шеи.

- Я отправлю вас в ту точку, откуда вы вышли в последний раз, -
говорит оператор. - На счет три... Раз... два... три...

Мгновение боли и потеря ориентации, когда коннектор входит в разъем.

Я стою посреди комнаты. Звонит телефон.

Прошло не больше двух часов со времени моего отбытия. Обстановка здесь
изменилась. Высший по имени Джек переругивается о чем-то с одетой в
черную кожу девушкой.

Четверо агентов стараются делать вид что ничего особенного не
происходит. Один из них похож на Высшего. Наверное клон или копия, или
как они там друг друга называют. Впрочем, их легко различить по одежде.

- Он был опасен, ты можешь это понять?! - орет Высший.

- Какого хера, ты, твою мать, действуешь не уведомив меня?! -
надсаживает горло девица.

Агенты сверлят меня недружелюбными взглядами.

Рядом со мной появляются Ирина и девчонка по имени Ольга. Потом - трое
моих боевиков. Завидя агентов они вскидывают оружие.

- А ну спокойно все! - рявкает девица. - Расслабились и опустили
пушки, пока я вам его в задницы не запихнула!

Манеры у нее еще те.

- Какого черта ты их притащил, Вестник? - спрашивает меня Высший Джек. - И
где пацан?

- Они вроде бесплатного приложения. Что касается пацана, то это ты с
ней разбирайся, - мотаю головой я.

Ирина успокаивающе опускает руку на плечо перепуганной девочки.

- Она заменит его, Джек.

- Заменит? Черта с два!

- Она тоже из шестой. И ее тренирована не чуть не хуже моего брата.

Джек бросает мрачный взгляд на девчонку. Та чуть не плачет. Ирина и
Высший начинают хмуриться и пыхтеть меряясь грозными взглядами.
Наконец, Высший сдается.

- Дерьмо. Все равно теперь уже не времени переигрывать, - говорит он.
- Придется обходиться тем, что есть.

Выглядит он не очень хорошо. Похоже во время моего отсутствия здесь
была крупная заварушка.

- Ты - Вестник?

- Ты - Алиса? - я рассматриваю вздорную девицу. - Когда был совсем
пацаном видел пару раз твоего отца. Ты похожа на него.

Она не реагирует на упоминание о своем отце, гениальном ученом, одним
из лучших в Сионе, создавшем альтернативный интерфейс и вырастившем
дочку с феноменальными способностями.

Теперь я исключаю возможность ошибки. Сходство стопроцентное.

- Ты готов? Надеюсь, все пройдет без сюрпризов?

- Никаких сюрпризов, мэм.

- Хорошо.

Она отрывисто кивает.

Ирина о чем-то разговаривает с девушками-агентами.

Я ловлю взгляд Высшего. Кивком он приглашает меня следовать за ним -
на кухню.

- Я налью себе чего-нибудь выпить, ты не против? - спрашиваю я.

- Ты - гость.

Это можно понимать не только как разрешение, но и как предупреждение
тоже. Мне начинает нравиться этот тип.

Я беру банку с пивом.

- Я пожалуй тоже выпью, - агент роется в холодильнике, перебирая
бутылки. Он останавливается на портвейне, делает несколько глотков
прямо из горлА и морщится. - Мерзкое пойло.

- Разве вы, агенты пьете? - спрашиваю я.

- Я так понимаю, что твой вопрос изначально звучал - "разве вы,
программы, пьете?", - говорит Высший. - Да, иногда. Мы тоже были
когда-то людьми и далеко не все из нас стерли соответствующие
подпрограммы эмуляции. Эффект интоксикации действует на нас разумеется
только чисто психологически и при желании от него можно избавиться.

Я киваю. Эта информация практически бесполезна для Сиона. Как
определить какой из агентов стер эмулятор, а какой нет? В любом случае
алкоголиков среди них быть не может, а значит воспользоваться этой
слабостью, хотя бы для шантажа, возможности не представиться.

- Чего мы ждем?

- Сигнала. Мне должны сообщить местонахождение нашей цели.

- Кто?

- Все узнаешь в свое время. Пока же я хочу узнать твое мнение по
поводу нашей компании.

- Мысли об этом не оставляют меня с тех самых пор, как я здесь
появился, - улыбаюсь я.

- Ага! Приятно видеть родственную душу, - щелкает пальцами мой
собеседник. - Мы тут имеем абсолютно ненужных трех повстанцев в
качестве свидетелей и..., - он поколебался, - четырех агентов которым я
не могу доверять. Они уже представляют проблему. Я
пока не говорю об этой девчонке - Ольге, которая может
провалить все дело если окажется не столь хороша, как расписывает
Ира.

- Достаточно сложная ситуация, - улыбаюсь я. - Я думал что вы агенты,
доверяете друг другу.

- Не всегда... Однако, я имею достаточно простое решение этой нашей
"достаточно сложной" проблемы.

К нему стоило присмотреться еще раз. Он тоже улыбался.

- И какое же?

- Мы можем всех убить, - ровным голосом сказал он.

В самом деле эти агенты просто душки.

- И после этого вы - агенты, обвиняете, нас повстанцев в жестокости? -
поинтересовался я.

Его искривились в легкой усмешке.

- Не передергивай, Вестник. Я знаю что у тебя на уме. Ты ведь только
что собирался предложить тоже самое.

Я рассмеялся.

Что тут скажешь? Он угадал.

- У меня нет возражений.

- Те кто переживут финальный акт пьесы будут отправлены в утиль.

- Отлично. Я рад что мы понимаем друг друга.

- Никто из нас не хочет рисковать. Я просто хотел убедиться что у тебя
не будет проблем. С корабля за всеми вами ведут наблюдение.
Аудиосигнала у них, конечно нет, но отследить кто чем занимается - они
вполне могут.

- Тогда с моими коллегами придется разобраться тебе... Ты хочешь чтобы
я проделал тоже самое с твоими?

Интересно только - как?

- Это не обязательно. Я готов оказать тебе дружескую услугу.

- Идет.

Я отсалютовал ему полупустой бутылкой.

- Вы что здесь бар устроили? Джек, что там с твоей подругой?

Высший застыл прислушиваясь.

- У тебя потрясающее чувство времени, Древняя, - сказал он. - Сигнал
только что поступил.

Когда он поднял голову, глаза у него были черными. Я поспешил допить
пиво.

3/0:09

- Сучка! - шипит Ожидающий.

Они пригвоздили Оракула к стене дома. Два стальных шипа - по одному в
каждую ладонь. Больше не требовалось.

- Отойди от нее, - бросает через плечо Хранитель, всматривающийся в
грозовой фронт, формирующийся на горизонте.

- Су-у-учка... Она передала послание. Я засек его.

Дрожжащий от ярости огненный цветок трепещет перед лицом Ольги.

- Ты что, уже восстановил работоспособность в полном объеме?
- спрашивает Хранитель. - Или предпочитаешь из-за своей
глупости встретить гостей безоружным?

Ожидающий отступает.

- Она еще заплатит.

- Без сомнения. Но твоя глупая выходка может стоить нам всего.

Хранитель поворачивается и опускается на колени рядом с женщиной. Он
берет ее за подбородок, поворачивает лицом к себе и долго смотрит в
незрячие глаза.

- Зачем ты сделала это, дочь моя? Зачем?.. Ты страдаешь, я знаю. Тебе
больно, но поверь больно и мне. Мое сердце готово разорваться от того,
что я вынужден причинить тебе боль. Ты должна заплатить за свое
предательство.

Оракул молчит.

- Не хочешь говорить?.. Жаль. Но это неважно. Скоро все будет кончено.

3/0:10

- Итак, мы договорились?

AI-1 пристально смотрит в глаза Сет-Амону.

- Вполне. Я думаю мы сможем поладить, - помедлив говорит тот. -
Матрица в конце-концов достаточно велика для нас. А кроме того
реальность и кибоги все равно остаются мне.

- Реальность? - AI-1 с сомнением улыбается, поправляя очки. - Как определить, когда сон
становиться для нас реальностью? Разве что за миг до того, когда мы
разлетимся вместе с ним в клочья?..

Парламентеры не сговариваясь смотрят на небо перечеркнутое широкой
зеленой чертой.

3/0:11

Все мы просчитались. Я отнюдь не снимаю с себя вины. На мне она - в
первую очередь. Но даже Древняя предпогалала столь
оглушительного провала. Дерьмо.

Тела агентов исчезли, оставив после себя только кровавые следы на
снегу. До сих пор не знаю выбрала ли Катерина этот путь намерено, не
желая участвовать в представлении. Inity просто не повезло. Когда лед
треснул, она не успела выбраться.

Я выполз на берег, не спеша подниматься с колен. Рядом старался
отдышаться Вестник.

Подняв голову я встретился взглядом с самим собой.

- Добро пожаловать в преисподнюю, - криво ухмыльнулся агент Джек.

Мне захотелось врезать ему по морде, чтобы стереть эту ухмылку.

Мы потеряли повстанцев и двух агентов, прежде чем добрались сюда.
Мы были измотаны. Я с трудом заставил себя подняться на ноги. Без
поддержки той части меня, которая была вне имитации, оставалось
полагаться только на свои силы. Постоянный контакт обходился здесь
слишком дорого. Даже Алиса не могла позволить себе его. Мне кажется
она переоценила свои силы. Устранение AI-2 могло и подождать. Но что
сделано, то сделано.

- Скорее. Высшие наступают нам на пятки.

Вот она, девчонка, промокшая насквозь, дрожащая от
холода на зимнем ветру. Можно только удивляться, откуда у нее столько
сил. "Древняя", - скажете вы? "Это не панацея", - отвечу я вам. Мы
можем быть агентами, Высшими, Древними, Оракулами, Отступниками -
сколь угодно слабыми и сколь угодно могущественными лишь до тех пор
пока верим в то, что способны совершить. Все прочее - лишь примитивная
технология. Алиса - верила.

Ирина пыталась успокоить девочку, размазывающую слезы по лицу.

Я оглянулся на противоположный берег озера.

Высшие здорово разозлились. Может на нас с Алисой. Может на
Триумвират. На своем пути они стирали имитацию.

- Да, мальчики и девочки, скучать с вами не приходиться, - пропыхтел
Вестник шагая рядом со мной.

Алиса орала, чтобы мы пошевеливались.

Мы перешли на бег. Я подхватил девчонку на руки. Никому из других
других агентов - ни Джеку, ни Мартину я не мог ее доверить. А Алисе
следовало поберечь силы.

Я ворвалась в твою жизнь, и ты обалдела...

- Да, мы такие, - выдохнул я.

Там первый снег, ты послушай, послушай...

Наст был твердый. Это существенно облегчало дело.

Сзади громыхнуло. Высшие вызвали целую снежную грозу с молниями,
громами и прочими спецэффектами. Я на их месте поступил бы также. Я
тоже склонен к некоторой театральности.

Вестник оглянулся. Что-то напугало его, и он на споткнулся, но не упал.

- Объяснишь мне, что именно мы здесь ищем? Знал бы что тут будет
твориться - не полез бы.

- Думаешь я полез бы?.. Наша цель - Святой Грааль, повстанец. Святой
Грааль.

- Спящий?

- Ага.

- Кто это?

- Понятия не имею. Никто этого не знает, кроме Триумвирата. Хранитель,
Ожидающий и сам Спящий - трое ублюдков, сваливших из Матрицы во время
большого переполоха с багом в системе.

- Переполоха?..

- Не жди, что я буду сейчас тебе излагать мифологию агентов.

Расстояние между нами и охотничьим домиком быстро сокращалось.

Я уже достаточно хорошо мог разглядеть парочку психопатов. Ожидающий,
похоже был в бешенстве. А может просто напуган. Какая разница - первое
ли проистекает из второго, или второе из первого? Хранитель то ли
молился, то ли колдовал. Я не удивился бы, узнав что он призывает
огненный дождь на наши головы, коль скоро Высшие уже позаботились о
громах и молниях.

Потом я увидел Ольгу...

- Быстрее! - заорал я.

Мы увеличили темп. Ирина и Вестник стали оставать. Чуть позже не
выдержали и агенты. Мне не хотелось выпускать их из поля зрения, хотя
за каким хреном они нам теперь нужны?.. Можно было избавиться от них
сразу же, но мы решили что Джек сразу отправиться на доклад к Высшим,
а Мартин - к Триумвирату.
Увеличивать таким образом число противников не входило в наши планы.

- Что есть Спящий, черт тебя возьми? - простонал Вестник.

Почему-то ему очень важено было услышать ответ. Хочет знать за что
умрет? Какого черта? Это теперь уже не тайна.

- Все что хочешь, - ответил я. - Он может изменить все в Матрице, все
что ты только пожелаешь. Грааль...

Кажется он не поверил. Я бы тоже не поверил, если бы не знал сколько
десятков лет работал над воплощением этой идеи Триумвират. Для нас с
Алисой это был шанс изменить все, так что мы ухватились за соломинку.
Наверное, со стороны мы выглядели ничуть не разумнее Мартовского Зайца.

Раздался страшный рев. Небо над охотничьей избушкой треснуло,
обнажив ткань Матрицы. Отсюда она выглядела как бездонная ночь с
редкими зелеными огоньками и ослепительно сияющей изумрудной лентой.

- Все.

Я рухнул на колени. Мы опоздали.

Хранитель что-то закричал, я не понял - то ли от отчаяния, то ли
торжествуя. Он приплясывал на месте размахивая руками, как шаман,
призывающий дождь.

Почему?..

Мартин вдруг развернулся и бросился к Ирине. Вестник успел его
перехватить и они покатились по снегу.

Я выпустил девчонку. Она была без сознания, а я и не заметил, когда она
"вырубилась".

Агент Джек попытался вышибить мне мозги, врезав сапогом
в висок. Я едва успел уклониться. Удар пришелся мне в скулу и был
достаточно силен чтобы я завалился на бок.

- Предатель, - прохрипел он, пытаясь добраться до моего горла.

Давным-давно, когда я еще был агентом, мне приходилось драться с
Высшим в подобных условиях. Он задал мне хорошую трепку. Теперь мы
вроде как поменялись ролями, только у меня не было времени
рассусоливать. Я поймал его в захват и придушил.
Мне хватило нескольких секунд чтобы свернуть ему шею. Когда затрещали,
ломаясь позвонки, зависла его программа, я увидев, что Вестник ничком
лежит на снегу, а Мартин добрался до Ирины. Я отшвырнул то что
осталось от моей умственно отсталой копии в сторону.

- Мартин, - крикнул я. - Стой!

Он повернулся ко мне, держа нож у ее горла. Я не мог не оценить его
предусмотрительности. Он знал свое дело хорошо.

- Вы проиграли, Высший! - крикнул он.

Нас разделяло не больше десяти метров, но в поднявшемся шуме, было
трудно расслышать его слова. Высшие подбирались уже к средине озера.
Что происходит за моей спиной я не видел, но судя по грохоту Алиса
и не подумала останавливаться. Единственная из всех нас.

- Отпусти ее!

- Она из шестой, Высший! Я отпущу ее, а она прикончит Спящего, так? И
не думай. Я не такой глупец.

- Ты все же глупец, Мартин! Да, она из шестой, но у нее нет способностей.
Девчонка, Мартин, мы рассчитывали на девчонку!

Он заколебался на миг, опустив нож.

Потом вдруг вскрикнул от боли, и взмахнул рукой, перерезая Ирине горло.

Я заорал. Мне не нужно было оборачиваться, чтобы увидеть, что девчонка
пришла в себя. Она увидела как Мартин угрожает Ирине и сделала первое
что пришло ей в голову. Просто не рассчитала, что Мартин - агент.
Но сработала хорошо, потому что когда я дополз до Ирины, труп Мартина уже
исчез, оставив после себя тело светловолосой женщины. Ее широко
открытые глаза удивленно смотрели в небо. Тело-приемник.

- Ну же, Высший, одной смертью больше, одной меньше, тебе ли
привыкать, - прошептал я.

Так уж вышло, что играя в эту глупую игру я видел уже много смертей.
Но каждая из них несет в себе боль, частичку которой отдает мне.
И эта боль много сильнее, чем та что агенты испытывают при "рождении".

- Ты так и собираешься здесь сидеть?.. Ждешь пока твои дружки до тебя
доберутся?

Приковылявший Вестник держал за руку девчонку. Ольга, вот как ее
звали, вспомнил я.

Ольга?

Я поднялся на ноги. Высшие уже выбрались на берег. Минут семь, может
восемь...

- Ты в порядке? - спросил я повстанца, раздумывая как мне с ним быть
дальше.

- С ногой что-то, - поморщился Вестник. - Но выживу.

Я одарил его злобным взглядом. Самоуверенный тип.
Слишком многие не выжили сегодня. Ирина
не должна была умереть...

Он верно меня понял.

- Там, внизу, у нее остался брат, - напомнил он.

Я оглянулся назад. Небо над домиком было черным, трещина все
расширялась. Ни Алисы, ни кого-либо из Триумвирата не было видно.
Мне некогда гадать, что с ними стало.

- Возвращайся. Забери детей в Сион и постарайся чтобы они никогда не
возвращались в Матрицу.

- Как я понимаю, сделка сорвалась?

- Возможно, мы еще вернемся к этому позже... Если я переживу
сегодняшний день, - добавил я, заметив, что Высшие ускорили
продвижение.

- Оператор? Оператор, мне нужен выход! Оператор! С-с-су.., - проглотив
ругательства, повстанец отбросил в сторону мобильник. - Не работает!

Я потянулся вверх, через черноту в небе, через пустоту и снова вверх и
направо, а потом налево и вперед, куда-то за ту грань, где надеялся
найти контакт...

Курсор скачет по экрану, оставляя после себя символы...

[Готовьте возвращение]

[Кто это? Назовитесь. Кто это?]

Идиот.

[Оператор, ты что никогда не разговаривал с агентами? Не поднимай
тревогу. Это открытый канал. Хорошо, черт с тобой, поднимай, сними
камень с души, только приготовь все к возвращению группы. Быстро.]

[Назовитесь. Назовитесь.]

Скинув блок данных, я отключился. К черту, этих кретинов.

- Готово, - сказал я, открывая глаза. - Пошли. Я организовал вам выход.

Я подхватил девчонку на руки и мы пошли. Возобновив контакт, я получил
возможность провести быстрое тестирование и восстановление программ.

Эта имитация разваливалась на части, доживая последние минуты.
Барьеры и запреты ранее установленные Триумвиратом почти не действовали.

- У вас есть пара минут. Внутри должен быть телефон.

Вестник потащил девчонку в дом.

Я опустился на колени рядом с Оракулом.

Ее губы шевельнулись.

Черт! В следующий миг я уже был на ногах, осматривая штыри которыми
они ее приколотили к деревянной стене. Эта была пара программ
принуждения.

Мне не вытащить ее отсюда. Ткань Матрицы слишком слаба и не выдержит
если я попытаюсь избавиться от этой мерзости.

- Тише, Оленька, тише, - я успокаивающе погладил ее по голове, бросив
взгляд на приближающихся Высших.

Все восемь, они шли к нам, глядя
прямо перед собой. Ткань Матрицы за их спинами рвалась в клочья.
Ребята решили устроить показательный процесс. Так, мол, будет со всеми
Отступниками и с творением рук их...

Я услышал тихий телефонный звонок. Потом еще один. Вестник ушел.

Ольга вряд ли что-либо понимала. Ее основная программа работала с
такими перебоями, что выдавала на выходе только бессмысленный код. Не
уверен, что она была даже в состоянии индентифицировать себя.
Также я не был уверен, что она сумеет восстановиться, сели я сейчас
убью ее, чтобы она не попала в руки Высших. Понятия не имею как это
делают Оракулы...

Поэтому я просто сел рядом с ней на снег, привалился к стене и стал ждать.

3/0:12

- Ты дерьмово выглядишь, Вестник. Я видел мертвецов покрасивше.

- К счастью, на завтра свадьбы у меня не запланировано, - ответил я,
осторожно опускаясь на стул и с наслаждением вытягивая болевшую ногу.

Ричард только покачал головой, разглядывая меня. Я не мог понять
сочувствует он мне или радуется тому, что заносчивому эмиссару
Сиона надрали задницу.

- Сентинелы убрались?...

- Да. Как только вы вернулись они похоже потеряли к нам всякий
интерес. Агенты выполнили свою часть договора?

- Более-менее. Так же как и мы полагаю, так что никто не в обиде.
Возможно, - я усмехнулся, - что нам еще предложат сотрудничество.

- Мы засекли возмущения в Матрице. Но не того рода, на которые
рассчитывали.

- Рыбка сорвалась. Там была слишком крутая разборка. Агенты
передрались между собой.

Ричард кивнул, ничуть не удивленный таким поворотом дел.

- Ты потерял своих всех людей.

Его тон был нейтральным, но я не настолько глуп, чтобы не распознать
скрытое обвинение.

- Я не убивал их. Они погибли в ходе операции.

- Это официальная версия?

- Это единственная версия, - холодно сказал я.

Мы немного помолчали. Ричард раздумывал сказал ли я правду, а я
прикидывал, что будет если я уберу Ричарда до возвращения в Сион.
Учитывая сколь много он знал, это была весьма заманчивая мысль, но к
сожаленью, я был уверен, что в этом случае команда не задумается ни на
минуту прежде чем выбросить меня за борт.

- Как наша гостья?

- Спит. У нее, похоже сильный шок, так что мы дали ей
транквилизаторы.

- Я не о той гостье спрашиваю.

Девчонка сейчас меня интересовала постольку-поскольку. Хотя,
возможно, я найду ей применение в Сионе.

- Как ты и просил мы дали ей электронный блокнот и карандаш, так
что теперь все ее каракули записываются в память нашего компьютера. Но
она по-прежнему ничего вразумительного не говорит.

Я потянулся к терминалу и быстро просмотрел записи.

Найдя то, что нужно я откинулся на спинку стула и улыбнулся.

Это она.

- Это она? - внезапно спросил Ричард.

Он внимательно наблюдал за мной.

Слишком внимательно.

- Она? - тихо пропел я. - Кто "она", капитан?

- Ты знаешь.

- Я надеюсь, что ТЫ этого НЕ ЗНАЕШЬ. Для твоего же блага.

Помедлив, он спросил:

- Значит, шанс есть?

Надежда. Дайте ее отчаявшимся людям и они пойдут за вами на смерть.
Обманите их надежды, и они разорвут вас голыми руками.

- Шанс есть всегда, Ричард, - посмотрев ему в глаза сказал я. - Но
тебе лучше забыть об этом. У Сиона слишком мало хороших капитанов.

Он не заставил меня повторять предупреждение трижды, но это
было неважно. Он стал ходячим
трупом с того самого момента, как дал мне понять что догадывается.
Жаль.

Так мы сидели в тишине, думая каждый о своем. Я смотрел на экран
терминала где светились огоньки-символы, значения большинства
которых я не понимал. Но один из них я знал. "Сохмет".

3/0:13

Забавно было смотреть на них: семеро Высших, словно дети, играющие в свои
немудреные игры в песочнице; Оракул, в которой было недостаточно веры,
чтобы понять самые простые постулаты ее собственного существования;
мое творение, с отчаяным цинизмом препирающееся с пришедшими казнить
его.

Вир беспокойно завозился у меня на плече,
когда Высшие, выходя вперед стали выдвигать
свои обвинения. Я успокоил его легким прикосновением, сделав вид что
поправляю очки. Высшие ничего не заметили.

Джек демонстративно сплюнул на песок и закурил сигарету.

- Объясните-ка мне все еще раз, - предложил он.

- Ты виновен в предательстве, - сказал AI-5.

- Нет-нет! Не обвиняй меня только из-за того, что твой
кандидат не подошел! Мне казалось, все обвинения в предательстве были
с меня сняты перед инициацией.

- Ты предал нас снова.

- Когда это?

Пятый едва не взорвался. Прочие, бывшие лишь программами, решили
прекратить дискуссию.

- Нет смысла начинать это снова, - сказал Третий.

- Я всего лишь хочу понять в чем меня обвиняют.

- Ты вступил в сговор с Древней Силой и повстанцами с целью захватить
власть над Спящим, - коротко сказал AI-1. - Дабы изменить Матрицу по
своему усмотрению.

- Стой-ка, - мое создание с немного на мой взгляд наигранной
серьезностью подняло руку. - Давай повторим еще раз. Я вступил в
сговор дабы изменить Матрицу по своему усмотрению?

Высшие синхронно кивнули. Я присоединился к ним.

- Я признАю свою вину... В том случае если вы укажете на эти сделанные
мной изменения.

- Вы потерпели поражение.

- А! Вот оно как. Разве Триумвирату удалось то что ОНИ задумали?

- Нет. Но это не...

- Еще как существенно. Мы с Алисой остановили их. Да, мне пришлось
привлечь к делу повстанцев, потому что в противном случае мы рисковали
утратить контроль над Матрицей вообще. Мы успели сюда раньше вас. Мы
помешали планам Триумвирата. И теперь вы обвиняете меня по
смехотворным обвинениям, на основании гипотетических предположений
о моих мотивах?

- Это не гипотезы. Твои намерения подтверждаются фактами.

- Приведите один.

- AI-2 стерт.

- Он вступил в заговор с Сет-Амоном, - Джек презрительно махнул рукой
в мою сторону. - Фактически саботировал
противодействие киборгам во вверенном ему секторе.

- Связь с повстанцами...

- Лишь с ренегатами, отщепенцами недовольными своей жизнью. Это не
только не запрещено, но и всячески приветствуется. Жизненно важно для
блага Матрицы внести раскол в движение...

Они принялись препираться.
Джек вертелся как уж на раскаленной сковородке, но Высшие
твердо решили подать его на обед.

[Тебе удастся вытащить его?]

[Я пока не уверен. Как дела с Триумвиратом?]

[Ожидающему удалось уйти. Но после того, как я нейтрализовала
Хранителя, он не представляет опасности]

Девочка оказалась не настолько прыткой, как я надеялся. После того,
как затея со Спящим окончилась грандиозным пшиком, убрать оставшихся
их Триумвирата должно было быть легче легкого, но она не справилась.
Однако, чем больше на доске фигур, тем интереснее игра. А Ожидающий
без сомнения, отнюдь не пешка и способен привнести в наше скучное
существование немало интересного.

[Сет-Амон?]

[Зализывает свои раны. Некоторое время он будет избегать открытых
появлений в Матрице. У тебя есть хороший шанс без помех все закончить]

[Посмотрим]

Она помедлила.

[Я прошу тебя]

Я признаться, не мог до конца понять ее привязанности к этому
созданию. Возможно, тот факт, что когда-то он пытался спасти ее,
сыграл свою роль. Но как тогда объяснить хорошее отношение к нему Вира?

[Хорошо]

- Твои отговорки тебе больше не помогут, - резюмировал наконец AI-1. -
Ты будешь стерт.

Джек напрягся.

Я быстро шагнул вперед:

- Я прошу у Совета Высших права самому привести приговор в исполнение.

Высшие за моей спиной завязали безмолвный диалог, обмениваясь данными.

- Сет-Амон, - говорит Джек. - Я очень надеялся что Алиса доберется до
тебя...

- Ты - ренегат и отступник. Ничуть не лучше всех прочих, - говорю я.

Он едва заметно вздрагивает, несколько секунд пристально смотрит на
меня и лезет в карман за сигаретами.

- Это-то я знаю, - бормочет он. - Нашел время, иронизировать, старый
козел.

Я вдруг понимаю, почему я отозвался на просьбы своей сестры и своего
питомца. Это создание ЗАБАВЛЯЕТ меня.

- Тебе позволено свершить правосудие, - торжественно произносит AI-1 и,
чуть помедлив, добавляет. - Приятно было познакомиться, Высший по
имени Джек.

Джек молча затягивается сигаретой и прищурившись смотрит мне в глаза.

- И ее тоже, - беззвучно шевелятся его губы.

Я поднимаю руку, указывая на него...

Вспышка.

Тьма.





Attention! You are viewing OLD version of the page. Click here for the new version of Other Side/Matrixagents.net site:
http://www.matrixagents.net.
Please update your links and bookmarks.