III.Темный город

 

2000 (С) Константин Рогов (Agent Jack)
jackland@mail.ru

Оригинал текста можно найти здесь:
http://inity.complife/ai
http://lavka.cityonline.ru
http://fantasm.newmail.ru

Домашняя страничка Инны Шеиной
http://www.chat.ru/~nightthebest/

III. Темный город

Голоса упавших с неба птиц,
Мертвый город за обрывом вечности.
Я танцую под прицелом лиц,
Доводя игру до бесконечности.
Путь забыт, и манят голоса,
И блестят внизу призывно скалы.
Шаг - и предрассветная роса
Окропит полуистлевший саван.

(c) Инна ШЕИНА АКА НОЧЬ: Октябрь - 1996

 

начало

Посреди царства вечной ночи стоит Темный Город. Улицы его тихи и пустынны. В окнах домов изредка загорается свет, а бледный круг луны никогда не двигается со своего места в черных небесах. Молчаливая луна смотрит вниз - на черные деревья, черную траву, черные дома... Ее свет заставляет белые цветы на деревьях вспыхивать светлыми фонариками.

В городе никто не живет.

Он выстроен не для этого.

Те, кто выстроил его, кто поддерживает его существование своей верой в него лишь изредка появляются на улицах: странники, одетые в черное и серое, не снимающие темных очков даже во мраке ночи. Они двигаются плавно и бесшумно, словно призраки танцующие свой вечный танец в свете луны.

Они приходят сюда за ответами.

 

1.

Ее взяли возле автостоянки. Улица здесь шла вверх по склону, делая резкий поворот почти на самой вершине сопки, огибая уродливое девятиэтажное здание, - и дальше - мимо грязного навеса автобусной остановки, обклеенного потрепанными объявлениями, афишами и агитационными плакатами.

Ольга укрылась за металлической стенкой навеса. Дышать было тяжело - одежда промокла от пота, а спринтерский бег от агентов в тридцатиградусную жару - сомнительное удовольствие.

С предвыборной листовки на нее смотрел похожий на хомяка политик, широко разевающий рот в грозном окрике. Политик грозил кому-то пухлым кулаком, закрывая своим телом раскинувшийся на заднем плане портовый город. Ольга готова была истерически рассмеяться.

Амбициозные политики играют в свои амбициозные игры. Эти кретины ни черта не знают о том, что происходит на самом деле.

Упершись руками в колени, она старалась отдышаться.

Прозвучал выстрел, отвратительно лязгнул металл, и стене навеса появилось безобразное отверстие.

Женщина пригнулась пониже. Вытащила свое последнее оружие -"Кобру", пистолет-автомат - хищную, страшноватую на вид вещицу.

Она совершила ошибку. А потом - еще одну, пытаясь искупить свою вину. Умирать же ей совершенно расхотелось.

Надо найти чистую телефонную линию. Меня вытащат.

Если ей это удастся, нагоняя не избежать, но с другой стороны она не могла припомнить, чтобы кому-то удавалось совершить то, что удалось ей. Может быть, ей даже позволят вновь занять должность оператора. Дублера, конечно, но все равно...

Где-то в девятиэтажке должен быть подходящий телефон.

Ольга медленно досчитала до трех, собираясь с силами, а потом выскочила из-за укрытия. До здания было не больше пятидесяти метров... Она сшибла с ног женщину, ждущую за поворотом. Женщина успела подставить Ольге подножку.

Потом затылок пронзила резкая боль и пришла тьма.

 

- Мы взяли и ее тоже.

- Дополнительный приз, - смуглая женщина с черными волосами, внимательно осмотрела ту, что была без сознания. - Но она не представляет никакой ценности.

- Убить ее?

- Не будь столь бесчувственна, Энджи, - черноволосая укоризненно покачала головой. Укоризна граничила с насмешкой. - Она кажется приходит в себя. Филип и Виктор готовы к работе?

Агент Энджи коротко кивнула.

- Да. Но Виктору нужно некоторое время, чтобы прийти в форму. До тех пор я не могу гарантировать эффективности.

- Виктор по крайней мере он сделал все, что должен в отличие от многих других. Позаботься о том, чтобы Алиса была доставлена в срок.

- Да, Госпожа. А что с этой?..

- Оставь ее мне.

Черноволосая проводила Энджи до двери, после чего повернулась к очнувшейся женщине.

- Мое имя - Сохмет. Но ты будешь звать меня просто -Госпожа... Нет-нет, не вставай. И этого тоже не надо. Ты видимо еще не поняла у кого оказалась? А вот твой любимый был более сообразителен... О! Какая реакция! Прекрасно! Хотела бы я, чтобы ты сейчас увидела себя со стороны - у тебя очень красивые глаза. Я оставлю их себе на память... Ты оказала мне кое-какие услуги, пусть и сама того не ведая -так что смерть твоя будет быстрой.

 

1а.

Усталость.

Я смертельно устал, ребята. Вымотался. Меня взяли, вывернули наизнанку, выжали и выбросили. Как ломтик лимона.

Какой из меня теперь агент?

- Безысходность, что овладела тобой - это не выход. Не способ решения проблем. Она бесполезна сама по себе и ни к чему не ведет.

Я даже не повернул головы.

Загорелый человек поддернул тщательно отглаженные брюки и присел на ограждение возле меня. Посмотрел вниз - на крутой склон, где из трещин в скале торчали жесткие пучки растительности. Потом - еще ниже - туда, где на берегу залива раскинулся город.

- А кто тебе сказал, что я еще хочу к чему-то прийти?

- Такое случается с каждым. И рано или поздно проходит.

- У меня впереди вечность. Ты можешь себе представить как это долго? Вечность заполненная - чем? Смертью, болью, ненавистью... Те за кого мы сражаемся - им наплевать на нас, Саймон.

- Ты ждал благодарности?

Я пожимаю плечами.

- Благодарность, ненависть, любовь... Ты думаешь эти слова имеют какой-то смысл?

С точки зрения людей - да. С точки зрения агентов -нет.

- Многие с тобой не согласятся.

- В данный момент меня не слишком волнует их согласие или несогласие.

- А что тебя волнует в данный момент?

- Ничего.

- Матрица?...

- Нет.

- Алиса?

- Вряд ли.

- Человечество?...

Не стоит даже отвечать.

- Любовь?...

Я закуриваю сигарету и смотрю сквозь ткань Матрицы на Высшего. На его ослепительно сверкающий исходник.

- Дерьмо собачье. Я уже говорил, что у агентов нет чувств.

- В глубине души ты противоречишь сам себе. Ощущение безысходности -э то тоже чувство.

- Скорее понимание того, что все на свете - дерьмо. И сколько бы мы не пытались изменить этот сраный мир к лучшему - ничего не измениться. Никогда. Все зря. Все, что мы отдали. Все, чем заплатили. Все, чем пожертвовали. Все это не стоит ничего.

- Так стало быть любовь, - удовлетворенно кивает AI-9. -Только упоминание о ней и вызвало у тебя какой-то всплеск эмоций. Горечь, сожаление... Хотя вообще - это конечно жалкое малодушие.

Я молчу.

Какое мне дело до того, что он обо мне думает?

- Кто она?

- Она давным-давно умерла. А я продолжаю любить ее.

Саймон на миг замер.

- Мертвые должны покоиться в мире, Джек. Отпусти ее.

- Отпустить? Как я могу отпустить ее, Саймон? Я убеждал себя, что мы были слишком непохожи друг на друга, чтобы жить вместе... Я стирал воспоминания о ней... Я придумывал себе фальшивое прошлое... Я пытался, Саймон, пытался, как только мог. Это не помогло. Она возвращается Саймон. Стоит мне увидеть кого-нибудь кто хоть немного похож на нее - и ее лицо вновь всплывает из глубин памяти. Мне кажется, что она стоит передо мной... но это не она. Ее никогда больше не будет. И она будет всегда.

- Дай-ка мне закурить.

Он взял у меня пачку "Кэмела", вытащил последнюю сигарету и закурил. Потом скомкал пачку и швырнул ее вниз - мы проводили ее взглядами.

- Хотел бы и я так же, - заметил я. - Или вверх - в небеса, или вниз -в землю. Проблема в том, что я застрял здесь -посредине и неопределенность мучит меня. Я устал так... быть, Саймон.

Высший кивнул.

- Я понимаю. Мне жаль, но я ничем не могу тебе помочь, Джек. Никто не сможет.

- А я и не ждал от тебя помощи.

Так мы сидели и курили, а потом я достал из Матрицы еще одну пачку сигарет.

- Мне пора, Джек. Жаль, что с тобой все так вышло.

AI-9 бросил на меня один из оценивающих взглядов. Так смотрят на отслужившую свое деталь, с легким сожалением, но уже прикидывая где бы достать замену и во сколько это обойдется.

А мне - все равно.

 

2.

Часы тикают. Кажется, весь мир замер.

Алиса осторожно, чтобы не разбудить Филипа, повернулась на бок. Он спал. Его лицо было спокойно. Аккуратные дуги бровей, чистая и гладкая кожа, волнистые, блестящие, словно слегка влажные волосы. Он спал, лежа на спине, дыша почти бесшумно, сильные руки покоились поверх покрывала. Филип никогда не ворочался во сне. У него никогда не было кошмаров.

Он идеален.

Правда?

После своего воскрешения в обители Сохмет первые воспоминания Алисы о Филипе были неприятными. Чувствовалась какая-то фальшь в нем.

Алиса решительно мотнула головой, отгоняя назойливые мысли прочь. Совершенно ясно, что это были проделки Сохмет, она даже пыталась убедить Алису в том, что ее жених - другой человек. А тот человек даже и человеком-то не был.

Агент.

Программа.

Какая мерзость.

Девушка встала с постели, прошла в ванную и долго стояла под душем, наслаждаясь теплыми струями воды, скользившими по ее обнаженному телу. Потом она накинула синий махровый халат так кстати оставленный кем-то из прежних обитателей квартиры и пошла на кухню, чтобы приготовить завтрак.

Восемь часов перелета из Владивостока в Москву - с двумя пересадками. Потом еще один перелет - значительно более короткий - в Санкт-Петербург. Самой утомительной ей показалась поездка на машине -они все кружили и кружили по городу... Филип сказал, что это ради их безопасности. И в конце-концов привез ее сюда - в квартиру которую снял заранее, на тот случай, если придется скрываться.

Он уверял, что на некоторое время они здесь будут в безопасности и от агентов Матрицы и от Сопротивления. А потом... На все расспросы Алисы Филип отвечал только, что у него есть план, который будет для нее сюрпризом. Приятным сюрпризом.

Хочу уехать. Уехать далеко-далеко. Где не будет ни агентов, ни повстанцев. В какое-нибудь тихое уединенное место.

Алиса не сомневалась, что жизнь в глуши когда-нибудь наскучит ей, но сейчас она просто хотела отдохнуть от всех этих... приключений.

Приключений! Ха-ха.

Девушка вяло улыбнулась.

Когда она была маленькой, то часто просиживала перед монитором компьютера ночи напролет, зачитываясь историями в которых рассказывалось о каких-то героях, которые шли по миру, повергали зло и несправедливость, а в конце всегда находили свою любовь. Иногда главными героями в этих книгах были отважные, смелые и решительные девушки. Алиса хотела быть похожими на них. Она представляла себя на их месте, правда их увлечения молодыми красивыми принцами не разделяла. Тогда приключения казались намного привлекательными, чем какие-то там принцы. Став постарше она начала думать, что прекрасный принц в конце - это пожалуй то что надо. Теперь же...

Я нашла своего принца. И вполне готова обойтись без приключений.

В книгах смерть врагов описывалась одной-двумя фразами. Герои всегда побеждали.

Хорошие люди умирали редко, но обычно в таких обстоятельствах, когда было понятно, что смерть для них -долгожданный отдых. Смерть там была легкой и без страданий. И там никогда, никогда не убивали маленьких детей. Если конечно не считать той жуткой истории о мальчиках и девочках, попавших на какие-то острова и сражавшихся друг с другом. Алисе не понравилась эта история. Она считала ее слишком жестокой. А сейчас поняла, что история была не столько жестокой, сколько правдивой. И это ей тоже не нравилось.

Алиса высыпала в чашку две ложки растворимого кофе и столько же сахара. Залила кипятком, помешала, подошла к окну, отхлебнула кофе и посмотрела на кровавый шар восходящего солнца. День начался.

 

- Эй!

Я оглянулся. Разумеется, я узнал о его приближении задолго до того, как он хотя бы увидел меня - пацан производил больше шума, чем целый взвод. Рыжий, с исцарапанными коленками и широкой щербатой улыбкой на чумазом лице он держал в руках кота.

- Это твой?

- Вроде как, - нехотя признал я.

Вир. Как он здесь оказался?..

- Где ты его нашел?

Пацан пожал плечами.

- На улице.

Каков вопрос - таков ответ.

Он разжал руки, отпустив кота - зверюга приземлилась на четыре лапы, недовольно выгнула спину, и, бросив на рыжего, косой взгляд, неторопливой походкой потрусила ко мне.

Я вздохнул. Последнее что мне сейчас надо - это кто-то о ком надо заботиться, кого надо кормить, поить и следить за тем, чтобы он не влипал ни в какие неприятности. В эту категорию обычно попадают домашние животные или дети.

Никогда не делал между ними особой разницы. Разве что вторые более опасны чем первые.

Мальчишка уселся на землю возле меня и посмотрел на город.

- Круто, - заявил он. - Закурить есть?

- Тебе сколько лет?

- А ты че? Папаша мой что ли?

Ладно. В самом деле глупо лезть не в свое дело.

Я протянул ему сигарету.

- Не бросишь курить - не вырастешь.

Он посмотрел на меня взглядом, типа тех, что дети обычно приберегают для взрослых говорящих какие-то скучные глупости.

Вир заурчал и запрыгнул ко мне на колени. Я рассеяно почесал его за ухом.

Куда я его теперь дену?

- Не хочешь кота себе забрать?

- Не-е... Меня мамка убьет, - мотнул головой пацан. - И так дома жрать нечего, а его попробуй прокорми.

Я порылся в карманах и выудил сотенную бумажку.

- Держи.

Купюра исчезла с быстротой достойной похвал. Жизнь уже выбила из головы этого мальчишки всю дурь по поводу ложной гордости. Он чувствовал, что для меня эти деньги ничего не значат, а ему - наверняка пригодятся.

- Я вообще хочу собаку. Здоровенного бульдога, как у нашего соседа -черная скотина мне во по сюда, - пацан чиркнул ребром ладони на уровне своего горла.

Судя по всему выходило, что псина величиной с хорошего пони. -А мать не разрешает. Орет. Вот ты - если бы у тебя сын кого-нибудь хотел - ты бы разрешил, а?

У меня? Сын?

Я почувствовал легкое головокружение. Этот мальчишка вполне мог быть моим сыном.

Или мой сын старше? Или он младше? Жив ли он вообще? Не соврал ли Виктор? Не бредил ли он?..

- Ты че, дядя?

Мальчишка тормошил меня за плечо.

- Все в порядке. Задумался, - сказал я. - Насчет собаки.

- Ты это... Ты тут не сиди. Тут пацаны с универа часто бухают. Могут и тебе морду набить, а то чего похуже.

- Отобьюсь как-нибудь.

- Ага. Ты отобъешься, - рыжий насмешливо присвистнул. - А говно по небу летает.

Я промолчал.

- Ну бывай, дядя.

- Пока... племянничек, - с легкой иронией пробормотал я, наблюдая как он исчезает в кустах. Уже задремавший Вир заинтересованно приоткрыл один глаз. Мне показалось, что он тоже провожает мальчишку взглядом. Через несколько секунд я уловил изменение в ткани Матрицы. В той стороне куда только что ушел мой сопливый собеседник.

- И что это было?

Разумеется, Вир ничего мне не ответил.

 

3.

Филипа разбудил звон бьющегося стекла. Спросоня он некоторое время не мог понять что происходит и где он вообще находится. Потом вспомнил, отбросил одеяло, вскочил с постели и, не потрудившись одеть хотя бы плавки, выскочил из комнаты - в коридор, а оттуда - в ванную.

Лицо Алисы перекошено странной гримасой. Девушка методично молотила кулаками по зеркалу, висящему на стене. Зеркало покрылось паутиной трещин, а руки Алисы были в крови.

Филип испугался. Указания Сохмет были предельно точны - с девушкой не должно ничего случиться. Ничего. Он схватил Алису за плечи и оттащил от зеркала.

- Ненавижу, - пробормотала Алиса. - Ненавижу! - выкрикнула она в полный голос, уловив неясные образ своего отражения в оконном стекле на кухне. Девушка попыталась разбить окно, но Филип удержал ее, крякнув подхватил на руки и отнес в спальню, где уложил на кровать.

Совсем свихнулась, сучка, - подумал Филип.

Алиса внезапно свернулась "в клубок" и заплакала.

- Что случилось?

- Она придет. Сохмет. Она колдунья. Ходит через зеркала, -всхлипывая сказала Алиса. Вдруг она вскинула голову и вцепившись Филипу в плечи, да так, что ногти глубоко оцарапали его кожу, - повалила на кровать, рядом с собой. - Не уходи, Филип. Не уходи. Она придет когда тебя не будет. Она заберет меня. Я не хочу. Ты защитишь меня, останешься со мной, обещай, что останешься со мной, ты сволочь!!!

Внезапно прийдя в бешенство она ударила Филипа по щеке, и через мгновение, бросилась его утешать, бормоча слова извинения.

Крепко обняв, Филип успокаивающе гладил ее по спине, раздумывая над тем, что ему теперь делать. Сохмет предупреждала, что такое может произойти, но по ее словам реакция не должна была быть столь сильной.

"Ее разум начнет искать спасение в безумии, - говорила Сохмет. - Мне пришлось перекраивать ее личность в спешке. Она не была готова. Она может сорваться. Ложные воспоминания, смешаются с настоящими и она будет не в том состоянии, чтобы выбирать. Она сойдет с ума. Но ты должен позаботиться, чтобы с ней ничего не случилось. Не отходи от нее ни на шаг. Смотри, чтобы она сама себе не причинила вреда - она вполне может вскрыть себе вены или выброситься из окна... Два дня. Может быть - три. Если ты не справишься..."

Сохмет не стала договаривать. Это было не нужно. Филип и без того прекрасно понимал, что его ждет. Даже сейчас он почувствовал, как при одной мысли об этом у него по спине пробежал холодок.

Всего два дня. Или три.

Он должен справиться.

Он принес из кухни тазик с теплой водой и, преодолевая легкую брезгливость, промыл Алисы порезы - на руках и на ногах.

Как будто танцевала на осколках, - подумал он, неумело перебинтовывая раны. Алиса наблюдала за ним с отстраненным интересом.

Она не чувствовала боли.

Больше - никогда... Это стало ее единственной наградой.

 

3а.

Вызов. Снова.

Я проигнорировал его так же как и два предыдущих.

А пошли бы вы все на...

Стоя на берегу одного из каналов которыми (помимо всего прочего) славился город на Неве, я смотрел на свое отражение в темной воде. Вир сидел у моих ног, застыв неподвижно, как и два каменных льва возле перекинутого через канал моста. Ему нравились львы, я так думаю. Кот смотрел на них немигающим взглядом - лишь уши его изредка подрагивали. Я тоже стал смотреть на львов и через некоторое время мне показалось, что их тела приобрели слегка золотистый оттенок, а ветерок стал теребить короткую шерсть. Я встряхнул головой и наваждение рассеялось. Вир неодобрительно покосился на меня и тут же вернулся к предмету своего изучения.

Странный город. Очень странный... но мне он нравился.

Я послал AI-9 повторный запрос. Он не отвечал. Никто не отвечал. Было такое ощущение, как будто Матрица в городе свернула все наши действия. Никаких изменений, никаких признаков деятельности других агентов, ничего - кроме стандартных инфопотоков, обеспечивающих нормальное функционирование. Работа в таком режиме не может продолжаться долго - появление "прорех", багов, ошибок, мусора в таком неимоверно сложном коде - лишь вопрос времени. Первые заметные сбои проявятся через двадцать-тридцать часов - все зависит от охваченной "молчанием" территории. Через двое суток количество людей страдающих от deja vu, шизофрении и всевозможных психических заболеваний возрастет раз в пять по сравнению с нормальным уровнем, а в какой -нибудь бульварной газетенке появится сенсационная статья о том, что сотни людей видели как призрак "Авроры" бабахнул из пушки, возвещая о начале великих свершений... К тому времени повстанцы наверняка решат воспользоваться моментов и над куполом АЭС неторопливо поднимется в небо грибообразное облако.

Имеет ли Алиса какое-то отношение к происходящему?

Вызов ввинтился в разум еще раз - упрямо и настойчиво, как надоедливый комар.

Зудит. И будет зудеть пока не отвечу.

Я вздыхаю, подчиняясь неизбежности и принимаю информацию, подвешивая сам "запрос" Матрицы в режиме ожидания.

Так я и думал. Меня отзывают. Без каких-либо объяснений. Покинуть город, убраться вовне и быть наготове. Готов поспорить, что меня заставят просидеть вне-Матрицы, пока все не закончится.

Что - все?

Пожимаю плечами.

Да что-нибудь. То, что они тут затевают.

- Вир, что они тут затевают, ты как думаешь? - в шутку спрашиваю я кота.

Он лениво потягивается, и поворачивается ко мне. Нет. Не ко мне - к чему-то за моей спиной.

Я оборачиваюсь. Агент Дункан, как обычно элегантен в своем сером с металлическим отливом костюме. Он шагает ко мне. Жесткие каблуки до зеркального блеска начищенных туфлей щелкают по брусчатке мостовой.

- Добрый день, - говорит Дункан, протягивая мне руку.

- Взаимно, - отвечаю я, отделываясь неопределенным взмахом где-то возле правого виска. Что-то похожее на воинский "салют" обычно избавляет меня от рукопожатия.

Дункан некоторое время смотрит на меня, потом убирает руку.

Так. Обиделся.

Я сдерживаю усмешку. Меня это ничуть не волнует.

- Что ты здесь делаешь?

- Любуюсь. Посмотри как красиво играют лучи солнца на поверхности воды.

Дункан кидает озадаченный взгляд на небо, затянутое серыми облаками.

- Ты не получал сигнал "вызова"?

- Нет, - заявляю я.

Он знает, что я лгу. А я знаю, что он знает, что я лгу. Очень интересно, что он будет делать теперь, правда?

Вир, кажется, разделяет мое любопытство. Он наблюдает за Дунканом столь же внимательно, как наблюдал за каменными львами минутой ранее.

- Ты должен уйти.

- Почему?

- Таков приказ Матрицы.

- Я не получал этого приказа.

- Очевидно, какие-то перебои. Я передаю тебе приказ.

- И что я должен делать.

- Уйти вовне. Ждать дальнейших распоряжений.

- Слушай, мы же на одной стороне, верно? - я подмигиваю Дункану. То что я собираюсь сделать довольно гнусно, но мне кажется -правильно. - Я не меньше тебя хочу избавиться от этой падали. Их время прошло и мы оба знаем это. Мы с тобой и... тот на кого ты работаешь. Я хочу предложить ему свои услуги.

Дункан о чем-то размышляет.

Вир вдруг выгибает спину дугой и шипит.

Да. Правильно, котик. Сейчас эта сволочь пошлет запрос. Ну же..

- А вот и твое начальство пожаловало, - говорю я, указывая Дункану за спину. - Пожалуй, я спрошу у него сам.

Я шагаю вперед, делая вид, что собираюсь деликатно отодвинуть Дункана в сторону.

Прием стар, как сам мир, но по-прежнему действует безотказно.

Дункан оглядывается. Вир издает истошный вопль, во всю силу своих нехилых кошачьих легких. Мой пистолет упирается собрату-агенту под ребра. Я нажимаю на курок столько, сколько нужно, пока обойма не пустеет, левой рукой продолжая удерживать Дункана на нужном расстоянии. Он пытается вырваться, но слишком поздно, да и уровень у меня повыше. Я отталкиваю его от себя и пока он падает успеваю перезарядить оружие, а потом - два контрольных выстрела в голову. Так будет вернее.

- Теперь мы снова в игре, Вир, - сообщаю я коту, подхватывая его и сажая себе не плечо. - Приятно работать с тобой в паре. Если нам очень повезет, то мы даже сможем найти хоть кого-нибудь - Алису или моего сына... Хотелось бы обеих.

 

4.

Когда Филипу наконец удалось отобрать у нее нож, он связал ее, решив, что так будет безопаснее. Тогда Алиса начала кричать и он, матерясь сквозь зубы, заклеил ей рот липкой лентой. Через некоторое время девушка успокоилась и затихла, молча сидя в углу комнаты. Спутанные волосы падали ей на лицо, а серый прямоугольник скотча почему-то напомнил Филипу наклейку со штрих-кодом.

Зарегистировали, пронумеровали и занесли в архив, - подумал Филип. - Вот она сидит здесь и я могу сделать с ней все что захочу.

Эта мысль приятно возбуждала. Власть. Неограниченная власть.

Филип подошел к девушке и присел на корточки. Она не отреагировала - пустые глаза Алисы, казалось смотрели куда-то сквозь него.

О, да, когда-то она была крепким орешком! Филип вспомнил как они познакомились, как он ухаживал за ней - долго и настойчиво, - так долго не продержалась ни одна девчонка из всех, кого он когда-либо пытался закадрить. Конечно, попадались и неподдающиеся, но эта - она поддавлась... "Да вот только не давала", - усмехнулся Филип. Он провожал ее домой после занятий, сгорая от распирающего его нетерпения, от жаркой, постыдной страсти, но все, что ему удавалось -это получить долгий, иссушающий поцелуй. А потом она уходила. Он возвращался домой, и, забравшись в постель, дрочил в темноте вспоминая ее запах, ее вкус, ее нечаяные прикосновения... В конце-концов он получил то, что хотел. И сразу потерял к ней интерес. Но Совет Сиона дал ему задание - шпионить за ее отцом, и Филип был вынужден продолжать изображать безумную страсть... Пока старый козел не сообразил в чем дело. Филип хорошо помнил какое было лицо у старика, когда, пуля пробила ему грудь. Он помнил и другое - как вынужден был выслеживать Алису в Матрице, как медленно умирал под дождем, изувеченный безжалостным агентом...

- Теперь ты в моей власти, сука, - прошептал он.

Трахнуть ее что ли, напоследок?

Он был уверен, что Сохмет не будет возражать против такой мелочи. Филип уже принялся расстегивать ремень, когда в дверь позвонили.

- Да?

- Открывай. Сохмет прислала нас за девчонкой.

Он поддернул брюки и отпер дверь. Светоловолосая женщина (агент Энджи, насколько он помнил) смерила его холодным взглядом и, бесцеремонно отодвинув в сторону, шагнула вперед.

- Где она?

- Вон там, в спальне, я покажу, - Филип суетился, чувствуя себя неловко.

Энджи не обращала на него ни малейшего внимания. Она прошла в спальню, и внимательно осмотрела девушку. Щелкнула пальцами у нее над ухом.

- Давно она в таком состоянии?

- Почти сутки. Сначала взбесилась и начала бить зеркала, потом -стекла... Я ее кое-как угомонил, но мне пришлось ее связать, чтобы она не выкинула ничего... такого.

- Развяжи. Я ее забираю.

Филип почувствовал облегчение.

- С ней все в порядке на самом деле, - сказал он, развязывая веревки. - Я за ней присматривал. Ничего подозрительного не заметил. Слежки за нами не было. Ни повстанцы, ни агенты не появлялись...

Агент на несколько секунд словно оцепенела.

Филип знал, что она посылает сообщение Сохмет. Он представлял себе как это делается и решил рискнуть...

Наверное, он потерял сознание совсем ненадолго. Во всяком случае Энджи только-только удалось поставить Алису на ноги.

- Никогда так больше не делай, - сказала она, даже не потрудившись обернуться. - Или сильно пожалеешь.

Выплюнув на ковер кровавый сгусток вместе с выбитым зубом, Филип нехотя кивнул.

Он пытался перехватить сообщение. И потерпел неудачу.

Ничего. Надо только набраться опыта. Эта сучка еще пожалеет о том, что сделала. Все они еще пожалеют.

- Сохмет сказала, что ты хорошо поработал, - заявила Энджи. - Пока можешь быть свободен. С тобой свяжутся.

И она ушла; увела с собой девушку, которая больше походила на механическую куклу... Оставив его "с носом".

Свяжутся? Когда?

Филип не понимал, как он мог сделать такую глупость. Он не потребовал никаких гарантий - и его просто-напросто вышвырнули из игры. Как отслужившую свое пешку.

 

Кружатся глобусы,
Старые фокусы...

Все равно не помогают. Ни старые, ни новые. Я сканнировал структуру Матрицы вокруг себя, постепенно увеличивая радиус охвата. Не нашел ни хрена. А должен был найти. Что-то важное. Что-то, ради чего всех агентов выперли из этого города. Что?

- Может что-то настолько очевидное, что ты просто это пропустил?

Я обернулся.

Высокий худощавый (если не сказать тощий) парень в темных очках улыбался мне.

Кожа у него была смуглая, а быть может он из тех, кто день-деньской жарится на солнце. Белые шорты до колен, апельсинового цвета футболка с какой-то надписью по-немецки и расхлябанные белые кроссовки. Я должен был услышать, когда он подходил ко мне, но не услышал. Это кое о чем говорит само по себе...

- Не понял, - сказал я.

- Ты говорил вслух. Сам с собой, я полагаю, - вновь улыбнулся парень. - Потому что тут больше никого нет, если, конечно, не считать кота... Привет, приятель.

Он почесал Виру подбородок. Тот выгнулся и заурчал от удовольствия.

Говорил вслух? Это вряд ли.

- Стихи. Я декламировал стихи. Сочиняю иногда для собственного удовольствия, знаешь ли.

- В таком случае с прискорбием должен сообщить тебе, что таланта у тебя нет и не предвидится. "Не нашел ни хрена. А должен был найти"... Рифмы нет, видишь ли.

Он еще и иронизирует!

- Кто ты?

- А ты?

- Джек. Агент Джек.

- Верится с трудом.

- Внешность обманчива.

- Ты не просто не похож на агента. Твои поступки говорят за тебя. Ты ведешь себя, как человек, Джек.

Он ведь прав. Агент в последнее время из тебя аховый, Джек.

Заткнись.

- Не думаю, что тебе об этом судить.

- Почему нет? - парень подмигнул мне. - Я думаю, я именно тот, кто может с полной уверенностью судить о таких вещах.

- А кто ты? Кто ты такой чтобы судить.

- Не "кто", а "тот".

Он засмеялся, словно только что удачно пошутил. Я не находил в его высказывании ничего смешного. Вир, кажется тоже, но кто с полной уверенностью может сказать, когда улыбается кот? Разве что тот, кто... Тот. О!

- Ты - Тот. Древний.

- Рад встрече, - кивнул он.

- Я тоже... наверное... И мне почему-то кажется, что мы встретились не случайно. Поправь меня, если я ошибаюсь.

- Ошибаешься. В жизни полным-полно случайностей, -жизнерадостно заявил он. - Возьми к примеру меня. Разве думал я о стезе Древнего, изучая в колледже мифологию? Просто редкая удача, стечение обстоятельств... И вот - я здесь.

Юморист хренов.

- Я ничего не знаю, о "стезе Древних".

- Представь себе, я тоже. Но кто-то же должен выполнять эту работу.

Я почесал затылок.

- Э-э-э...

- Или вот взять эту встречу. Я иду себе по своим делам и вдруг натыкаюсь на тебя, бормочущего себе под нос какую-то несуразицу. Разве это не случайность? А ты, вместо того, чтобы воспользоваться случаем и спросить меня о том, что тебя интересует, мелешь какую-то чепуху, теряя, между прочим, время.

Спросить?...

- Что происходит в городе?

- Высшие собрались вместе, чтобы обсудить жизненно важный вопрос. Во всяком случае они утверждают, что он жизненно важен и мне даже прислали личное приглашение и этот... как его?.. ме-мо-ран-дум, можешь себе представить себе более дурацкое название для такой вещи? Не отвечай - я знаю, что ты можешь. Но в любом случае я отправляюсь сейчас именно туда. Хотя боюсь там будет довольно скучно.

- Я должен туда попасть, - заявляю я. - Ты можешь провести меня?

- Вообще-то это запрещено.

Я некоторое время смотрю на него.

- А как насчет того, чтобы просто сказать мне где это будет происходить?

- Лови, - широко усмехаясь он "перебрасывает" мне координаты. - Но не жди теплого приема.

- Такая глупость мне в голову не приходила, - заверяю я его.

- Тогда - до встречи.

Он прощально машет мне рукой и исчезает.

Вот он был - и вот его нет. Так у них все просто у этих Древних - прямо зависть берет.

 

5.

Существо улыбалось. Оно делало это автоматически - сила привычки, а не эмоций.

Оно излучало уверенность. Оно/она - в облике женщины с бледной, жемчужной кожей и ярко-рыжими волосами. Оно привыкло именовать это свое обличье словом "Сохмет", хотя строго говоря "Сохмет" - эта та, другая - смуглая и черноволосая. Существо не было уверено. Наверное они обе подходили к этому имени. У существа не было собственного имени - у него не было ничего, кроме пустоты. Оно пользовалось тем, что ему удалось заполучить. Мысли и воспоминания других. Их взгляды и отношение к жизни. Множество накопленных за века знаний - кое-как состряпанная база данных внутри неопределенного "я". Оно не задумывалось над тем каково его "я" на самом деле.

И поэтому - его "я" была сейчас (и уже довольно давно) Сохмет. Та, что стояла сейчас у массивных деревянных дверей высокого серого здания. Та, что наблюдала за тем, как агент Энджи вытаскивала из роскошного лимузина упирающуюся девушку.

Сохмет помогла успокоить ее и они вошли в здание.

Люди бросали на них заинтересованные и удивленные взгляды, но тут же отводили глаза. Они чувствовали... Даже Энджи поддерживающая спотыкающуюся девушку под локоть прикрыла веки. Это не очень помогло. Исходник Сохмет, ее "я" становился все внушительнее, не просто сиял, а ослеплял до боли, словно выжигая внутренний взор агента. Энджи на миг испугалась, что эта сейчас вырвется на волю, вспыхнет, подобно сверхновой, и каким-то образом испепелит ее... раскаленной иглой вопьется в зрачки... высушит глаза... Но только на миг.

Сохмет почувствовала испуг и уделила ей секунду своего внимания. Нахлынувший страх перед Сохмет был сильнее всего другого, поэтому Энджи просто продолжала автоматически переставлять ноги.

Поворот, еще поворот, они миновали коридор, поднялись на лифте, вошли в какую-то дверь, спустились по лестнице на два пролета, снова зашагали по коридору, минуя запертые двери пока не оказались перед серой, ничем не примечательной дверью за которой оказался зал заседаний. Зал более уместный в каком-нибудь банке.

А те девять, что в молчании, нарушаемом лишь тихим гудением кондиционеров, сидели за столом - были похожи на членов Совета Директоров. Разве что - все, как один, в черных очках.

Были там и еще двое: один с широкой улыбкой на устах восседал на краешке стола, болтая ногами, и второй - лицо которого было скрыто бирюзовой маской.

- Все, кто хотел прибыть - явились, я полагаю. Можно начинать. Итак, Древняя, мы ждем того, чтобы ты изложила нам причину, по которой собрала нас здесь.

- Нет-нет, Второй, время еще не настало, - живо возразил тот, что сидел на столе. - Еще три минуты у них, так будем же пунктуальны.

- Нет времени ждать, Тот, - заявила Сохмет. - Да и обсуждение не затянется надолго.

- Не к лицу нам проявлять нетерпение, - проскрипело существо в маске. - Ты сама назначила срок и право же три минуты -это не столь долго.

- Ты совершенно прав, уважаемый друг наш, Кетцалькоатль, -согласился Тот. - Жрецы, разжигающие жертвенные костры могут и подождать нашего решения.

- О чем это ты? - холодно спросил Второй.

- Многое скрыто от ваших глаз, о Высшие, но думается, Сохмет, нынче намерена сорвать пелену лжи и обмана, показав вам истину, - сказал Тот и внезапно подмигнул одному из Высших, - правда ведь, Девятый?

Саймон кивнул.

- Не лжи. Не обмана, - прошипела Сохмет, крепче сжимая руку Алисы. - А опасных заблуждений.

Мягко открылась дверь. Присутствующие, все как один, уставились на что-то за спиной Энджи и та повернулась, чтобы посмотреть на вошедшего.

Стоявший на пороге агент был ей знаком. А на плече у него сидела паршивая кошачья подпрограмма и делала вид, что вылизывает линяющую шерсть.

AI-2 - кретин. И его подчиненные - тоже, - подумала Энджи. - Надо было послать Филипа.

- Кажется, я попал туда, куда надо, - заявил агент.

- Что это? - безмерно удивленным тоном спросил один из Высших. -Девятый, это твои штучки?

- Нет. Что ты здесь делаешь, Джек?

- Я подумал, что вы просто забыли прислать мне пригласительный билет, но мне не хотелось пропускать это собрание, поэтому я пришел без приглашения.

- Это Совет Высших и Древних. Агентам не место здесь.

- А что делает здесь она? - кивнул Джек в сторону Энджи.

- Она не агент в полном понимании этого слова. Это эксперимент одной из Древних. Своего рода - подпрограмма.

- Я тоже подпрограмма, - заявил Джек. - И если вам так хочется, можете считать меня экспериментом. Я по-правде говоря чувствую себя не совсем агентом, а это очень ведь необычно?

- Он насмехается над нами. Девятый, это твой подопечный, убери его отсюда.

Девятый нехотя поднял руку.

- Саймон?... - прищурился агент.

- Посмотрите на его исходник, - внезапно вмешался Тот. - Это очень любопытно.

- Я не вижу ничего необычного, - заявил Первый.

- Я тоже...

- Нет-нет, я имею ввиду - вот так, - Древний по имени Тот, соскочил со стола и подойдя к агенту, небрежно взмахнул рукой, описывая широкий круг.

Молчание длилось не менее минуты. Потом:

- Что за штучки, Тот? - с ненавистью спросила Сохмет.

- Я-то здесь при чем? - пожал плечами Древний.

- Посланец одной из Сил имеет право находиться здесь, -сказал Первый.

- И имеет право голоса, - добавил Девятый, все еще с подозрением рассматривая агента.

Джек слегка поежился.

- Он всего лишь агент, - возразила Сохмет.

- Сейчас - нет, - глухо сказал Кетцаткоатль из-под маски. -Давайте приступим.

- Я созвала вас здесь, чтобы указать на допущенные ошибки. Я считаю нам следует пересмотреть видение Плана и соответствующим образом откорректировать наши действия, - начала Сохмет.

Девятый вздрогнул.

 

6а.

Кроме дурацкой фразу "Не могу поверить, что это произошло", ничего в голову не приходило. Поэтому я молчал. Я вообще отношусь к тому типу людей, про которых говорят - "когда молчит - то хоть выглядит умным".

Саймон ходил из угла в угол, о чем-то размышляя. Он тоже голосовал "против". Но при раскладе - девять против четырех - мы проиграли.

- Решение противоречит Плану, - повторил я. - Мы должны сохранять жизни людей в Матрице, подготавливая Землю к их возвращению. И только.

- Формально - не противоречит, - возразил AI-9. - Лишь растягивает выполнение на более долгий срок. И ужесточает контроль.

- Мы становимся тюремщиками, а не стражами Порядка.

Девятый пожал плечами.

- С точки зрения большинства AI это не критично. Времени у нас много. Кроме того, семеро из них никогда не были людьми. Они мыслят не так, как мы с тобой, Джек, а руководствуются математическим анализом ситуации. В данном случае открытое противостояние Сохмет могло привести к сильным потрясениям.

- Вы все не справились бы с одной из Древних?

- Не с "одной из Древних", - раздраженно возразил Саймон. -Ее уже давно поддерживают как минимум двое Высших. Древний Кетцаткоатль также на ее стороне. Хотя Тот и голосовал "против", но его позиция не ясна до конца - и он навряд ли стал бы устраивать "силовые состязания". Добавь к этому Алису - как дестабилизирующий фактор, силу которого пока невозможно оценить с достаточной степенью достоверности. Добавь тех Древних, кто не явился на Совет. С точки зрения благополучия Матрицы было принято самое оптимальное решение. И с этим невозможно спорить.

- Да? А представь себе, что будет твориться в Матрице теперь? Это ты называешь "благополучием"?

- Сохмет просто получила официальное одобрение Совета на то, чем занималась и раньше. Некоторые из Высших ужесточат контроль, расправляясь с инакомыслящими. Возможно, пройдет волна "чисток" среди потенциальных кандидатов. Те кто хотя бы теоретически еще могут могут присоединиться к Сопротивлению будут уничтожаться. Но ничего катастрофического на самом деле.

- Почему же ты голосовал "против"?

- Не язви, Джек, это тебе не идет.

- Мне уже говорили об этом.

- Я голосовал против, потому что меня беспокоит Алиса. Сейчас ее разум подавлен, девушка в некотором роде безумна... Ты смотрел на исходник Сохмет?

Я вздрогнул.

- Она стала сильнее.

- Сейчас Древняя пользуется той, что когда-то была Алисой, как своего рода подпитывающей батареей. Дополнительным источником питания. Но она не остановиться на этом. Придет время - и Сохмет предпримет шаги для воссоединения с ней. И вот тогда начнутся неприятности.

- Правда? Я думал, что они уже начались.

Девятый резко остановился и уставился на меня. Потом осклабился, уселся в кресло и водрузил ноги, в изящных лакированных туфлях на стол.

- Ты знаешь, что такое Аватар?

- Примерно. Что-то из мифологии. Земное воплощение бога или что-то в этом роде.

- Хорошо. Древние, в том смысле, как ты их понимаешь - не более, чем аватары, зримые нам воплощения неких Сил. К примеру Сохмет -неприятная девица, не правда ли? Образ ее мышления - своего рода искаженная копия, слепок того образа, каким он был зафиксирован в человеческой мифологии. И поэтому ее действия достаточно предсказуемы. А сейчас представь себе, что Сохмет желая получить могущества больше, чем может вместить ее нынешнее воплощение соединяется с Алисой. Сохмет перестанет существовать и мы получим нового аватара Силы - новое воплощение ее в форме чего? Чего, Джек?

Я подумал. Мои собственные выводы мне совершенно не понравились.

- Не так важно, какую форму она примет, - медленно проговорил я. - В любом случае, аватар, выстроенный, пусть и частично, на основе сознания несчастной, запутавшейся девчонки, ненавидящей, как Матрицу, так и Сион, как агентов, так и людей - это... это...

- Слов не хватает, да, Джек? Ты, кстати, имей ввиду, - ни о каком "частично" тут речи не идет. Сохмет еще не понимает, что когда предпримет попытку, то Алиса сожрет ее со всеми потрохами. Так что новый аватар будет выстроен на основе изломанного, изуродованного сознания озлобленной на весь мир восемнадцатилетней девочки, которая в жизни своей не видела хорошего обращения. И мало нам не покажется...

Проголосуй Совет "против" предложения Сохмет, это было бы ожидаемым мной поводом оказать на нее давление и заставить отдать Алису нам -Высшим. Этого не произошло.

- А разве прочие не знают всего этого?

- Я пытался убедить кое-кого из них... Но всей правды не сказал, -потому что Алиса - это большой соблазн для любого из нас. Все мы -Высшие, тоже программы и на любого из нас наложены ограничения, которые мы хотели бы убрать. С Алисой это можно сделать. Можно стать равным Древним Силам. Расскажи я им все, - мы передрались бы между собой за право заполучить эту девчонку. - А Сохмет только смеялась бы, глядя как мы грыземся друг с другом.

Он умолк, о чем-то задумавшись. А я смотрел на него думая о разных не слишком приятных вещах. Например, от каких ограничений стремиться избавиться сам Девятый? И насколько он на самом деле озабочен грядущим перевоплощением Силы? Может быть все это - лишь повод, чтобы заполучить девушку?

- Я должен буду попытаться, - внезапно заявил AI-9. -Забрать Алису.

- Открытый конфликт с Сохмет? Ты конечно крут для Высшего, но не думаю, что настолько.

- Не долговременный конфликт, - возразил он. - Быстрый, молниеносный удар. Проникнуть в Цитадель и захватить девушку. Если мне удастся собрать все свои резервы и сосредоточить их в одной точке - я смогу потягаться с Древней... некоторое время.

- Будем надеяться, что этого хватит, - оборонил я.

- А как твой хозяин? Он, - Саймон помедлил, - поможет мне?

Я в недоумении посмотрел на него.

- Хозяин?

- Не прикидывайся дурачком. Я не знаю, когда и как ты ухитрился заполучить такого покровителя, но если уж ты в качестве его посланника голосовал сегодня вместе со мной, то могу ли я надеяться?..

Что за бред он несет?

- Не знаю, о чем ты.

Девятый насупился.

- Не хочешь - не говори.

- Я правда не знаю.

- Проехали, - резко отрубил он.

- Я могу чем-нибудь помочь?

- Ты - как агент? Не думаю. Хотя... Ты был когда-нибудь в Темном Городе?

- Никогда даже не слышал о таком.

- Брось. Конечно слышал. Мы - Высшие знаем, об этих ваших дурацких легендах.

- Ладно, - уступил я. - Допустим, слышал. Темный город -своего рода хранилище знаний всех агентов. Громадная информационная система. База данных, где можно получить ответ на любой вопрос... Если найдешь того, кто согласен дать тебе ответ. Слухи противоречивы и я не знаю никого, кто побывал бы там. Во всяком случае - никто не признается.

- Слухи всегда расплывчаты и неопределенны. Темный Город существует, я уверен.

- Как это возможно?

- Так же как существуют Цитадель Сохмет и Пирамида Кетцаткоатля, к примеру.

Сравнительно небольшие параллельные Матрицы, имеющие связь с основной, - объяснил AI-9. - Если хочешь помочь - найди Темный Город. И найди ответы на вопросы.

- На вопросы, значит, - пробормотал я. - На какие?

- На те, которые ты хочешь задать. И торопись - потому что я начну подготовку к вторжению в Цитадель немедленно. Если получив ответы, ты присоединишься ко мне - наши с тобой шансы заполучить девчонку возрастут.

"Заполучить девчонку". А не "победить Сохмет". Запомни эти слова, Джек.

 

7.

- Время приближается. Уже совсем скоро.

Энджи почтительно склонила голову.

Существо, окутанное дымкой мрака, мерило шагами зал освещаемый дрожащими огоньками свечей.

- Мне нужно время на подготовку. Ритуал должен вершиться в спокойствии.

- Есть возможность... помех, Госпожа.

Глаза существа сверкнули.

- Никаких помех, Энджи. Таково мое желание.

- Все будет сделано, Госпожа.

Агент Энджи вышла, оставив Древнюю в одиночестве. Все будет сделано, как дОлжно.

 

7а.

- Ты что здесь делаешь, Джек?

- Третья.

- Что?

- Сегодня ты третья задаешь мне этот вопрос, - поясняю я. - И двое предыдущих отнюдь не были рады меня видеть.

- Я просто удивилась. Не надо быть... таким.

- Таким? - я кривлюсь.

Она права. Ты ведешь себя, как полный засранец.

- Извини, - говорю я. - Я немного выведен из равновесия.

Inity окидывает меня изучающим взглядом.

- Ты изменился со времени нашей последней встречи.

- Извини, за банальность, но все меняется в этом мире. Наши привязанности, интересы, жизненные ценности и цели. У нас, агентов, это просто меньше заметно... Я вижу, равновесие в Питере восстанавливается. Мы вновь принялись за работу.

- Матрица не может пробыть долго без агентов, - изрекает она аксиому.

- Не думай, что я буду с этим спорить, Inity... У меня вопрос.

- Давай.

- Что ты знаешь о Темном Городе?

Она улыбается и хитро подмигивает.

- И давно ты начал верить в мифы агентов?

- С тех пор, как получил новый уровень. И потом тут больше подходит определение - "легенда".

- Можно поспорить. Легенда - это...

- Пощади! - перебиваю я, вскидывая в умоляющем жесте руки. -Я знаю, что это твой конек, Inity, и ты способна говорить о таких вещах сутками, но на самом деле у меня сейчас нет времени.

- Ты спешишь? Что-то случилось?

- Да. Нет. Не знаю. Я просто стараюсь избежать перенасыщения информацией. Мне всего лишь нужно получить данные о Темном Городе.

- Это одно из самых значительных агентских...

- Извини. Неправильно выразился. Меня интересует только, как туда попасть.

- Точка входа? Или способ?

- И то и другое, если можно.

- По идее туда можно попасть откуда угодно. Проблема в том, что мало кто знает КАК это сделать...

- Ты - знаешь?

- Мой способ не подходит для тебя. Каждый ищет путь в Темный Город сам.

- У меня нет времени искать путь!

- Тогда тебе нужен проводник.

- Где найти проводника?

- Мне кажется, - она снова улыбается, бросая лукавый взгляд на Вира, сидящего у меня на плече. - Что у тебя уже есть проводник...

- Что? Кто?..- тупо спрашиваю я.

- Агент, Джек...

Вот дерьмо.

Я оборачиваюсь.

Передо мной стоит агент Дункан. Очень злой агент Дункан. Восстановившийся.

А за ним стоит агент Филип. Очень спокойный агент Филип. Тоже восстановившийся.

- Вот дерьмо, - бормочу я.

- Джек! - восклицает Inity.

- Ты идешь с нами, - говорит Дункан. - AI-2 хочет говорить с тобой.

- Ты их знаешь? - спрашивает Inity.

- Угу.

- Привет!

Здесь людно становиться. Или правильнее будет сказать -"агентурно"?

Я ухмыляюсь и жму руку прибывшему.

- Взаимно, Shahfil...

Он не удивлен. Привык к моей манере здороваться.

- Агент Джек!

- Ах, да, Дункан... Ты говорил, что-то про AI-2, верно?

Он проглатывает завуалированное оскорбление и повторяет размеренным тоном:

- AI-2 приказал привести тебя. Для разговора.

- Привести? Он мог сам прибыть сюда... кроме того, я виделся с ним, совсем недавно и он мог сказать мне все, что хотел... Теперь ему придется подождать.

- Забываешься, Джек. Ты всего лишь агент. Тебя вызывает Высший - и ты обязан подчиняться.

- Забываюсь.Какая дерзость с моей стороны! Меня размажут по стенке за такое, а?

- Ты идешь с нами, - роняет Филип, вытягивая вперед руку. Он разжимает кулак, демонстрируя лежащую на ладони металлическую штуковину. То есть - она выглядит как металлическая - здесь, в Матрице. Я вижу ее исходник - она начинает морфировать, принимая форму подпрограммы принуждения - медузообразная тварь, как и та, с помощью которой держал меня когда-то Девятый. А я ведь до сих пор не знаю, кто или что помогло мне освободиться в тот раз...

Я отступаю назад.

- Что тут происходит? - спрашивает Shahfil, окидывая Дункана и Филипа хмурым взглядом.

- Какое-то недоразумение. У этих двух агентов видимо произошли сбои в программах. Inity, Shahfil, вы можете подержать их некоторое время, пока я не разберусь со своими проблемами?

- Сбоят программы? В каком смысле?

- Их действия мешают выполнению Плана.

- Заблудшие души? - с интересом спрашивает Inity.

Даже за темными стеклами, скрывающими ее глаза, я вижу, как она на мгновение мечтательно жмурится от предвкушаемого удовольствия.

Дункан, которому надоела вся эта болтовня, двигается ко мне, а я отхожу назад.

Shahfil преграждает ему дорогу.

- Мы знакомы? - интересуется он. - Кажется, я где-то тебя видел.

Inity шагает к Филипу и словно невзначай, как-то легко касается его руки. Металлический жучок, так и не успевший полностью морфировать, падает на булыжники мостовой и слабо хрустит, когда Inity наступает на него.

- Ой, - говорит она. - Прости, но кажется, я сломала твою игрушку...

Филипа передергивает.

Хорошо иметь друзей.

Я слегка поворачиваю голову, встречаясь взглядом со своим напарником.

- Кажется, самое время показать на что ты способен...

Долгая пауза - целый миг, растянутый в вечность, и я начинаю бояться, что ошибся, но глаза Вира вдруг вспыхивают изумрудным блеском.

Меня словно подхватывает вихрь. Каким-то образом задействованы резервные каналы Матрицы. Очень быстрые каналы, можно добавить. Мир вокруг меня замедляется настолько, что я успеваю увидеть самого себя, тающего в воздухе. Старик Энштейн был бы доволен.

 

8.

Посланец AI-2 оболжался. Филип - тоже. Где она ошиблась? Чего не учла? Как исправить ошибку?

Энджи раздумывает, прихлебывая горячий кофе.

Внезапно включаются системы предупрежения. Десятки тревожно верещащих сигналов.

Чашка опрокидывается.

Девятый решился. Попытка вызванная отчаянием. Информация о вторжении в Цитадель льется потоком. Отфильтровывая наиболее важные данные, Энджи составляет примерную картину происходящего. Планирует последовательность ответных шагов.

Нерешительно оглядывается на двери, ведущие в покои Сохмет.

Нет. Госпожа приказала не беспокоить ее.

Энджи гордо вскидывает голову. Она справится с возникшими проблемами сама.

 

8a

А я шагаю по проспекту, по большому городу...

Город укутывает темная дымка, нежно обволакивает она дома, деревья, замершие на улицах машины и столбы с погашенными фонарями.

Город, созданный нами. Город, созданный агентами. Город, рожденный нашими мечтами. Темный город.

Город, где исходники едва тлеют и усталые глаза наши перестают болеть.

- Куда нам, Вир?

Кот равнодушно зевает и отворачивается. Ну да. Я, мол, сделал свое дело, а дальше ты сам думай.

Правильно. Обленился ты, Джек. Все тебе покажи, расскажи, за ручку до дверей доведи...

Что скажешь Темный Город? Вот он я. Пришел. Словно домой вернулся. Прохладный ты для меня. Ночной и дождливый, а все же ласковый.

И понятливый.

С черных небес посыпались мелкие прозрачные жемчужины... Морось.

Я глотаю капли дождя.

Принимаешь ли ты меня, Город? Дашь ли мне те ответы, за которыми я пришел?

Впереди, в темноте аллеи вдруг сверкнул огонек.

Огонек-светлячок...

Город извлек его из моей памяти - одно из Тех воспоминаний, когда мы с Ней уже не были вместе. Но это был один из наших последних вечеров. Тогда мы еще хотели расстаться друзьями.

Я печально улыбаюсь шагая за светлячком.

Он исчезает возле двери одного из пятиэтажных домов. Я вхожу в подъезд, и поворачиваю налево - к невзрачной на вид двери. Закрыто.

Вир спрыгивает на пол и начинает тереться о мои ноги, громко мурлыча.

Я роюсь в карманах и нахожу ключ. Два поворота - щелкает замок. Не зажигая свет, прохожу мимо старого одежного шкафа, заглядываю в маленькую кухню, где глухо гудит холодильник, -потом - направо - в комнату. Два шкафа, заставленных книгами, и две высокие книжные полки. Застеленный мягким китайским покрывалом диван у открытого окна. Комнатная антенна топорщится "рожками" на стареньком телевизоре. Еще -стол.

Я подхожу к нему и касаюсь пальцами лежащей клавиатуре. Гудит, оживая, компьютер, вспыхивают лампочки, медленно проявляется изображение на дисплее.

А чего ты ждал, Джек? Греческую пифию, одурманенную наркотическими парами и невнятно бормочущую расплывчатые пророчества?

Я забираюсь с ногами в скрипучее кресло, отодвигаю в сторону стопку компакт-дисков, машинально запускаю WINAMP - с зеленовато-черным "скином" "X-files"...

- Пожалуйста, не умирай,
Или мне придется тоже.
Ты, конечно, сразу - в рай,
А я не думаю, что тоже...

Вир свертывается в клубок у меня на коленях.

Город... Темный Город...

В ответ на мою просьбу на столе появляется чашка с черным кофе и пачка сигарет. Мне даже не нужно менять Матрицу.

- Спасибо, - благодарно шепчу я.

Отхлебываю глоток горячего, дымящегося напитка и закуриваю...

Начнем.

Касаясь клавиш я задаю вопросы. И ответы приходят ко мне в виде зеленых мерцающих строчек.

 

9

Ткань Матрицы перекраивается, распадается на фрагменты, которые рефлекторно тянуться друг к другу, соединяясь снова, в попытке удержать равновесие.

Но тех, кто сражается не волнует ни целостность, ни благополучие этого маленького мирка. Они слишком многое поставили на карту.

Матрица беспокойно вздрагивает... Еще миг и, кажется, что Нечто, сокрытое доселе покровами мерно текущих зеленых строк кода, - проснется...

Но потом оно засыпает вновь.

Еще не время.

 

9a

Поздно. О чем-то думать слишком поздно.

Гулкое эхо разносит звук мягких шагов по пустынным коридорам.

Со стен на меня смотрят звериные лица богов и демонов - Высших и Древних... Безумцев, которых я ненавижу... Их голоса сливаются в поток угроз, укоров, уговоров и увещеваний... Я не обращаю на них внимания.

Ковровая дорожка покрыта бурыми пятнами уже подсохшей крови. То здесь, то там я вижу тела людей, застывшие в вечности.

Добро пожаловать во Дворец Мертвых.

Я долгие годы считал Темный город лишь причудливой выдумкой, легендой, кои непременно рождаются в любом более-менее замкнутом обществе. Поверить в существование Цитадели было еще более трудно. Но вот я здесь. Надо признать, у нас -Агентов, довольно мрачное воображение, если мы сумели сотворить Темный Город. Но Цитадель -воплощение ночных кошмаров - это творение безумного разума. Все страньше и страньше... Все дальше и дальше в глубины Цитадели Мрака, я иду по зеркальному коридору, подобно принцу Амбера. Здесь надлежит ходить в длинном плаще и с обнаженным клинком в правой руке. Но я одет в костюм, подобно любому другому агенту. А в правой руке у меня - пистолет.

Виру, сидящему на моем плече, это место не нравиться. Я чувствую, как он выпускает когти и они впиваются в мое плечо. Мой кот шипит, выгибая спину, когда в зеркалах мелькают наши отражения.

Я успокаиваю его легким прикосновением.

Все будет хорошо, мой друг. Все хорошо...

Чем дальше я иду тем больше тел мне встречается. Девятый использовал все свои ресурсы. Я искренне надеюсь, что ему удалось выиграть бой, хотя в таком случае мое будущее - под большим вопросом. Сдержит ли он свое обещание? Или предпочтет избавиться от меня, как от агента знающего слишком много? Что будет он делать, получив свой долгожданный приз - девушку, способную освободить его?

По большому счету это неважно - выживу я или нет, не так ли?

Госпожа-в-Черном ждет меня уже слишком давно.

Через некоторое время мне стали попадаться дети. Маленькие растерзанные детские трупы.

О, Сохмет, великая Древняя! Госпожа, как называют те, кто преклоняются пред тобой. Ты еще более жестока, чем я думал. Зачем тебе их души, Сохмет? Зачем тебе из души, воплощение Силы?

Тьма сгущается...

Некоторые из них еще живы, но истощены так, что не могут передвигаться. Я не могу ничем помочь им сейчас. И если мы проиграем, то их ждет мучительная вечность.

Когда верить больше не во что, остается только делать свою работу. Работу более грязную, чем любая из тех которые я когда-либо делал. Я вообще не мог себе представить, что способен на такое.

Мои руки по локоть в крови, и полные ужаса детские глаза смотрящие на меня.

Дикий кошмар. Я двигаюсь словно машина, методично умерщвляя тех кто еще жив.

Агент Джек - воплощенный ангел Смерти.

Я осыпаю себя проклятиями. Мы должны сохранять жизни, а не отнимать их. Это же дети.

Ты избавляешь их от участи более страшной, чем смерть.

Это не снимает с меня вины.

Вир съежился в крохотный комок. Похоже, что ему тоже страшно. Мне не надо было брать его с собой, но уже слишком поздно.

Мой путь кажется бесконечностью вытянутой в один-единственный коридор. Только вперед и прямо.

Я вижу вдали вспышки, слышу звуки боя. Изменения в структуре этой Матрицы становятся все более ощутимыми. Там - впереди столкнулись Великий и Древняя.

Жизнь и Смерть. Вот только я до сих пор не знаю кто их них кто.

Минутное колебание. Я останавливаюсь, сажусь на прямо пол и закуриваю. Несколько минут промедления ничего не решат. Для сражающихся там я -не более чем букашка.

Приступ самоуничижения? Или приступ малодушия? Ты идешь или нет?

Я криво улыбаюсь своим мыслям. Боюсь ли я умереть навсегда? На сей раз "бэкапов" не будет. Это место - не часть нашей Матрицы. Здесь все эфимерно, мимолетно, и мы - лишь гости в этом месте.

Краткий миг отпущен нам здесь.

Иногда, я жду тебя,
Иногда зову тебя,
Знаешь я ищу тебя,
Ищу уже давно...

Я снимаю кота со своего плеча.

- Вир, мне жаль, что я затащил тебя во все это так далеко, -говорю я. - Но ты должен был увидеть это. Увидеть и запомнить. Теперь ты должен вернуться и распространить информацию.

Мне остается надеяться, что Вир достаточно умен, чтобы выполнить то, что я ему скажу. Я не знаю, моему другу удалось смоделировать его. Я не знаю способностей этого "виртуального тамагочи", но меня не покидает ощущение, что он намного умнее и сильнее, чем кажется. Он показал мне путь в Темный Город. Он, именно он, я в этом уверен - и был тем, кто нес в себе метку Древнего, кто дал мне право голоса на Совете Высших...

Связной? Помощник? Надзиратель?

Вир смотрит на меня своими желтыми глазами, потом начинает вылизывать шерстку.

Черт.

- Вир, ты должен идти, понимаешь? Выбраться из Цитадели. Донести до остальных все что ты знаешь о Высших, о Древних, обо всем, что мы узнали в Темном Городе и видели здесь...

Его взгляд достаточно выразителен: "Не мели чепухи. Кто этому поверит?"

Правильно. Я курю, трачу время на то, чтобы принять решение, которое, надеюсь, будет верным. Потом объясняю Виру его задачу. Повторяю еще раз. Безумец, разговаривающий с котом! Но тому это нравится. Он утвердительно кивает мне -человеческий, намеренно замедленный жест.

- Мы идем на смерть, Вир, ты знаешь?

Он знает. Я - тоже. И никаких сомнений.

Поэтому я встаю и продолжаю путь, пока мне не преграждают путь. Огненно-рыжая тварь, сгусток янтарного пламени в форме пантеры. Я стреляю, но это не производит на нее впечатления.

Вир срывается с моего плеча.

Пантера рычит на него, не решаясь напасть.

Они начинают взаимный обмен кошачьими оскорблениями. В свете факелов тень Вира на стене причудливым образом искажается, становясь куда больше той, что отбрасывает пантера. Я проверяю вид его исходника и улыбаюсь.

Спасибо тебе, безымянный Древний. Ты дал мне хорошего Проводника.

- Вижу ты избавился от дара Виктора, - холодно замечает агент Энджи.

- Я не столь глуп, чтобы принимать подарки от врагов, -отвечаю я. - А ты, я вижу, все еще служишь Силе, а не Матрице.

- Только глупцы плюют против ветра.

- Ну это в тебя вдолбила Сохмет. Можешь сказать что-нибудь интересное на прощание? Перед тем, как я убью тебя?

Усмешка скользит по ее губам.

- Тебе будет интересно узнать... перед тем, как ты умрешь...

Я спокойно жду продолжения.

- ... Твой сын был среди тех детей, которых ты умертвил по дороге сюда. Наверное, лицо мое дрогнуло, потому что Энджи теперь улыбается во весь рот.

- ...Ты перерезал ему горло своими собственными руками. Знаешь, а это ведь был и Ее сын тоже. Той, которую ты любил. Хороший подарочек мертвой любви. И хороший подарок нам, Джек, - она выдерживает паузу. -Потому что исходник любого, кто умирает в Цитадели, записывается в архивы моей Госпожи. Те дети... Представь, как легко станет манипулировать ими, теперь, после того, как ты убил их. Послушный агент Матрицы. Твой сын будет верным слугой Госпожи. Когда-нибудь я возьму его к себе в команду. Может быть, на место Филипа.

Давай, Вир...

- Я убью тебя, - просто обещаю я. - А потом доберусь до твоего бэкапа и сотру его.

Боль пронзает мою правую руку.

Я поворачиваюсь, рефлекторно производя необходимые манипуляции с тканью Матрицы.

Пули летящие ко мне становятся расплываются лужицами металла на мраморном полу.

На лице Виктора гримаса ненависти. Мы на несколько мгновений сплетаемся в вихре схватки - и расходимся, чтобы перевести дух и оценить диспозицию. Сзади на меня налетает Энджи. Я блокирую удары, уворачиваюсь и проделываю акробатические трюки. Потом - снова очередь Виктора. Они избрали грамотную тактику. У них есть время на восстановление - в промежутках между раундами, а у меня - нет. Моя правая рука немеет. Я начинаю пропускать удары. Если вы из тех, кто предпочитает представлять агентов в виде программ, скажу вам иначе: некоторое количество моих подпрограмм "виснет", перестает функционировать должным образом, а мне некогда не то, чтобы устранить причину, но даже - удалить не работающие блоки и запустить запасные.

Так не может продолжаться долго. Вдвоем они вымотают меня. В конце-концов застопориться основная программа и я умру. Уйду в небытие. А Сохмет заполучит мой исходник. Интересно, восстановит ли в таком случае основная Матрица мою личность из бэкапа - там, в другой реальности? А что получиться если меня восстановит Матрица там и Сохмет - здесь? Два агента Джека?

Внезапно бой прекращается. Я замираю, теряя драгоценные секунды. Потом начинаю диагностику и перезапуск поврежденных подпрограмм, акцентируя внимание на защитных и боевых.

Это Вир, закончивший разбираться с огненной кошкой решил взяться за Энджи. Черт бы его побрал. Я предпочел бы, чтобы он выбрал Виктора.

- Ты заработал нервный тик, ты знаешь это? - спрашивает меня мой враг. Враг. Теперь в этом нет сомнений. Он стал моим врагом с той самой минуты, когда полюбил ту же женщину, что и я. Любовь... Как причудливо влияешь на происходящее в этом мире! Что было бы если?...

Нет времени задавать вопросы. Нет времени думать об этом.

- Знаю, - отвечаю я, ощущая как дергается моя правая щека. -Это возвращается моя похороненная человечность.

- Она говорила, что когда ты в ярости, у тебя отвратительно дергается лицо, - усмехается Виктор. - Но по ее словам, это была всего лишь одна из твоих наименее отвратительных черт.

На этот раз атакую я. Никаких пауз на перенастройку и диагностику. Состязание на выносливость - у кого раньше откажут основные программы?

Минута...

Двадцать один процент повреждений...

Две...

Тридцать шесть процентов...

Три...

Сорок процентов ровно...

Четыре минуты двадцать одна и шесть сотых секунды - здесь я пропускаю удар.

Трещат ломаясь, ребра, защитные системы ревут, кровь бешено стучит в висках - потери составляют семьдесят три процента...

Ждет тебя парусник, мною придуманный...

Пять минут...

Семьдесят пять процентов... Три четверти.

Голуби прячутся,
В небо не хочется,
В списке не значится,
И значит не молится...

Семь с половиной минут. Я выиграл.

У меня осталось еще двенадцать процентов, а у Виктора -меньше трех. Основные программы отказали, он не может двигаться, но все еще здесь. Два безумно длинных и долгих шага.

Он смотрит на меня.

Когда-то Она любила его. Сможешь ли ты?..

Я бью его ногой в лицо. Хрустят кости... Я бью еще и еще... и еще... А потом стою, весь дрожа, восстанавливая работоспособность, над изувеченным телом.

Вир и Энджи куда-то исчезли.

Девяносто два процента восстановлено... Матрица вздрагивает.

Этого достаточно. Остальное - по пути и я лишь надеюсь, что Вир выполнил свою миссию. А я бегу дальше - туда, где посреди зала, стены которого теряются в дымке, стоят друг на против друга Высший AI-9, носивший человеческое имя -Саймон, и Древняя Сила, воплотившаяся в Сохмет. Воздух вокруг них потрескивает от жара. По полу струятся в причудливых завихрениях пыль и песок, попавшие в потоки изменений Матрицы. Это напоминает то, как металлические опилки выстраиваются определенным образом в магнитном поле. Вот только ткань Матрицы постоянно меняется - и узор никак не может сложиться.

Я успеваю подумать, что было бы эффектно, если бы в воздухе, между двумя этими безумцами, висело в воздухе тело Алисы. Киношники обожают такие трюки. Но девушка скорчилась на полу в стороне, чуть слышно поскуливая от страха... В ней не осталось ничего человеческого - лишь животные инстинкты вырвались наружу.

Девятый что-то говорит.

Его слова растянуты во времени и мне требуется несколько секунд, чтобы собрать их и понять смысл.

- Используй Алису.

Все что тебе нужно, да, Высший?

Сохмет тоже говорит что-то.

- Подумай о сыне.

Поздновато вспомнила, стерва.

Сто процентов работоспособности...

Все. Лучше уже не будет.

- Я не собираюсь помогать никому из вас, - говорю я.

Они превращаются в статуи. Потом песок замирает, а пыль медленно оседает на пол.

Высший и Древняя разом поворачиваются ко мне.

 

10

Мрачные подземелья Сиона служат домом тысячам отключенных, которые ищут способ спасти мир. Агент Inity, ищет в Матрице своего друга, но не может найти. Темный Город терпеливо ждет визита следующего из своих детей, ищущих ответы. Робкими поцелуями обменивается парочка влюбленных, ищущих смысл жизни друг в друге. Ищет путь к Власти и Силе Филип, полный ненависти и решимости отомстить. Цитадель содрогается в корчах и замирает, когда тот, кого знают как Вира, неуверено поднимается с пола и облизывает шерсть, перепачканную кровью агента Энджи. А правда заключается в том, что людям вовсе не нужны новые Боги, потому что люди хотят сами определять свою судьбу.

 

10a

- Что это значит? - в унисон спрашивают меня оба.

Я скрещиваю руки на груди и начинаю речь, отсчитывая шаги. Мне надо преодолеть половину круга, потому что эта парочка стоит как раз между мной и Алисой.

- Я нашел Темный Город, Саймон, - говорю я. - И получил ответы. Ты удивишься, если узнаешь, сколь много я теперь знаю о твоем прошлом... Например, мне известно, что Девятым из AI должен был стать человек по имени Николас, один из разработчиков второй Матрицы. А ты - его ближайший помощник, оставался "за бортом". Скажи мне, Саймон, была ли смерть Николаса случайной?.. Да, твоя вина не была доказана, и за неимением более подходящей кандидатуры Девятым стал ты... Правда, испытывая разумные сомнения в тебе, разработчики внесли некоторые дополнительные ограничения. Было очень неприятно обнаружить их, правда, Саймон? И тебе очень хочется избавиться от них. А ты, Сохмет, воплощение Силы? Знаешь, а ведь я так и не выяснил откуда вы - Древние взялись. Одна из теорий говорит, что вы - Высшие первой Матрицы. Другая - что вы - осколки разума Athena-2, того, кто должен был руководить исходом людей отсюда... В любом случае лично твои методы, Сохмет, вызывают у меня определенные опасения, а если Саймон в чем-то и не врал мне, так это в том, насколько опасно твое слияние с Алисой. Ни один из вас не заслуживает доверия.

- Ты - всего лишь агент. Игрушка. Я манипулировала тобой на протяжении всей этой истории, - улыбается Сохмет.

- И что ты собираешься делать? - спрашивает Саймон, настороженно следя за мной.

- Признаться, тут я зашел в тупик, - я развожу руками, обескуражено улыбаясь...

Нож выскальзывает из моего рукава и начинает полет - как минимум две секунды...

Одновременно я бросаюсь вперед, на тот случай - если ножа окажется недостаточно.

Я предпочел бы воспользоваться огнестрельным оружием, но они ни за что не подпустили бы меня настолько близко...

Сохмет взрывается криком ярости. Нож изменяет траекторию в нескольких дюймах от груди Алисы. Саймон сталкивается со мной в прыжке, мы с ним катимся по полу - и

Древняя, воспользовавшись моментом, наносит удар.

Цитадель содрогается куда ощутимее, чем прежде. Исходник Саймона вспыхивает настолько сильно, что я теряю ориентацию, заблудившись в потоках света. Потом приходит тьма.

И снова - свет, редкие полоски, постепенно соединяющиеся в цельную картину. Я - это еще я. И я еще здесь. Прошло совсем немного времени, хотя Сохмет чудом не пришибла меня вместе с Высшим.

- Ты стерла его, - хриплю я.

- Да. Начисто. Мне, наконец, удалось сделать это. Основная Матрица не получит сигнала о том, что AI-9 был стерт, а значит не восстановит его из бэкапа. Некоторое время Высших будет лишь восемь, что открывает, скажем так, интересные перспективы. Прими мою благодарность, Джек.

- Не за что. Это произошло помимо моей воли. Алиса...

- Жива. Твоя дурацкая попытка убить ее, к счастью, не удалась. Чего ты намеревался достичь? У меня все равно есть ее бэкап - я восстановила бы ее и начала все с начала. Только без противодействия Саймона, все получилось бы намного быстрее.

Я пожимаю плечами.

- Старался выиграть время, наверное.

- На что бы ты там не надеялся...

Сохмет внезапно замирает.

Жаль. Я надеялся, что она сначала прикончит меня.

- Вот оно что, - в глазах Древней разгорается пламя. - Как тебе это удалось?

- Пусть это останется моим маленьким секретом, - криво улыбаюсь я. -Темный Город - просто кладезь самой разнообразной информации...

Надеюсь, это отвлечет ее внимание от Вира.

- Ты стер базы данных с моими бэкапами. И если бы убил девушку...

Киваю.

- Ты осталась бы с носом.

- Я была так близка к поражению, - бормочет она. - И даже не подозревала об этом... А сколько материала потеряно! Возможно, мне удастся кое-что восстановить, но все же...

- Попробуй-попробуй, может и получиться.

Со злобным весельем она смотрит на меня.

- Я не убью тебя, не надейся, Джек. Тебя ждет вечность в Цитадели. Я буду работать над тобой старыми проверенными методами, ломая твою личность, пока ты не станешь моим слугой, частью меня самой... Как Энджи. Мне ведь нужно кем-то заменить ее, Джек. Как тебе такая перспектива.

- Не очень привлекательно.

На переферии зрения виднеется мой нож, лежащий на полу. Я оцениваю расстояние...

- Э, нет!

Она ломает мою и без того потрепанную защиту, захватывая управление основными программами. Я замираю, не в силах пошевелиться.

Что-то подхватывает меня, поднимает на ноги и толкает к стене, где я замираю неподвижной статуей.

- Я займусь тобой позже, Джек, когда наведу порядок в своих Владениях и подчиню своей воле эту девчонку.

Эта девчонка сожрет тебя, Сохмет.

У самых дверей Древняя оборачивается и пристально смотрит на меня.

- А ты не хочешь перейти на мою сторону, Джек? Добровольно? Это сэкономило бы мне время, а ты... Ты мог бы занять место Девятого.

А потом утешь свое сердце,
пусть твое сердце забудет
О приготовленьях к твоему просветленью.
Следуй желаниям сердца,
пока ты существуешь...

- Я так понимаю, это значит "нет". Ну и глупец же ты, агент.

 

 

Я застыл в неподвижности, скованный подавляющей подпрограммой и могу только наблюдать за тем, как движется по полу песок, реагируя на изменения в ткани Матрицы. Я жду когда песок задрожит и взорвется неистовым вихрем, приветствуя рождение нового аватара. Мне остается только надеяться на то, что мы выиграем в конце. Мы - Стражи Порядка. Мы всегда выигрываем... по крайней мере, очень хотелось бы в это верить.

 


Attention! You are viewing OLD version of the page. Click here for the new version of Other Side/Matrixagents.net site:
http://www.matrixagents.net.
Please update your links and bookmarks.