Матрица: счастье в неведении

 

(с) Антон Бородько

 

Город жил своей обычной жизнью-по тротуарам бесконечной рекой текла толпа, дороги были запружены автомобилями. Люди стояли на светофорах, шли, бежали куда-то, обедали в закусочных, смотрели телевизор, занимались любовью. У всех или почти у всех была цель в жизни, были проблемы и были приятные моменты, черные и белые полосы. И никто не знал, что все их бытие уместилось в бесконечно длинных строчках светло-зеленых символов на черном фоне. . .


«Горизонт» мчался над руинами некогда пышущих жизнью городов, от которых ныне остались только серые бетонные обломки. Ни один луч солнечного света не мог пробиться через бесконечную пелену грязно-черных облаков, и лишь галогенный свет электромагнитных отражателей корабля превносил некое разнообразие в унылый пейзаж. Руины были мертвы-по-крайней мере, неоднократно посылаемые туда Зионом поисковые экспедиции ничего, кроме мутировавших крыс, не обнаружили. Неудивительно-ничто не могло выжить в адском холоде вечной ночи.
Внутри корабля было тепло и достаточно уютно. Конечно, не «люкс», но жить вполне можно. «Горизонт» был меньше, скажем, чем легендарный «Навуходоносор» Морфеуса. «Горизонт» вообще был едва-ли не самым маленьким кораблем во всей флотилии Зиона. Но у малого размера были свои преимущества-в частности, скорость и маневренность значительно выигрывали. От «стражников», конечно, не сбежишь, но затеряться в лабиринтах гораздо проще.
Команда состояла из четырех человек - бледный, низенький Мегабайт-капитан судна, Фолт-симпатичная восемнадцатилетняя девушка, их оператор Воид-высокий парень, уроженец Зиона и, наконец, новичок Глитч, вышедший в свой первый рейд-ему едва-едва исполнилось девятнадцать. Из Матрицы его вытащили 2 года назад и после этого он горел желанием хоть как-то отомстить за тот обман, в который Матрица превратила его жизнь. Сегодня такой шанс ему представился.
Это была разведывательная миссия. Сбор информации о происходящих в Городе событиях с целью последующего анализа и выявления сил, которые смогут составить костяк будущего сопротивления внутри Системы - партизанские вылазки исчерпали себя-так им обьяснили в Штабе-агенты стали слишком умны.
Конечно, можно было наблюдать за жизнью «там» извне-достаточно было подогнать корабль на достаточную для трансляции глубину и преспокойно смотреть бесконечное «реалити-шоу», но это было не то. Это не давало ощущения атмосферы, не позволяло слышать отдельные разговоры, не позволяло узнать-чем живут «подключенные» и, самое главное-чем они недовольны?
Зачем, спросите, выискивать недовольных?Потому что именно недовольные будут теми, кто, при необходимости, полезут грудью на амбразуры и под пули агентов, потому-что нет для человека слаще мысли, что во всех его бедах виноват не он, а кто-то другой. Или что-то другое. Хотя, конечно, Матрица зачастую предоставляет человеку свободу выбора. Свободу сна.



«Горизонт» вышел на достаточную для вещания глубину. Они собрались в кают-компании для последних перед уходом инструкций.
-Запомните, вы не партизаны. Ваша задача-сбор и анализ информации. На миссию отводится три часа. Фолт, ты постараешься как можно больше общаться. Глитч, твоя задача-сбор прессы. Тебе будет достаточно прикоснуться к газете, чтобы скопировать ее в банк памяти. Мы должны знать, что происходит там, внутри. Воид и я остаемся здесь. Теперь дальше, -капитан повернулся к Глитчу, -Ты отправляешься в северо-восточный квадрат Города. Этот сектор патрулируется агентом Гордоном. Надо ли продолжать?
Глитч помотал головой.

. . . Агент Гордон. Мрачная легенда Матрицы. Он появился в северо-восточном квадрате около трех лет назад и с тех пор даже самые матерые хакеры опасались там появляться. Агент Гордон. . . Про него ходило много легенд. Его боялись и уважали-говорили, что он никогда не мучает своих жертв допросами, а вместо этого по-возможности просто дает пистолет с одним патроном-застрелиться. Об опасности Гордона говорил и тот факт, что он работал в одиночку. И при этом по результатам был чуть-ли не на голову выше агента Смита и его команды. В частности, рассказывали историю о том, как однажды, во время погони по крышам за хакершей по-кличке Пиксел, он, изрядно ее напугав и заставив сигать с одного дома на другой, быстро «перескочил» в тело одного из обывателей, идущих снизу по улице, и когда Пиксел в очередной раз перепрыгивала на другую крышу, разрядил в нее снизу всю обойму из своего «Дезерт Игл». . .
-Почему северо-восточный сектор? -спросил он у Мегабайта. Тот ответил, слегка помедлив:
-Там сосредоточена основная масса печатных ларьков.
Странный довод, ну да ладно-в конце-концов, командование не обязано обьяснять простому рядовому всю глубину своих планов. Северо-восточный-значит северо-восточный, и точка.

Они расположились в потертых креслах с типичными отверстиями в подголовниках. Отрегулировали высоту и положение тела-три часа-не шутка, а кому охота, чтобы все тело потом болело и ныло от неудобной позы?
Воид с Мегабайтом расположились возле терминала корабельного мейнфрейма, сосредоточенно глядя в мониторы. Наконец, капитан оторвался от зеленых строчек и подошел к сидящим. Ободряюще улыбнулся Фолт, отечески похлопал по плечу Глитча и сдвинулся назад, пропав из поля зрения. Глитч знал, что делает сейчас капитан-снимает с держателей и подносит к подголовникам их кресел два провода с гранеными шипами на конце.
Глитч впился взглядом в Воид-ну когда же, когда?Это был его первый, настоящий, заход в Матрицу спустя два года после отключения. и он жаждал этого. И он этого боялся.
. . . Он не осознал момент перехода. Вот Воид быстро перевел взгляд с монитора на капитана и обратно, вот слегка качнулся подголовник кресла. . . вспышка, секундная боль адаптации центральной нервной системы к новому мощному сигналу, заглушившему естественный, ощущение падения в пропасть и вот. . . и вот они с Фолт, одетые в стильные, черные одеяния, стоят в темном грязном подвале. Рядом с ними стоит старый, полуразвалившийся круглый стол с черным, дисковым телефоном, который только-что перестал звонить. Переход прошел успешно. Миссия началась.
. . . Вышли из подвала на свет. Искусственный свет искусственного солнца искусственного мира. Последний раз переглянулись и разошлись-их пути лежали в противоположном направлении.
Возле первой же витрины он остановился, зачарованно оглядывая свою одежду-стильный костюм-тройка, белый платочек в петлице, сияющие черные туфли, идеальная прическа и очки без оправы. Денди. Воид постарался на славу, ничего не скажешь.
Нет, он не был стилягой или пижоном, но за два года прозябания в голоде и холоде реального мира, когда всей его одеждой были лохмотья, оставшиеся еще от прежнего мира, он соскучился по нормальной одежде. А уж тем более-по такой.
Еле найдя в себе силы оторваться, он двинулся вверх по «Линкольн-вэй»-большой, оживленной улице, уставленной модными бутиками, ведущей прямехонько в северо-восточный квадрат Матрицы-в логово зловещего агента Гордона.


В полицейском участке Города царило невероятное оживление-в перерыве между поеданием пончиков сержанту Хилл и Блоурайдер решили померяться силами в армрестлинге, и сейчас та часть отдела, которая была не на выездах, собралась вокруг стола, за которым, пыхтя и кряхтя, сидели два здоровяка, тужась завалить руку соперника.
Директор участка Капитан Льюис, здоровенный толстый негр, словно вышедший из полицейского сериала, снисходительно относился к забавам своих подчиненных, коль скоро они не пересекаются с прямыми служебными обязанностями.
Он уже подумывал-не присоедениться ли к болельщикам, как вдруг зазвонил телефон, стоявший на его столе. Капитан взял трубку.
-12-ое окружное отделение полиции Города, капитан Льюис, чем могу помочь
-. . . . . . . . . . .
Глаза капитана округлились.
-Понял, выезжаю. Спасибо за сотрудничество, сэр.
Швырнул трубку, пулей вылетел из кабинета.
-Собирайтесь, -бросил он ошеломленным подчиненным, -у нас федеральный подозреваемый.
Опрокидывая стулья, полицейские ринулись к выходу.

Глитч стоял у очередного прилавка, листая новостной журнал и как-бы невзначай прикасаясь к нему часами-в эту секунду обьект «журнал» копировался в память корабельного мейнфрейма. Еще один кусочек мозаики. И еще один. И еще. Будет над чем поработать аналитикам.

Его радостные мысли прервали характерная вибрация и попискивание. Он порылся во внутреннем кармане пиджака и извлек мобильный телефон.
-Алло?
-Глитч, это Воид. У нас проблема. Похоже, тебя засекли.
-О господи.
-Они уже идут.
-Где выход?
-Далеко. «Линкольн-вэй», 17.
-Но это же. . это же в пяти километрах отсюда, не меньше.
-Я знаю, но ближе не получается. Извини.
-Что мне делать?
-Беги. Не стой на месте. Они в одном квартале от тебя, возможно, даже ближе. Телефоном не пользуйся-запеленгуют.

Он покрылся холодным потом. Противная слабость пронзила ноги. Потом он одумался и ринулся ловить такси….

. . . Один из полицейских волей случая оказался позади своих, бегущих по «Линкольн-вэй», коллег. Внезапно он резко остановился и закричал. Все его тело свели дикие конвульсии. Он менялся на глазах-стал выше, лицо «плыло»… Спустя несколько секунд все было кончено-на месте офицера полиции появился высокий человек в дорогом костюме от «Армани», безукоризненным пробором, слегка оттопыривающимся левым плечом и закрученным в спираль проводком, подключенному к маленькому наушнику в правом ухе. На глазах-дорогущие солнцезащитные очки. Прохожие шокированно раступались, но тут в дело вмешалась Матрица и люди стали на глазах терять интерес к происходящему-в их лежащие в ячейках, опутанные проводами, тела, стали ударными дозами поступать транквилизаторы. Через пару минут все произошедшее будет казаться им дурным сном. Человек накрыл наушник ладонью, прислушиваясь к чему-то. Затем развернулся и побежал вниз по улице, в направлении дома номер 17.

-Воид, я Фолт. Миссия завершена. Что с Глитчем?
-У него проблемы. Его засекли. И, похоже, Гордон там.
-Черт. . .
-Это неважно. Приступай к эвакуации. Угол «Линкольн вэй» и «Рузвельт-стрит». Платный таксофон.
-Это в двух шагах.
-Действуй.

Одетая в стильный черный костюм из латекса девушка закрыла панель мобильника, засунула его в карман и быстро зашагала прочь, проталкиваясь через толпу и привлекая своей стройной, туго обтянутой резиной, фигуркой, восхищенные взгляды мужчин.

Быстро вечерело.

Глитч убегал от распахнутых дверей такси и двух трупов полицейских, что хотели проверить у него документы. Бежал, уже понимая, что все кончено. Бежал в никуда.
Свернул в какую-то подворотню. Заскочил в подъезд, который оказался сквозным, выбежал вновь на улицу.
Через толпу людей протискивался мужчина, одетый в строгий деловой костюм. Он резко отличался от прочих пешеходов тем, что несмотря на темное время суток не снял свои солнцезащитные очки. Замер, заслонил ладонью правое ухо, прислушиваясь к передаче. Резко свернул на маленькую, прилегающую к «Линкольн-Вэй» улочку. Побежал резвым аллюром, небрежно ступая дорогими начищенными ботинками прямо по грязным лужам, в которых отражался желтый свет уличных фонарей.

За поворотом улочка внезапно закончилась тупиком. Глитч резко остановился, едва не врезавшись в стену. Растерянно оглянулся. Ведь тут не должно быть тупика. Неужели?. . . Внезапная догадка поразила его-ну конечно!Он не обратил внимания, как по-дороге ему попались даже не две, а три одинаковых собаки. Дежа-вю, причем очень мощное. Как раз такое, чтобы поставить посреди улицы каменную стену. Значит, его засекли.
Прислушался. Вдали раздавалось приближающееся хлюпанье-кто-то бежал, даже не заботясь о том, чтобы не замочить обувь в лужах. . . . или дорогие начищенные ботинки вкупе с костюмом от «Армани».
Глитч выхватил пистолет и повернулся лицом к повороту, за которым уже маячила тень человека со зловещей спиралью провода, подходящей прямо к правому уху.

Агент Гордон едва-едва выскочил из-за угла, когда Глитч открыл огонь из своей «Беретты».
Нет, агент не стал уворачиваться. Вместо этого он молниеносно выхватил из кобуры свой «Дезерт Игл» и стволом принялся. . . отбивать пули. Пистолет и правая рука Гордона «размазались» в воздухе, заплясали искры.
Боек сухо щелкнул, замер затвор. Стрелять было нечем. Глитч отшврырнул в сторону бесполезное оружие и приготовился умереть. Однако вместо того, чтобы стрелять, агент, быстро осмотрев покрытый выщерблинами ствол, сунул пистолет обратно в кобуру. Поднял покрытые зеленым стеклом глаза на Глитча. И спокойно пошел прямо на него. Закричав, Глитч кинулся в драку.
Впечатление было такое, будто дерешься с железной куклой. Парень мгновенно отбил себе руки и ноги о тело агента, а тот словно не замечал ударов. Затем молниеносно пнул Глитча носком ботинка в живот.
Это было похоже на удар средневекового тарана-жуткая боль, затем ощущение того, как под действием гигантской инерции ноги отрываются от земли, три секунды полета и, наконец, страшный удар спиной о кирпич.
Глухо застонав, парень сполз на землю. Сверху обильно сыпалась кирпичная крошка. На стене, там, где он в нее врезался, остался солидный отпечаток.
Гордон неторопливо одернул пиджак, поправил очки и замер, выжидая.
Глитч постарался встать. Не смог-страшная боль в животе разорвалась кровавой бомбой. Он застонал и снова повалился на землю. Внезапно он услышал приближающиеся шаги. Инстинктивно попытался отползти, чувствуя неминуемую гибель, но разбитое страшным ударом тело не слушалось. Шаги, приблизившись, замерли. Глитч зажмурился.
Сильные руки схватили его за шкирку и, резко оторвав от земли, поставили на ноги. Не устояв, он привалился спиной к стене, накрыв ладонями место удара.

-Здравствуйте, мистер Джонсон.
Глитч вздрогнул-когда-то это была его фамилия. А точнее-два года назад.
Он поднял глаза на агента-тот смотрел спокойно и без всякой издевки. И убивать, похоже, не собирался.
-Не называйте меня так, -выдавил он, -меня зовут Глитч!
-Глит-ч, -с расстановкой произнес агент, словно пробуя слово на вкус, -а вы уверены, что это ваше настоящее имя?, -сделал он ударение на слове «настоящее».
-Да иди ты к черту, -с ненавистью прохрипел парень, -меня зовут Глитч, ты понял, морда виртуальная, ГЛИТЧ!!А имени у меня никогда не было.
-Глит-ч, -невозмутимо продолжил агент, -а по-моему, у вас было имя. Вас звали Дональд Джонсон, если я не ошибаюсь.
Глитч оскалился:
-Да пошел ты! Это имя дали мне вы, вместе со всей этой бутафорией.

Фолт вынырнула из виртуального дурмана и сразу поняла, что происходит что-то нехорошее. Нахмурившиеся Мегабайт и Воид напряженно рассматривали мониторы.
Кивнув ей, Мегабайт подошел к ее креслу, вытащил из кабель и вновь вернулся к оператору.
-Что случилось?, -настороженно спросила она.
-Гордон взял Глитча, -не поворачиваясь, ответил Воид.

-Бутафория, мистер Джонсон?
-Не было у меня жизни.
-А ваши родители?
-Они мне не родители.
-Вы так уверены?
-Агент, ты прекрасно знаешь, что я не родился от матери-меня «вырастили» в пробирке на плантациях.
-Но «вырастили», -агент снова «попробовал» слово на вкус, -вас из генетического материала ваших родителей, поэтому они действительно ВАШИ родители. Майк и Селена Джонсон, если я не ошибаюсь. Вы имеете хоть малейшее представление о том, как они тосковали по вам с тех пор, как вас «отключили»?
Зарычав от бессилия, Глитч кинулся на агента. Тот лишь хлестко ударил его в грудь основанием ладони и парня вновь швырнуло спиной на кирпич. Перехватило дыхание.
-Чего ты хочешь, агент?, -с ненавистью прохрипел Глитч.
-Я хочу помочь вам, мистер Джонсон.
В душе забрезжила сумасшедшая надежда.
-Хочешь помочь?Тогда отпусти меня к моим друзьям!
-Друзьям?Друзьям??, -невероятно, но Гордон улыбнулся, -вы считаете ИХ своими друзьями?
-Что ты хочешь сказать, агент?, -насторожился Глитч.
-Скажите, мистер Джонсон, почему вас сюда послали, как вы считаете?
-Тебе-то какое дело?
-Да в общем-то, никакого. Просто вам не кажется странным, что вас послали в самый центр северо-восточного сектора, туда, где я просто не мог вас не заметить?
Вообще-то это действительно было странно.
-Это ни о чем не говорит.
-Не говорит?А вам не кажется, что вас попросту подставили?, -в голосе агента лязгнул металл.
-Чушь. Бред. Не верю.
-. . . Я гонялся по-всему сектору за вами, в то время как ваша напарница преспокойно выполнила свое задание и «вышла».
-Нет. . . этого не может быть. Я не верю тебе, агент.
Внезапно Гордон полез рукой за отворот пиджака. Глитча пробил холодный пот-неужели сейчас агент убьет его?Но тот лишь достал из внутреннего кармана мобильный телефон и протянул его Глитчу.
-Послушай.
Парень приложил телефон к уху.
Щелчок.

«Воид, я Фолт. Миссия завершена. Что с Глитчем?
-У него проблемы. Его засекли. И, похоже, Гордон там.
-Черт. . .
-Это неважно. Приступай к эвакуации. Угол «Линкольн вэй» и «Рузвельт-стрит». Платный таксофон.
-Это в двух шагах.
-Действуй. »

-Угол «Линкольн вэй» и «Рузвельт-стрит»?Но ведь это было в двух шагах от меня, -вырвалось у Глитча.
Агент лишь молча кивнул.
Невероятно. Неужели его предали?Не хочется верить, и разговор может быть сфальсифицирован, но действительно-какой смысл посылать его за газетами прямо Гордону под нос?Ведь если смотреть здраво-у него не было ни единого шанса. И потом-газеты можно было покупать где угодно!Почему именно здесь?Неужели правда его использовали как приманку?
Глитч сел на корточки и обхватил руками голову. На глаза навернулись слезы.

Мертвую тишину прервал голос капитана:
-Нам пора уходить.
-А Глитч?, -вскинулась Фолт.
-Через двадцать минут здесь будут «стражи». Мы не можем рисковать. Наша миссия слишком важна, чтобы проваливать ее из-за одного члена экипажа.
Фолт опустила глаза.

Где-то с минуту Глитч переваривал сказанное Гордоном. Затем поднял глаза на него. Агент невозмутимо смотрел на парня с высоты своего роста через тонкое стекло дорогих очков.

-Чего ты хочешь?
-Помочь.
-Я не буду с вами сотрудничать. Если друзья предали меня, то ты предашь и подавно. Убей меня. Просто убей. Я не хочу жить.
-Вы помните Джейни, мистер Джонсон?

Слова агента были подобны удару молнии.

-Что. . . . что вы с ней сделали?, -прошептал Глитч.
-Мы?Ничего. Абсолютно ничего. А даже если бы и сделали-это было-бы пустяком по-сравнению с тем, что сделали с ней ВЫ, мистер Джонсон.
-Замолчи. . . .
-Вы хоть знаете, ЧТО она испытала?
-Заткнись. . . . она меня наверняка уже забыла. . . . уже встречается с другими парнями. . . .
-О да, она встречалась с парнями. . . . раза два или три. . . . и перестала, потому что не могла забыть вас, мистер Джонсон, потому каждую ночь она ревела в подушку, не понимая, почему и за что вы ее бросили. Она так и не смогла забыть вас, в то время, как вы играли во взрослые игры. И она ждала вас. И ждет до сих пор.
Глитч (или уже Дональд Джонсон?) сидел под стеной , уткнул лицо в ладони. Его плечи содрогались от беззвучных рыданий, сквозь пальцы на грязный асфальт капали слезы-слезы истосковавшегося по нормальной жизни, а главное, по обычному человеческому теплу, парня. Только сейчас он понял, как же ему не хватало Джейни, его любимой, маленькой Джейни, что снилась ему в Зионе почти каждую ночь. Господи, зачем он сел два года назад в черный «Кадиллак»?Зачем он выпил тогда эту чертову красную пилюлю?Да пропади оно все пропадом!
-Я могу вернуть вам ее. Могу вернуть вам все. Если вы захотите.
-Я согласен. . . . согласен на все, -прошептал он трясущимися от плача губами, -что я должен сделать для этого?
-Для начала вы должны умереть, мистер Джонсон, -спокойно ответил агент.

Заорала сирена. Команда кинулась к мониторам, в момент забыв о спокойно лежавшем на кресле Глитче.
Боевые компьютеры вывели на экран картинку троих, похожих на спрутов, машин. «Стражи»-беспощадные патрульные реального мира.

-Как. . . . умереть?
-К сожалению, у меня нет возможности извлечь ваше тело из корабля. И потом, у меня есть сильное подозрение, что ваши бывшие коллеги вот-вот покинут глубину передачи и тем самым убьют вас. Поэтому мне необходимо оцифровать вас, мистер Джонсон. Вы станете жить в Матрице, не имея физического носителя, но разницы не почувствуете. Вы готовы?У нас очень мало времени.
Глитч глубоко вдохнул и выдохнул. Закрыл глаза и представил себе Дженни-когда он в последний раз видел ее 2 года назад.
-Я готов, -произнес он, не раскрывая глаз.
Правая рука Гордона скользнула за пазуху-туда, где в кожаной заплечной кобуре покоился грозный «Орел Пустыни» калибра . 50 .
Щелчок-агент снял пистолет с предохранителя. Медленно-медленно (или это только кажется?) поднял оружие.

-Воид, отключай его!Пора уходить! (Мегабайт)
-Нет!Мы не можем его убить! (Фолт)
-Есть, командир! (Воид)

Гордон нажал на курок. Грохнуло. Пуля пробила тело Глитча насквозь и впилась в кирпичную стену. Еще выстрел. Еще. И еще.
Сначала пропало осязание-он перестал чувствовать руки и ноги. Стало холодно. Дыхание затруднилось. Мир вокруг померк, и Глитч провалился в бесконечный мрак.

«Горизонт» несся над развалинами, отчаянно пытаясь «стряхнуть» с хвоста «стражей». Маленький кораблик нырял в расщелины, едва не вспахивая носом землю, затем наоборот взмывал к черному, беззвездному небу. Постепенно «спруты» отстали. Можно было передохнуть и остудить раскалившиеся отражатели.



Где-то в глубне Главного Компьютера инициировалась новая программа.

. . . Обьект-Дональд Джонсон. . . .
. . . Номер 7724532252523512452345987293568-1. . . .
. . . Функция-перехват/сохранение сознания. . . .
. . . Запущен демон перехвата сознания. . .
. . . Идет перехват сознания. . . 1%. . . . 3%. . . 7%. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 99%. . . 100%. . . . перехват сознания завершен. . . .
. . . . Демон сохранения сознания активирован. . . .
. . Идет сохранение сознания. . . 1%. . . . 3%. . . . . 7%. . . . . . . . . . . . . . 99%. . . . 100%. . . .
. . . Сознание сохранено. . . .
. . . Реинициализация обьекта номер 7724532252523512452345987293568-1. . . .
. . . Реинициализация завершена. . . .

. . . Вздох. . .
. . . В глаза влился яркий свет. . .
. . . Послышалось гудение машин. . .
. . . Он ощутил свое тело. . .
. . . Пошевелил руками и ногами. . .
. . . Он был жив. . .

В корабле повисла тишина. Лишь в уголке тихо всхлипывала Фолт, глядя на накрытое грязной, промасленной тряпкой тело Глитча, которому так и не суждено было вернуться с первого задания. Воид, нахмурившись, молчал, Мегабайт прятал глаза.

Глитч, а точнее, Дональд Джонсон, полушел-полубежал по улице, нетерпеливо распихивая толпу. Гордон сказал, что Джейни учится в колледже, расположенном где-то здесь. Ну где, где-же он?Неужели агент обманул?
Череда высотных зданий, типичных для Города, внезапно прервалась уютным сквериком городского колледжа. Аккуратный газон, гравиевые дорожки, деревца, полулежащие фигуры студентов там и сям. Молодежь удивленно разглядывала парня, одетого в строгий черный костюм, который можно было даже назвать франтоватым. Парень бешено озирался вокруг, его глаза шарили по людям, он словно кого-то искал.
Пару раз ему показалось, что он увидел ее, но это были просто похожие на Джейни девушки.
Сообразив, что глупо носиться вокруг, ища ее, когда можно просто подождать здесь, он опустился на скамеечку, стоявшую неподалеку. Он был готов сидеть на этой скамейке всю оставшуюся жизнь.
Она вышла из колледжа через 3 часа. Все это время он, как привязанный, неотрывно смотрел на парадный вход. От такого напряжения в глазах все «плыло», но он боялся даже моргнуть. И вот, в очередной раз наружу повалила разномастная толпа студентов и студенток. И где-то под конец вышла она.
Словно миллион вольт пропустили через его нервы. Пульс подскочил где-то в пятнадцать раз, легкие прокачивали тонны кислорода за один вдох.
Она совсем не изменилась. Те-же хрупкие плечики, такая-же, слегка сгорбленная, беззащитная фигурка, те-же длинные, прямые волосы и грустные, очень грустные серые глаза. И она была одна. Он боялся, что она все-таки встречается с кем-то другим, но она была одна.
Он вскочил со скамейки и бросился к ней.
-Джейни!, -его голос от волнения сорвался на хрип, -Джейни!
Она вскинула голову и их глаза встретились.
-Дональд, -прошептали ее губы.
И она тоже рванулась к нему через толпу, расталкивая в стороны сокурсников и сокурсниц, словно боясь, что он может исчезнуть подобно миражу.
. . . Когда он обнял ее, он понял, что больше никогда не позволит ей исчезнуть из его жизни. . .

-Где ты был?
-Далеко. . .
-Далеко-это где?
-Не могу сказать, -его пятерня взъерошила ее волосы, -тебе правда это так важно?
-Нет. . . главное, что ты вернулся. Обещай мне, нет, поклянись, что больше не исчезнешь, -ее глаза словно пронзили его насквозь.
-Не исчезну.
-Клянешься?
-Клянусь, -серьезно сказал он.
И поцеловал ее.

«Гомеостаз», сказал тогда агент Гордон. Равновесие. Без любви нет равновесия. Без равновесия нет Матрицы. Джейни выпадала из Гомеостаза. Вроде бы мелочь, но кто знает?Даже всемогущий Мэйнфрейм не может просчитать все последствия. И поэтому Матрице приходится брать на себя просчитывание идеальных партнеров. На Джейни алгоритм впервые дал сбой-внутри Системы партнера ей не нашлось. И тут, весьма удачно, ее пропавший возлюбленный вновь появился в Городе. . .

Они шли вдвоем по парку. Стояла теплая весенняя погода, легкий ветерок развевал волосы Джейни, делая ее еще красивее. Он говорил что-то, она заливисто смеялась, смотря на него влюбленными глазами, на самом дне которых затаился страх-что, если он опять пропадет?Навсегда?

. . . Я не пропаду, Джейни. Каждый раз, когда я смотрю на тебя, я все больше и больше отдаляюсь от Зиона. Мне плевать, что все это виртуально. Мне плевать, что на самом деле ты лежишь в капсуле, обтянутая проводами, и тело твое плавает в мерзком геле. Ты не там. Ты-тут. Со мной. И будешь со мной до самой смерти. Я люблю тебя. И знаешь, что я понял?
Счастье - в неведении. . .

 

 



Конец

 


Attention! You are viewing OLD version of the page. Click here for the new version of Other Side/Matrixagents.net site:
http://www.matrixagents.net.
Please update your links and bookmarks.